Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Федерализм Повзрослел ли к своему сорокалетию самый молодой кантон Швейцарии?

francois lachat in delémont

Франсуа Лаша объявляет об официальном создании кантона Юра в составе Швейцарии. 24 сентября 1978 года.

(Keystone / Str)

Самый молодой кантон Швейцарии, родившийся в 1979 году, по-прежнему многим в своей политической и экономической судьбе обязан породившей его федеральной системе.

Четыре десятилетия назад в маленьком Делемоне, столице северо-западного швейцарского кантона Юра, тысячи людей собрались на площади Свободы (Place de la Liberté), чтобы отпраздновать рождение кантона.

«Граждане, победа!», — провозгласил отец-основатель кантона Франсуа Лаша (François Lachat). После десятилетий споров, переговоров и референдума Юра была принята как территориально-административная единица своими 25 новыми братьями и сестрами, а 1 января 1979 года она вышла из кантона Берн и стала самым молодым федеральным регионом Швейцарии.

Сорок лет спустя на той же площади та же огромная 200-летняя липа все еще возвышается над покатой булыжной мостовой; еще более старый фонтан в бернском стиле, иронично отсылающий к бывшей «оккупационной силе», все ещё стоит перед ступеньками, ведущими к ратуше; и только любящая фотографироваться семья китайских туристов - редкость в 1970-х – как бы намекает, что времена изменились.

И время действительно прошло — не слишком много, но в случае с Юрой достаточно, чтобы создать функционирующий кантон и администрацию, а также все, что влечет за собой такая работа — жизнеспособные бюджеты, налоговую систему, аппарат государственных служащих, номерные знаки, водительские удостоверения, дороги, отношения с другими регионами и странами.

Рождение кантона

Как же на самом деле создавался новый кантон? С трудом и не в одночасье, говорит Фабьен Дюнан (Fabien Dunand), бывший журналист, который был в Делемоне на празднованиях в 1979 году и написал биографию Лаша в 2015 году.

Как только политические цели были достигнуты, рассказывает Дюнан swissinfo, для того, чтобы новый кантон начал полноценно функционировать, понадобились три вещи: государственные служащие, позволяющая им работать инфраструктура и, прежде всего, деньги.

Видео-ликбез (7) Что такое федерализм по-швейцарски?

Что такое федерализм и как он сочетается с демократией? Ответы на этот и другие вопросы в нашем анимационном просветительском видеосюжете.

Первая потребность была решена при помощи невиданного гражданского энтузиазма: на 450 должностей было получено более 4000 заявок (в кантоне с населением всего 70 000 человек!). Второй вопрос был решен, по крайней мере на начальном этапе, с помощью импровизации: новая администрация Юры начала работать в многоквартирных домах, используя деревянные ящики в качестве столов и работая сверхурочно.

С деньгами было сложнее. Это означало, что придется идти на поклон к Берну и выпрашивать средства, и вот эта затея чуть не провалилась: «стартовый заем» в размере 40 млн швейцарских франков был первоначально отклонен Федеральным советом, и только угрозы Лаша, что кантон откажется от независимости 1 января 1979 года, позволила получить средства без процентов. Это позволило Юре обратиться к крупнейшим банкам Швейцарии за дополнительными 80 миллионами франков для инвестиций в больницы, школы, суды и полицию.

Что бы произошло, если бы деньги не были найдены? Сложно сказать. Но даже при этом, как пишет в своей книге Дюнан, Лаша, который был министром финансов и председателем первого правительства Юры, вечером каждой пятницы закрывал бухгалтерские счета с чувством неминуемой катастрофы, что побудило его принять некоторые радикальные меры в первые шесть месяцев.

Экономика и жизнь Швейцарский федерализм и промышленные инновации

Каким образом особенности политической системы Швейцарии, и в частности, федерализм, влияют на экономическое развитие Конфедерации?

«Я постановил, что мазут для отопления должен быть частично заменен ‘’работой до седьмого пота’’», — шутил (но лишь отчасти) Лаша. «Я попросил, чтобы температура в помещении была не выше 18°C. Два дня спустя секретари начали работать в шарфах и варежках. Мы быстро отказались от этой идеи».

Не совсем рай земной

Действительно, как, наверное, может засвидетельствовать любой, кто принимал участие в довольно необычной работе по созданию государственной территориальной единицы, «седьмой пот» — это больше, чем просто эвфемизм: государственные служащие, и особенно министры правительства (и в особенности Лаша), работали до изнеможения, чтобы поставить новую администрацию на ноги.

«После нескольких месяцев работы я был совершенно измотан, — вспоминал Лаша. — Никто не считал рабочие часы». Или, как сказал его коллега Жан-Поль Бёре (Jean-Paul Beuret), первый министр экономики Юры: «Строительство государства — совсем не билет в земной рай».

Необходимо было оформить и изготовить номерные знаки транспортных средств (по словам Дюнана, это была одна из самых важных задач на раннем этапе: гордые граждане с огромным энтузиазмом относились к тому, чтобы иметь на своих автомобилях символическое «JU»); необходимо было определить, а затем собрать налоги (в то время у Юры был один из самых тяжелых налоговых режимов в Швейцарии для получения столь необходимого дохода); необходимо было заинтересовать и привлечь инвесторов (Юра была и продолжает оставаться довольно изолированным географически и слабо развитым регионом).

И все это помимо острого вопроса о ресурсах, уже присутствовавших в кантоне, которыми ранее управлял соседний кантон Берн. Кому принадлежит эта больница, построенная Берном, но теперь находящаяся в автономной Юре? Кому принадлежит эта тюрьма, кто должен платить за контроль над этими заключенными? Все эти вопросы были решены только после шести лет ожесточенных переговоров.

По следам прогресса

Итак, четыре десятилетия спустя выполняет ли свои функции кантон, созданный столь тяжким трудом?

Когда swissinfo встретился с нынешним министром финансов Шарлем Жюийаром (Charles Juillard), тот был одет в рубашку с короткими рукавами и сидел в своем кабинете, где у него стоит не один, а два — два! — стола для работы. (Само министерство на окраине Делемона по-прежнему выглядит подозрительно, как многоквартирный дом).

Шарлю Жюийяру было 16 лет на момент образования кантона. Сейчас ему — 56, он является министром финансов в течение последних 13 лет, а это лишь на 2 года меньше максимально разрешенного конституцией срока для такой должности, поэтому он планирует вскоре уйти с этой должности и баллотироваться в Совет кантонов на предстоящих федеральных выборах.

Сорок лет спустя он видит явный прогресс — до такой степени, что можно говорить о «некоторой нормализации». Кантон Юра привык к автономии, поиску решений собственных проблем и работе в федеральной системе.

«Догоняющие инвестиции» за последние десятилетия позволили кантону превратиться из «забытого» уголка Берна в территориальную единицу, которая сама распоряжается своей судьбой, говорит он: крупные проекты, такие как важнейшая автомагистраль, проходящая через регион в соседнюю Франции, возможно, никогда бы не были реализованы, если бы не способность Юры выступить с аргументом перед национальными властями в Берне.

Мутье Когда в Швейцарии отменяют результаты референдума

Результаты референдума о территориальной принадлежности города Мутье признаны недействительными.

Этот контент был опубликован 5 ноября 2018 г. 16:15

И, по словам историка Кристофа Коллера (Christoph Koller), недавно написавшего об этом в газете Le Temps, Юра ни в коем случае не страдает от экономического кризиса среднего возраста: несмотря на трудности, испытываемые на протяжении многих лет, её производственный сектор (главным образом, производство часов и металлообрабатывающих станков) оставался стабильным, в нем было занято более 40% активного населения, в то время как занятость в сфере обслуживания выросла с 32% до 56% в период с 1975 по 2016 год. 

Уровень безработицы низкий и составляет 4,6%, а тысячи трансграничных работников ежедневно приезжают в регион из соседних Франции и Германии.

Для сравнения: 21,5% работников в Швейцарии заняты в секторе вторичной или обрабатывающей промышленности, а 78% работают в сфере услуг; общенациональный уровень безработицы составляет около 2%.

Жюийар также упоминает о сравнительно низком уровне долга кантона, утверждая, что «Юра теперь — почти такой же кантон, как и любой другой». Говоря «почти», он имеет в виду не экономическую ситуацию, а политическую обстановку в городе Мутье, который в 2017 году проголосовал за то, чтобы покинуть кантон Берн и присоединиться к кантону Юра, но ситуация там по-прежнему остается напряженной.

Федеральные сложности

При всем этом для кантона еще далеко не все трудности остались позади. Хотя Жюийар непреклонно утверждает, что «с экономикой всё хорошо», его регион по-прежнему плетется в самом хвосте.

Каждый год швейцарская система «налогового выравнивания» организует гигантский банк - в него богатые кантоны (или кантоны с «ресурсным потенциалом», как говорят на профессиональном жаргоне) вкладывают деньги, которые затем получают более бедные кантоны, чтобы свести баланс и поддержать инфраструктуру. Как мы недавно сообщали, основной вклад вносят такие экономические лидеры, как Цуг и Швиц, в то время как кантон Юра является крупнейшим получателем средств.

equalization

fiscal equalization figures

«Эта система налогового выравнивания очень важна для нас», — говорит Жюийар. Каждый год на нужды кантона выделяется в общей сложности около 930 млн  франков, из них около 160 млн поступает из федерального фонда — это значительная зависимость.

Однако он также говорит, что, поскольку федеральная система, с одной стороны, помогает Юре справляться со своими расходами и сложным географическим положением, она также создает дополнительную работу и затраты.

Жюийар говорит, что Берн на национальном уровне принимает решения, которые должны быть реализованы на региональном уровне, но федеральное правительство не всегда адекватно оценивает суммы средств, необходимых кантонам для покрытия их расходов. Он упоминает правила предоставления убежища и безработицу как примеры дорогостоящей федеральной политики, частично оплачиваемой кантонами.

Он также сетует по поводу недавнего пересмотра системы налогового выравнивания, согласно которому (с 2020 года) более богатые кантоны будут вносить чуть меньший вклад, а бедные кантоны останутся в проигрыше: «Это нехорошо для более слабых кантонов. В целом у нас хорошая система перераспределения, но мы должны быть уверены в том, что она останется хорошей».

Он критикует федеральные власти, которые в настоящее время сидят на сундуках экономических излишков, за то, что они не стремятся восполнить дефицит, еще раз доказывая, что в играх швейцарских политиков всегда будет определенная вражда между Берном и кантонами: последние яростно охраняют свою независимость, в то же время полагаясь на центр для всевозможной координации и помощи.

Действительно, как говорит Дюнан, если речь идет об истории и текущем положении кантона Юра (и некоторых других кантонов), можно утверждать, что федерализм тут является как поддержкой, так и препятствием.

Вы можете написать автору статьи по адресу электронной почты: domhnall.osullivan@swissinfo.ch


Перевод: Евгений Мамонтов

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта