Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (16) Локальная политика в Швейцарии ищет женщин!

An Gemeindeversammlungen sind die Männer meist in der Mehrheit.

Групповой портрет с очень небольшим количеством представительниц прекрасного пола: именно так и выглядит в среднем нормальное собрание граждан на муниципальном уровне.

(Keystone)

Женщины и муниципальное собрание граждан — историей большой любви их отношения назвать нельзя. За примером далеко ходить не надо, достаточно поехать в кантон Цуг и посетить там деревню Штайнхаузен. В органах исполнительной власти женского дефицита здесь отнюдь не наблюдается. Представительницы прекрасного пола замечательно справляются с управленческими задачами. А вот ходить на собрания их собственных общин они почему-то не хотят. С чем это связано?

Муниципальное собрание граждан — это святая святых швейцарских демократии и федерализма. Именно здесь граждане решают, как им жить в своей общине, что строить, что ломать! Одна только проблема возникла здесь в последние годы: на собрания эти ходят в основном продвинутого возраста мужчины с солидными лысинами и пивными животами, являющиеся (как в том фильме) «лучшими людьми города». Женщин в их обществе — раз, два и обчелся.

Валюты и рынки Золотая крипто-лихорадка в горной швейцарской деревне

В деревне Гондо, кантон Вале, когда-то действительно добывали золото. Потом рудники иссякли… А потом здесь открыли для себя биткойн и блокчейн.

Вот и сегодня тоже самое. На общем собрании граждан общины Штайнхаузен, что в кантоне Цуг, превалируют именно такие типажи. Причем в данном случае даже совершенно не важно, где мы находимся, здесь, или, скажем, в Рапперсвиль-Йоне, Цолликоне или Амрисвиле. Или в любой другой швейцарской общине в любом языковом регионе. Мода, напитки, диалекты и языки, виды из окон — все может быть иным, неизменно только отсутствие в зале женщин.

Причем, если вернуться обратно в Штайнхаузен, мы увидим, что в правлении этой общины как раз женщины-то и находятся в большинстве. Председателем правления является Барбара Хофштеттер (Barbara Hofstetter), помогают ей еще две коллеги, и так в составе такого триумвирата они и определяют направление развития этой небольшой общины, расположенной в получасе езды к востоку от Цюриха. Но в зале общего собрания доля женщин, как правило, не превышает 40%. «Почти 90% из тех, кто решается выйти к микрофону, являются мужчинами», — говорит нам Б. Хофштеттер.

Тренд последних 30 лет

Так что же не дает женщинам в массовом порядке приходить на такие собрания? Чтобы понять это, мы провели в Штайнхаузене, населенном пункте, в котором проживают примерно 10 тыс. человек, небольшое нерепрезентативное исследование общественного мнения, и выяснили, у людей просто отсутствует интерес к политике муниципального уровня. Вот классический пример: 55 летняя женщина, которую мы встречаем на улице.

«Собрания общины? Нет, не слышала! Живу тут уже 30 лет, не была пока ни на одном из них». Другая пожилая дама, мирно болтающая, сидя на скамейке, с подругой, говорит, что раньше еще она на такие собрания ходила, но с какого-то момента перестала. Почему? «Не могу сказать. Возраст, наверное, такой, все больше дома посидеть тянет. Да и вопросы там все обсуждают мне не интересные».

Вот еще одна собеседница, ей 37, сидит на террасе ресторана с чашкой кофе. А мотивация прежняя, мол, на собрания не хожу, не интересует меня все это ни с какой стороны". Впрочем, не будем делать из Штайнхаузена какого-то особенного случая. Как показывает приведенный ниже график, по всей Швейцарии муниципальные собрания проходят в полупустых залах, и интерес к этой форме низовой демократии в Швейцарии неуклонно падает — тенденция, наблюдаемая социологами последние 30 лет.

таблица
(swissinfo.ch)

Эффективные менеджеры

Есть ли какие-либо патентованные рецепты, способные раз и на всегда кардинально изменить ситуацию? Барбара Хофштеттер такого рецепта у себя в сейфе не имеет. При этом определенную позитивную динамику в плане гендерной структуры швейцарских органов законодательной и исполнительной власти муниципального уровня она видит вполне отчетливо. Например, в рамках исполнительной власти женщины давно уже зарекомендовали себя в качестве грамотных управленцев.

В этой сфере они вполне оказались способны взять на себя функцию «ролевой модели», доказав, что им вполне по плечу решение самых сложных задач и побудив, тем самым, многих женщин выйти из тени и взять на себя инициативу. А вот на общинных собраниях они остаются явно недопредставленными, хотя каких-то точных цифр Б. Хофштеттер пока представить не может, и это понятно, поскольку, по информации «Швейцарского постоянного совещания представителей общин и муниципалитетов» («Schweizerischer Gemeindeverband»), такой статистики в стране вообще никем не ведется.

Steinhausen im Kanton Zug.

