Почему парламент Швейцарии должен как можно скорее возобновить работу?

Клод Лоншан (Claude Longchamp), историк и социолог.

Парламент парализован, и в то же время Швейцария сейчас тратит деньги с небывалой ранее щедростью. Вполне может быть, что и правительство, и его чиновники объективно все делают правильно. Но доверие хорошо, тогда как контроль и, что еще важнее, общественный диалог — это куда лучше! Швейцарский историк и социолог Клод Лоншан ждет не дождется возвращения на политическую авансцену Швейцарии федерального парламента.

На Пасху Филипп Хильдебранд заявил в интервью авторитетной воскресной газете NZZ am Sonntag: «Кризисный менеджмент в ситуации коронавирусного кризиса происходит в Швейцарии абсолютно демократично. Я думаю, что каждый швейцарский гражданин имеет все основания гордиться этим».

Клод Лоншан

Принадлежит к числу самых опытных и авторитетных политических аналитиков Швейцарии.

Основатель института изучения общественного мнения gfs.bern, бессменным директором которого он был вплоть до выхода на пенсию. 

В настоящий момент является членом правления этого ведущего в Швейцарии НИИ прикладной социологии.

На протяжении последних 30 лет комментировал и анализировал политические события в стране на общественном швейцарском национальном негосударственном телевидении Schweizer Fernsehen SRF. 

End of insertion

Что до меня, то мне кажется, что бывший председатель совета директоров Швейцарского национального / Центрального банка и нынешний заместитель председателя крупнейшего в мире инвестиционного фонда BlackRock все-таки слегка упрощает.

Почему режим «чрезвычайного управления» был необходим?

Действующий в настоящее время режим «исключительной ситуации» (не путать с «чрезвычайным положением») обусловлен пандемией. Цель (антикризисных мер) состоит в том, чтобы избежать коллапса здравоохранения вообще и системы стационарного лечения в частности. Шаги, предпринимаемые в условиях режима «исключительной ситуации», могут не иметь под собой обычного правового основания, но только при условии, что реализуются они с оглядкой на упомянутую высшую цель, если они адекватны и соразмерны, а кроме того, четко ограничены во времени.

Федеральный совет (кабинет министров), конечно, обязан будет отчитаться перед парламентом, но только, как и предусмотрено законодательством, самое ранее спустя шесть месяцев с начала действия «исключительного» правового режима.

Наша правовая доктрина гласит, что некоторое ограничение демократических принципов вполне допустимо, если только такое чрезвычайное положение не длится вечно. Спикер Совета кантонов, малой палаты парламента Швейцарии, Ханс Штёкли (Hans Stöckli) не видит причин для беспокойства. 

«Федеральный совет хорошо выполняет свою работу», — заявил он в интервью швейцарскому общественному негосударственному радио SRF. Граждане Швейцарии придерживаются аналогичного мнения: большинство доверяет Федеральному совету и даже соглашается с введенными им ограничениями в области персональной мобильности.

Поддержание работоспособности парламента даже в условиях форс-мажора

Тем не менее препятствовать работе парламента со ссылкой на введенные ограничения в сфере организации массовых общественных мероприятий не допустимо. 

Кантональный парламент Цюриха попытался защититься, мол, его «деятельность не есть просто работа, это гораздо больше, и это не просто партийный съезд, который в самом деле может быть запрещен в качестве общественного массового мероприятия».

Для таких утверждений были все основания: парламент является самым важным демократически избранным институтом. Он один имеет право в оперативном порядке решать, какие правовые нормы действуют, а какие нет. Парламенты должны иметь возможность заниматься своей непосредственной работой независимо от правительственных, пусть даже чрезвычайных, директив.

Потому что в данном случае все в конечном счете сводится к вопросу о подходящих помещениях. Во время работы парламента, разумеется, должны соблюдаться правила социального дистанцирования. И именно поэтому парламент кантона Цюрих решил переехать в гораздо больший по площади конференц-зал.

Федеральный парламент намерен поступит так же. Специальная его сессия состоится 4 мая 2020 года в просторных залах торгово-выставочного комплекса BERNEXPO. Следующая очередная сессия состоится 2 июня там же, на территории бернского ВДНХ. Таким образом, с организационной точки зрения проблема решена.

Политическая жизнь продолжалась, несмотря на карантин

С точки зрения императивов демократической политики мне кажется, что необходимо делать всё, чтобы парламенты работали без перерывов даже во время таких кризисов, как нынешний. Потому что было бы большим заблуждением полагать, что без сессий парламента политическая жизнь застыла на месте.

Федеральный совет (кабинет министров), конечно, обязан будет отчитаться перед парламентом.

End of insertion

Напротив, исполнительная ветвь власти не только получила, благодаря исключительному режиму, больше полномочий. Более того, оказалось, что рядом с ней возник какой-то новый консультационный орган в составе целой группы медицинских экспертов. И это понятно: необходимые решения будут приниматься Федеральным советом, но при этом они должны быть грамотными и обоснованными, потому что только тогда эти решения будут вкладом в решение существующих проблем. Но кто все эти люди и кто их выбирал?

Не забудем и другое обстоятельство: сейчас государство щедро раздает льготные кредиты, которые должны пойти на меры по защите предприятий и компаний, находящихся из-за вирусного кризиса в бедственном положении. И тут на первый план выходит «треугольник» — так называемые социальные партнеры в составе местных органов власти, организаций работодателей и профсоюзов. Сейчас они как никогда активно лоббируют получение и перераспределение этой помощи, так как нет ничего более приятного, чем сидеть на «денежных потоках».

Правило, которое порой начинает действовать в этой ситуации, выглядит просто и почти цинично: деньги к деньгам! У кого было много, тот и получит много, у кого ничего не было, тот останется с пустыми руками. Особенно активны в этой ситуации кантональные правительства, образующие один из углов упомянутого «треугольника». Они чувствуют свою прямую ответственность перед гражданами кантонов (субъектов федерации). 

Стремясь защитить их интересы, эти правительства даже идут наперекор федеральному центру, совершенно порой не обращая никакого внимания на его особые кризисные полномочия. И это не всегда происходит без конфликтов, как показала недавно ситуация с кантоном Тичино, который требовал введения на своей территории карантинных мер куда более жестких, нежели меры, предписанные Берном. 

Иными словами, кризис привел к заметному усилению исполнительной ветви власти, заметно ослабив законодательную власть!

Самое время настало позаботиться о сдержках и противовесах

Контроль за властью и реальные альтернативы

Демократия нуждается в парламентах, контролирующих власть правительства, а законодательная власть должна, со своей стороны, показывать, как могла бы выглядеть альтернатива ныне действующему порядку (статус-кво).

Политология называет первый аспект «контролем за властью». Этот контроль необходим также для предотвращения появления у целых общественных групп незаслуженных привилегий. Или же для исключения дискриминации таких групп. Однако в настоящее время «контроль за властью» возможен лишь в ограниченной степени.

Политология, однако, идет еще дальше. Демократия начинает активно выхолащиваться тогда, когда политика переводится в безальтернативный режим, когда у людей из рук изымаются права и полномочия, связанные с принятием политических решений, и когда нет больше вообще вопросов, выносимых на рассмотрение народа. 

Такую ситуацию наука называет «постдемократическим режимом». Все демократические институты вроде бы еще существуют, но они носят декоративный характер, будучи лишенными своего прямого предназначения, каковое состоит в том, чтобы быть «местом для дискуссий» и поддерживать общественные дебаты по всем актуальным политическим вопросам, известные в науке также в качестве «процесса делиберации».

В настоящее время никакой такой «делиберации» в Швейцарии нет, она невозможна.

Готовить переходный период

Конечно, я знаю, что эти ожидания в ситуации исключительного форс-мажора носят совершенно нереалистичный характер! Но я также знаю, что имеет смысл различать три фазы кризиса: острую фазу, фазу переходную и период «новой нормы». В данный момент мы в Швейцарии находимся в конце первого этапа, все ближе подбираясь к началу второго.

Признаки возвращения к норме неопровержимы: несколько дней назад политические партии разом вышли из ситуации перемирия, которое обычно устанавливается в период «великой засухи». Все партии и движения, начиная от правых консерваторов из Швейцарской народной партии (SVP) и заканчивая левыми из партии «Зелёных», начали выдвигать и пропагандировать свои видения желаемого посткризисного будущего. Консенсуса больше нет, единства в борьбе с кризисом — тоже.

Открытые принципиальные вопросы вновь всплывают на поверхность общественного сознания, в средствах массовой информации снова ведутся оживленные дебаты на вечную тему: как нам реорганизовать Швейцарию?

Можем ли мы рассчитывать на то, что все «снова будет, как при бабушке», или же мы теперь живем в качественно новом обществе, гораздо более прочном и способном на сопротивление?

Следует ли нам двигаться в Европу или лучше начать движение в противоположном направлении?

Так что же там у нас с «зелёной волной», якобы охватившей страну по итогам парламентских выборов октября 2019 года?

Нужно ли нам и дальше тратить деньги, или же нам следует начать жестко сэкономить общественные финансы?

Лидерство во имя демократии

Местом, где все эти вопросы могут и должны быть должным образом урегулированы, является парламент, а вовсе не первая полоса газеты. Решать эти задачи должен федеральный парламент, избранный народом и кантонами.

Нам не нужны склоки самовлюбленных политиков и ссоры партий. 

Нам нужно лидерство во имя демократии.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей