Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Радикализм


Гельвеция, Гельвеция превыше всего?




В рядах партии PNOS представлены все слои регионального общества, от строительных рабочих до чиновников и менеджеров по продажам. (Keystone)

В рядах партии PNOS представлены все слои регионального общества, от строительных рабочих до чиновников и менеджеров по продажам.

(Keystone)

Швейцарию не принято ассоциировать с правым или левым экстремизмом. Эта страна является образцом умеренности и готовности к компромиссу. Тем не менее, в стране действует небольшая, но очень активная праворадикальная «Партия национально ориентированных швейцарцев».

Ее вотчина — деревенский регион Лангенталь. Почему же «правые» наиболее уверенно чувствуют себя именно здесь?

Лангенталь — это официально даже не город, а деревня с населением в 15 тыс. человек. Из них 20% являются лицами, как принято говорить в Швейцарии, «с миграционным фоном», а попросту говоря — иностранцами. Поэтому с точки зрения социальной структуры этот регион представляет собой абсолютное швейцарское среднее арифметическое.

Это самый что ни на есть типичный швейцарский регион, с ухоженными домами, палисадниками и ландшафтами. Расположенный к северу от Берна, он издавна был сельскохозяйственной житницей одноименного кантона. И тем не менее, именно здесь было создано и активно действует праворадикальное движение «Partei National Orientierter Schweizer» («Партия национально ориентированных швейцарцев» — «PNOS»).

Внешний вид членов этой партии имеет мало общего с привычным нам образом современного «неонаци». Они представляют все слои регионального общества, от строительных рабочих до чиновников и менеджеров по продажам. По данным самой партии, в ее рядах сейчас находится около трехсот человек.

И это число не изменяется вот уже на протяжение многих лет. Небольшие ячейки «PNOS» существуют во многих регионах страны, но настоящей политической силой партия является только в Лангентале и в целом в исторической области Оберааргау. Самый большой успех партией был достигнут в 2004 году, когда граждане города Лангенталь избрали одного из лидеров «PNOS» Тобиаса Хирши (Tobias Hirschi) в состав городского парламента.

В 2011 году партия приняла также участие в парламентских выборах федерального уровня. Ею были выдвинуты в общей сложности семь кандидатов и все вместе по кантону Берн они получили 20 тыс. голосов избирателей.

«PNOS»

«Партия национально ориентированных швейцарцев» («Partei National Orientierter Schweizer» — «PNOS») была основана 10 сентября 2000 года.

Программа партии основана, в противовес идее «политической нации», на идеале национально-расового единства. Сама партия называет свою идеологию «швейцарско-социалистической» («eidgenössisch-sozialistisch»).

В 2001 году власти Швейцарии внесли партию в список праворадикальных организаций. В настоящее время «PNOS» не рассматривается в качестве источника прямой и непосредственной угрозы для политического и социального порядка в Швейцарии, во многом, из-за прокламированного партией принципиального отказа от насилия.

Тем не менее, в своей политической агитации партия регулярно прибегает к символике и риторике, очевидно связанной с традициями швейцарского пронацистского «Национального фронта» 1930-х гг.

Принятая в 2006 году программа партии объединяет в себе целый набор разнообразных требований, начиная от создания единой государственной страховой медицинской кассы и отказа от ядерной энергии до проведения жесткой миграционной политики и внесения традиционной китайской медицины в каталог услуг, оплачиваемых в рамках обычных договоров ОМС.

Почему Лангенталь?

Почему же именно в кантоне Берн, а точнее, в регионе Лангенталь, «коричневым» удалось провести своего представителя в орган кантональной законодательной власти? С чем это связано? И руководство самой партии в лице ее председателя Доминика Лютара (Dominic Lüthard), и многие аналитики указывают на то, что эта партия глубоко укоренена в местных традициях и в локальной социальной структуре.

«Мне не нравится быть в окружении людей, говорящих на ином языке», — заявил Д. Лютар как-то в интервью немецкому еженедельнику «Die Zeit». Его идеалом является Швейцария не как «политическая нация» (когда люди считаются гражданами, если они разделяют определенный набор конституционно-политических и социальных идеалов), но как единство людей одной расы и одного языка (теория, которая в Германии обозначалась труднопереводимым, но очень емким понятием «völkisch»).

Интересною, что сам Д. Лютар вырос в глубоко бюргерской зажиточной семье. Его родители были приверженцами идей социал-демократизма. Однако его самого с детства привлекали именно праворадикальные настроения и идеи, причем не гнушался он и актов насилия. Сегодня Д. Лютар не прибегает к таким радикальным методам, хотя от неоднозначных политических акций он все равно не отказывается.

Одна такая акция состоялась в прошлом 2012-ом году 1-го августа, в день Национального праздника Швейцарии, на историческом лугу Рютли на берегу Фирвальдштетского озера в национальном сердце Швейцарии. Д. Лютар выступил, одетым в коричневую рубашку-поло, перед своими единомышленниками с совершенно однозначными праворадикальными призывами.

Не случайно, что и он сам, и многие его однопартийцы находятся под пристальным наблюдением полиции, имея по нескольку судебных исков в свой адрес. Так почему же все-таки именно регион Лангенталь, воплощенная среднестатистическая Швейцария, на территории которой ведущие швейцарские торговые сети «COOP» и «Migros» обычно тестируют новые продукты и товары (пойдет здесь — пойдет везде в стране), стал регионом, почва которого особо питательна для правого радикализма?

Аналитики выделяют два аспекта. Во-первых, наличие крепкого ядра партии, людей, готовых не только говорить, но и реально действовать. Во-вторых, свою роль играет консервативное население традиционного крестьянского региона Лангенталь, находящегося вдалеке от транспортных артерий федерального значения.

Люди здесь особенно чувствительно реагирует на процессы модернизации швейцарского общества и на структурную трансформацию экономики страны, в результате которой падает значение традиционных отраслей, а доля отраслей наукоемких растет. Именно поэтому среди мелких предпринимателей и ремесленников этой части Конфедерации социологами давно отмечается определенная симпатия по отношению к идеям «PNOS». Но не только.

Есть здесь еще и третий фактор. Когда в 2004 году Тобиас Хирши стал членом парламента г. Лангенталь, стало понятно, что такой результат не был бы возможен без голосов из других политических лагерей. В частности, Т. Хирши получил поддержку со стороны тех, кто, как правило, голосует за консервативную «Швейцарскую народную партию» («SVP»).

В регионе Лангенталь эта партия имеет 31 процент голосов, и вместе с бюргерскими либералами из «FDP» она обладает 19 голосами из 40 в городском парламенте. Без избирателей из стана сторонников этих партий «PNOS» не имела бы шансов провести своего представителя в парламент города.

Движение «фронтистов»

Так называемое «Движение фронтистов» («Frontenbewegung») было политическим движением пронацистского толка, возникшим в Швейцарии параллельно с фашизмом в Италии и нацизмом в Германии.

Как и везде в Европе в 1930-е годы, в Швейцарии в то время возникла и стала постепенно укрепляться идеология «национального, фёлькишского, обновления страны».

В рамках этой идеологии акцент перемещался с безусловной неприкосновенности личности и ее достоинства в сторону примата корпоративного государства, в котором все ставилось бы на службу таких мифологически истолкованных понятий, как «нация», «народ», «кровь», «почва».

В апреле 1933 года в Швейцарии возникает партия «Национальный фронт» («Partei Nationale Front»). Пик своей активности партия переживает в 1934-1935 гг. (так называемая «фронтистская весна»).

Партия ориентировалась на германскую НСДАП и постоянно находилась под наблюдением швейцарской полиции. Тот факт, однако, что у нее никогда не было реальных шансов прийти к власти, тесно связан с особенностями швейцарского государственного устройства.

Иммунитет Швейцарии против как правых идей расового, так и против левых идей классового превосходства всегда основывался на прямой демократии, федерализме, на гарантиях частной собственности и на факте относительно слабо развитой партийной системы в стране.

Магнит для экстремистов

Тем не менее факт остается фактом: кантон Берн и его укромные провинции каким-то магическим образом притягивают к себе экстремальные политические силы. И если горные деревушки Циммервальд и Киенталь стали в период Первой мировой войны прибежищем радикальных левых сил, то более равнинный и скорее холмистый, нежели горный, регион того же кантона Лангенталь стал вотчиной радикализма правого.

Известно, например, что в мае 1933 года в Лангентале, в ресторане «Gasthof Löwen», был основан «Союз за народ и родину» («Bund für Volk und Heimat»), члены которого критиковали несправедливую, с их точки зрения, практику «раздачи» властями швейцарского гражданства «разным чуждым элементам».

Два года спустя эта организация вошла в более широкий швейцарский «Национальный фронт» («Nationale Front»). «Фронтисты» были особенно активны в 1934-1935 гг. в немецкой Швейцарии. Они открыто симпатизировали нацистской Германии и стремились пересадить «фёлькишские» идеи «одной нации, одного фюрера» на швейцарскую почву.

Есть сведения, что тут же, в Лангентале, в ресторане «Chez Fritz», в 1930-е годы регулярно встречались жившие в Швейцарии германские подданные, которые, не исключено, были членами «Германского Трудового фронта» («Deutsche Arbeitsfront»), организации, специально созданной в Швейцарии воротилами НСДАП с целью объединить всех живущих в Конфедерации симпатизантов нацистского режима.

В руководстве самого г. Лангенталя говорят, что делают все возможное в рамках закона для того, чтобы бороться с правым экстремизмом. Еще в 1993 году правительство города поручило изготовить аналитический доклад с оценкой ситуации в данном регионе. Доклад вышел под заголовком «Кто осуждает пришлых — правый радикализм и ксенофобия в Лангентале» («Richter über Fremde — Rechtsradikalismus und Fremdenfeindlichkeit in Langenthal»).

Этот документ уже тогда четко обозначил факт присутствия в регионе организованных праворадикальных структур. И тут же отмечалось, что руководство города только тогда начинает говорить о проблемах правого экстремизма и расизма, когда его к этому принуждают внешние обстоятельства. И не в этом ли причина того, что «PNOS» чувствует здесь себя как дома?

swissinfo.ch

×