Деревня Штайнхаузен (Steinhausen), кантон Цуг: традиционный сельский поселок в последние годы превратился в самую настоящую швейцарскую «Crypto Valley» («криптовалютную долину»).

(Keystone)

Впрочем, кое-какие попытки прояснить ситуацию все-таки сейчас предпринимаются. Известный швейцарский социолог Андреас Ладнер (Andreas Ladner), профессор Кафедры государственного и муниципального управления Лозаннского университета, выяснил недавно, что женщины недопредставлены только на 30% всех постоянно действующих в стране общинных собраний. Это означает, что их доля среди участников собраний гораздо меньших их доли в общем населении данного муниципального образования / общины. Что касается остальных 70%, то там, по мнению профессора Ладнера, социо-гендерная структура находится более или менее в равновесном состоянии.

Не одни только женщины

Если же подняться на пару ступенек выше и выйти с муниципального на общинный уровень, то здесь гендерное неравенство будет ощущаться уже и в области исполнительных органов власти. На этом уровне здания швейцарского федерализма мужчинами заняты 75% постов, причем не важно, насколько велика или мала данная община. На собраниях граждан общинного формата, кроме женщин, недопредставлены и другие категории населения, например, молодежь. Или люди, недавно переехавшие сюда на жительство.

Видео Женщины в швейцарской политике, или Личный пример

Говорит Барбара Хофштеттер (Barbara Hofstetter), председатель муниципального совета деревни Штайнхаузен (Steinhausen), кантон Цуг .

И все-таки: отсутствие женщин и здесь, на этом уровне бросается в глаза особенно отчетливо, с учетом того, что они, так или иначе, но составляют половину общего населения. Похожая картина наблюдается и в случае голосований на выборах и референдумах. Здесь разрыв между женщинами и мужчинами немного меньше (соответственно 46% к 53%, если верить докладу «Wahlstudie Selects», в котором анализируется социальная структура швейцарского электората), но все равно, возникает вопрос об источниках и причинах возникновения в Швейцарии этого, как его называют, «гендерного разрыва»?

Изабель Штадельманн-Штеффен (Isabelle Stadelmann-Steffen), профессор сравнительной политологии в Институте политологии Университета Берна (Institut für Politikwissenschaft der Universität Bern) напоминает нам магическую дату: 1971 год. Именно тогда в Швейцарии женщины получили на федеральном уровне полноценные избирательные права. Поэтому и реальный процесс политической эмансипации «слабого пола» (как тогда называли женщин) начался в Конфедерации относительно поздно.

Особый взгляд Швейцарский комик Майк Мюллер о прямой демократии

В своем шоу «Сегодня у нас общее собрание» Майк Мюллер обращается к прямой демократии, находя в ней много моментов, достойных Салтыкова-Щедрина.

«В рамках всех наших исследований мужчины, на просьбу указать основные мотивы, толкающие их идти в политику, всегда указывают на „традицию“, „привычку“ и „чувство долга“. Имея универсальный характер, эти „мотиваторы“ у женщин Швейцарии пока выражены гораздо слабее», — указывает Изабель Штадельманн-Штеффен. «А это ведет к тому, что у них в распоряжении находится меньший объем экономических ресурсов, позволяющих уделять время политике. Уровень политологических знаний у них объективно ниже, скромнее и степень интегрированности в формальные и неформальные социальные сети».

Найти женщину не так-то просто!

Кроме того, из-за раз и на всегда застывших представлений о том, что должна делать женщина в рамках социума и какова ее общественная роль, времени у представительниц прекрасного пола для того, чтобы заняться политикой, остается куда меньше. Наряду с оплачиваемой работой на женских плечах лежит еще много неоплачиваемой работы по дому и в области ухода и воспитания детей. Но если здесь общество уже осознало наличие проблемы и уже предпринимает некоторые шаги, например, связанные с созданием условий, позволяющих совмещать карьеру и семью, то есть еще одна сфера, с которой, пока, мало кто понимает, как поступать.

Речь идет о страхе женщин перед выступлениями на большую аудиторию, с учетом того, что как в зале среди присутствующих, так и на трибуне, женщины представляют собой очевидное меньшинство. В этой связи Изабель Штадельманн-Штеффен задает вопрос о том, не устарела ли сама такая форма, как «общинное собрание», и не пора было ли перейти к более современной и адекватной форме, как парламент. «Идея, которая лежит в основании такой структуры, как собрание, в теории выглядит очень здорово, но на практике, как мы видим, здесь есть большое количество препятствий».

В декабре этого года Барбара Хофштеттер проведет свое последнее муниципальное собрание в роли председателя. После 20 лет в политике она решила больше не выставлять свою кандидатуру на ближайших локальных выборах членов правления, намеченных на осень. При этом она намерена сделать все, чтобы с ее уходом доля женщин в органах исполнительной власти муниципального уровня осталась прежней. «Мне нужно непременно „научить женщин говорить“, то есть пользоваться их правом голоса. А найти женщину, Вы знаете, это не так-то просто».

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта