Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Право и порядок Швейцария и ее сложные отношения со службой опеки

Eine Demonstrantin hält ein Schild mit 'Stopp der Behördenwillkür'

Демонстранты требуют лишить «KESB» каких-либо правовых полномочий. Поводом к демонстрации стал дикий случай в городе Флаах (Flaach, кантон Цюрих), когда мать предпочла убить своих двоих детей, но не отдавать их в руки сотрудников швейцарской службы опеки.

(Ennio Leanza/KEYSTONE)

Модернизация любого общества проходит непросто, Швейцария здесь не исключение, более того, пример именно этой страны показывает, насколько непросто преодолевается патриархальное наследие как вообще, так и в области социального призрения и опекунства, в частности. В Швейцарии еще до относительно недавнего времени действовал совершенно по своему характеру «домостроевский» подход к решению проблемы неблагополучных семей и детей, не получающих надлежащего ухода и воспитания.

Раньше, следуя общинной логике, характерной для домодерного аграрного уклада, а также опираясь на убеждение в том, что ребенок – это такой же взрослый, только маленького роста, который, к тому же, представляет собой ценный трудовой ресурс, в Швейцарии проблема неблагополучных семей решалась в рамках той или иной общины, людьми, знающими друг друга десятилетиями. А потому и решения они принимали соответствующие: саму неблагополучную семью сделать объектом общественного презрения, а детей забрать и отдать туда, где они, в качестве ресурса, могут принести наибольшую пользу общине («миру»).

С точки зрения современного общества такая практика выглядит абсолютной дикостью. Поэтому в 2013 году швейцарское право, регулирующее порядок опекунства, было полностью пересмотрено. На место «междусобойчика» «лучших людей города» заступила  структура под названием «Швейцарская национальная служба опеки и защиты интересов детей и взрослых» («Kindes- und Erwachsenenschutzbehörde» – «KESB»). Однако исторический груз, довлеющий над ней, очень быстро превратил ее едва ли не самую ненавистную чиновничью структуру страны. Почему? Насколько оправдана эта народная «нелюбовь», которая стала даже мощным мотивом к запуску народной законодательной инициативы, требовавшей качественно поменять характер деятельности «KESB»?

Ein junger Mann legt die Hände auf die Schultern eines Betagten.

После инсульта 88-летний Клаус Зайдель (Klaus Seidel) заявил, что в швейцарский «дом престарелых» он не пойдет ни за что и никогда. Его племянник (справа) помог ему «бежать» на историческую родину в Германию. В настоящее время К. Зайдель живет там недалеко от своих родных в специальном жилом комплексе для инвалидов с возможностью организации профессионального патронажного ухода.

(Helmut Seidel)

Эрике* из Винтертура было всего шестнадцать, когда в конце 90-х годов она забеременела. В Швейцарии ребенку несовершеннолетней матери по закону положен попечитель. Как говорит Эрика, она с властями долго обсуждала вопрос, не сможет ли функции попечителя взять на себя кто-нибудь из ближайших родственников. Вопрос был решен отрицательно, однако ее потом очень удивил тот факт, что формальная попечительница ни разу к ней даже не зашла, чтобы посмотреть, все ли Эрика делает правильно и как она вообще строит свои отношения с малышом.

«Тогда я просто пригласила ее на ужин», — рассказывает Эрика. Получился прекрасный вечер. А в день своего 18-летия Эрика без проблем получила в отношении своей дочери родительские права. Потом она становится серьезной и говорит: «Думаю, сейчас все было бы по-другому». В смысле? Ну, в смысле, что все было бы не так человечно и не так просто с точки зрения бюрократии. Она знает, о чем говорит, ведь сейчас она работает в пансионате с постоянным проживанием людей с физическими и психическими отклонениями. Она убеждена, что бездушия и формализма со стороны чиновников сейчас в Швейцарии стало гораздо больше.

Видео Новое швейцарское законодательство в области опеки

Как функционирует современная система социальной опеки в Швейцарии? Подробности (SRF/swissinfo.ch).

«Родители таких людей, взявшие на себя опекунство над своими же взрослыми детьми, порой просто замотаны огромным количеством ненужной формальной писанины», — говорит она. И так считает не только Эрика. Многие убеждены в том, что «KESB» — это настоящий бюрократический монстр. То, как раньше решались такие дела, как в ее случае, новой структурой объявлено едва ли не «бесовщиной» и изгнано из практики. На первое место выступили «научные» методикиВнешняя ссылка, за которыми, как убеждена Эрика, совершенно потерялся живой человек. 

