Navigation

Глава швейцарского МИД и его новые акценты

Министр иностранных дел Швейцарии Игнацио Кассис в Иордании 14 мая 2018 года. Его подходы к решению актуальных проблем дипломатии значительно отличаются от методов предшественника. © Ti-Press

Министр иностранных дел Швейцарии Иньяцио Кассис относительно недавно возглавил свое ведомство, но его подходы к решению актуальных проблем дипломатии, которые значительно отличаются от методов его предшественника Дидье Буркхальтера, уже привлекли к себе внимание аналитиков и прессы как в Швейцарии, так и за рубежом. Мы поговорили с послом Паулем Видмером о роли личности и коммуникации в сфере дипломатии.

Этот контент был опубликован 05 июля 2018 года - 11:00
Маттиа Бальзигер (Mattia Balsiger)., swissinfo.ch
Пауль Видмер (Paul Widmer, род. 1949 г.). zvg


Пауль Видмер был послом, куратором образовательных программ Университета г. Санкт-Галлен. За время своей дипломатической службы прошел руководящие должности в Берне, Нью-Йорке, Вашингтоне, а также в Иордании. Его последней зарубежной должностью было кресло руководителя швейцарской дипломатической миссии при Ватикане. Историк, доктор наук, автор монографии «Взлёт и падение федерального советника Артура Хоффмана» («Bundesrat Arthur Hoffmann. Aufstieg und Fall»), вышедшей в 2017 году в издательстве NZZ LibroВнешняя ссылка.

swissinfo.ch: Министр иностранных дел Швейцарии заявил недавно, что помощь, оказываемая ООН палестинским беженцам, нашедшим приют в Иордании и Ливане, только мешает им интегрироваться и обрести новую жизнь на новой родине. Весьма нестандартно действует он и на европейском направлении. Что скрывается за такого рода шагами и словами: интуиция или какая-то особенная тактика?

Пауль Видмер (Paul Widmer): Не могу так сразу оценить, тактика ли это или же чистая интуиция. Ясно одно: федеральный советник (министр) Игнацио Кассис сформулировал ряд важных проблемных блоков, соответственно, громким оказалось и международное эхо, будь то вопрос роли, которую играет UNRWA (БАПОР, Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ, — прим. ред.), будь то вопрос заключения «рамочного соглашения» с Евросоюзом. Все эти вопросы давно было уже пора поставить и подвергнуть всестороннему обсуждению.

swissinfo.ch: Способен ли такой стиль работы обеспечить большие шансы на успех?

П.В: Федерального советника Дидье Буркхальтера (предшественника И. Кассиса на посту главы МИД Швейцарии, — прим. ред.) постоянно упрекали в том, что его внешняя политика в недостаточной степени «заземлена» и связана с политикой внутренней. Игнацио Кассис как раз и хочет выправить этот дефицит, пытаясь, в рамках формирования своего внешнеполитического курса и уточнения позиций страны на международной арене, установить более плотные контакты с избирателями.

С моей точки зрения, тут уже можно отметить некоторые начальные успехи. Например, он иначе подходит к вопросу т.н. «фланкирующих» мер, изначально призванных не допустить зарплатного демпинга на рынке труда Швейцарии в условиях действия режима свободы перемещения трудовых резервов между ЕС и Швейцарией. Стремясь продвинуть консультации на предмет заключения между Берном и Брюсселем так называемого институционального соглашения, он считает целесообразным пойти навстречу европейцам в плане смягчения этих мер. Вполне обоснован и вопрос о роли БАПОР, структуры, существующей уже 70 лет, из-за чего дискуссии на предмет ее дальнейших смысла и назначения выглядят, скажем так, назревшими.

Но это только с первого взгляда, а со второго — мне представляется, что критика в адрес БАПОР не выглядит вполне и в полной мере продуманной, с учетом того, что мы в Европе как раз поддерживаем создание на территориях третьих стран такого рода лагерей беженцев с тем, чтобы хоть как-то поставить под контроль кризисную ситуацию, сложившуюся в области вынужденной миграции. Не говоря уже о том, что такого рода вопросы, конечно, необходимо сначала обсуждать в составе всего Федерального совета, кабинета министров Швейцарии, и только потом выходить к общественности с какими-то решениями.

swissinfo.ch: Можно ли в истории швейцарской внешней политики найти схожие эпизоды и периоды? Или мы имеем дело с относительно новым феноменом?

П.В: Исполнительная власть в Швейцарии, правительство, функционирует на основе принципа коллективного руководства. Тем не менее, такого рода эпизоды мы в прошлом встречаем постоянно. В свое время правительству пришлось «одёргивать», например, министра иностранных дел Мишлин Кальми-Ре из-за некоторых ее высказываний по ближневосточному конфликту. 

Однако, наверное, самый известный случай такой дипломатической «самодеятельности» связан с именем Артура Хоффмана (Arthur Hoffmann, 1857-1927, возглавлял МИД Швейцарии, тогда он по американскому образцу назывался Госдеп, с 1914 по 1917 гг. — прим. ред.) в период Первой мировой войны. За спиной у правительства он пытался выступить посредником между Россией и Германией. Поставив под удар швейцарскую политику строгого нейтралитета, он был дезавуирован кабинетом и потому был вынужден уйти в отставку (подробности в видео).

swissinfo.ch: Как следует поступать дипломату, который работает за рубежом и у которого появляется шеф с таким подходом к работе?

П.В: В рамках повседневной работы подобные высказывания, раздающиеся с высших руководящих этажей, обычно воспринимаются дипломатами с должной долей спокойствия, с учетом того, что, как показывает опыт, такого рода «пируэты» всегда были, есть и будут. Если же речь и в самом деле идёт о каких-то тезисах, имеющих реальные и серьёзные практические последствия, о тезисах, разъяснить которые партнёрам с принимающей стороны бывает весьма непросто, то тогда, как правило, руководитель посольства связывается с «центром» с тем, чтобы получить дополнительные разъяснения и уточнения из Берна.

Значительную роль при этом играют инструкции, регулирующие порядок общения с журналистами и высшими правительственными чиновниками страны пребывания. В зависимости от важности темы эти инструкции могут иметь разные форматы, начиная от необязательных рекомендаций и заканчивая самыми настоящими «темниками», в которых строго прописано, что, на какую тему и кому следует говорить.

swissinfo.ch: Не являются ли такие, как Вы говорите, пируэты признаком наступления нового времени в дипломатии?

П.В.: Вне всякого сомнения! Число быстрых, спонтанных решений, принимаемых высшими чиновниками и ответственными лицами, растёт с каждым днём. Доминирование социальных сетей является основной причиной укрепления этой тенденции. Рассматривать твиттер в качестве инструмента коммуникации значит противоречить всем заветам классической дипломатии. Я всегда говорил и повторюсь опять, что хороший дипломат, прежде чем он ничего не скажет, должен подумать дважды. В сети твиттер получается наоборот: часто сначала опубликуются несколько постов, и только потом начинается процесс осмысления сказанного.

На мой взгляд, перспектив у такой твиттер-дипломатии не будет, потому что социальные сети выхолащивают главный инструмент дипломатии, а именно язык. Сейчас уже сложно, а будет еще сложней, добиваться заключения каких-то разумных договоров, особенно если слово дипломата, связанное с идеалами «соглашений, которые должны соблюдаться», продолжит с такой скоростью терять свой вес и значение.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.