При необходимости принять решение о передаче того или иного лица под опеку, «KESB» даже и не думает выяснить для начала, может ли функции опекуна взять на себя кто-нибудь из родственников. Решения принимаются без участия заинтересованных лиц и их близких. Органы опеки грубо вмешиваются в налаженную семейную жизнь и тот, кто однажды попал в эти жернова, может ставить на себе крест. Короче говоря, KESB — это служба, которую в Швейцарии ненавидят дальше больше инквизиции.

Лучше умереть, чем в интернат

Почему же так получилось? Ведь, казалось бы, в Швейцарии было сделано все, чтобы избавиться от груза исторических ошибок. В 2013 году швейцарское опекунское право, которому на тот момент было уже более ста лет, подверглось комплексному пересмотру. Муниципальные «любительские» органы опеки были превращены в профессиональные структуры, во главе угла которых стояла защита интересов людей. Эта цель даже была закреплена в их названии, но самое главное, борьба с неблагополучием в семьях была изъята из общинного патриархального «мира» и передана в руки людей, получивших специальное психологическое, педагогическое, юридическое образование.

Именно такие «профи» и принимали теперь решения о том, следует ли поместить ребенка в детский дом, объявить психически больного человека недееспособным или же отправить старого человека с признаками деменции в дом престарелых. Однако очень быстро по репутации новой структуры были нанесены мощные удары. В городе городке Флаах (FlaachВнешняя ссылка, кантон Цюрих) мать предпочла убить двух своих детей, но только не отдавать их в детский дом. Потом в прессу попала история о том, как пожилой мужчина сбежал с помощью своего племянника в ГерманиюВнешняя ссылка, потому в швейцарский дом престарелых он попасть не хотел ни при каких обстоятельствах. Наконец, еще один отец семейства устроил своей жене и двоим детям побег не куда-нибудь, а на ФилиппиныВнешняя ссылка, а все потому, что он не был согласен с решением об изъятии его детей из семьи.

Ein Paar sitzt auf einer Bank vor einem Kiosk auf den Philippinen, während ihre Tochter spielt

Семья Каст (Kast) на Филиппинах. Отец семейства почти что «выкрал» своих детей из спец-поселения с целью «спасти их от рук службы опеки». Сегодня он живет с супругой и детьми на Филиппинах с тем, чтобы не дать «KESB», как он говорит, «отнять у него детей».

(SRF-Screenshot)

В глазах общественного мнения чиновники из «KESB» стали бездушными автоматами. На политическом уровне все громче раздавались требованияВнешняя ссылка относительно необходимости обеспечить большую прозрачность в работе системы опекунства и предоставить членам семей больше прав в рамках принятия решений, непосредственно их касающихся. В кантоне Швиц (Schwyz) совсем немного голосов не хватило для решения о возвращении дела опекунства назад в руки общинных правлений. В настоящее время идет сбор подписей под общенациональной народной законодательной инициативойВнешняя ссылка, предлагающей в деле опекунства приоритет предоставлять членам семей.

Темное прошлое системы швейцарского опекунства

Профессор Кристоф Хэфели (Christoph HaefeliВнешняя ссылка), эксперт в сфере опеки и попечительства, удивлен такой критикой в адрес «KESB». Он считает, что по сравнению с прошлым многое стало лучше, к примеру, повысилось качество юридической поддержки. Сейчас судьбу собственных соседей уже не решают замороченные повседневными хлопотами дилетанты. Архаичное опекунское законодательство приводило к тому, что вплоть до 1980-х гг. дети, находящиеся под опекой, должны были в качестве так называемых «приемышей» в семьях богатых крестьян отрабатывать свое пропитание, вкалывая на полях и в коровниках.

Verdingkinder bei der Arbeit auf dem Feld

Судьба так называемых «работных детей» является одной из самых темных глав швейцарской истории. Власти могли насильственно изъять детей из бедных семей и отдать их «в люди» в семьи состоятельных крестьян, где тех использовали в качестве бесплатной рабочей силы. На фото: кантон Берн, 1954 год, дети на полевых работах.

(Walter Studer/KEYSTONE)

Более того, очень часто у цыган детей просто отбирали и отдавали «на перевоспитание», а случаи насильственной стерилизации и «административного задержания», а фактически тюремного заключения, так называемых «тунеядствующих» и «распущенных лиц», которые на самом деле никаких преступлений не совершали, были в Швейцарии в порядке вещей. Были! Потому что с созданием «KESB» все эти эксцессы ушли в прошлое. Несколько лет назад успешный швейцарский предприниматель Гвидо Флури (Guido FluriВнешняя ссылка), который сам воспитывался в детском доме в качестве такого «приемыша», выступил с так называемой «Законодательной инициативой по возмещению морального и материального ущерба» таким жертвам «государственного призрения», как он.

Родители совершеннолетних детей, нуждающихся в опеке

С пересмотром законодательства Швейцарии в области социальной опеки заметно изменилась и ситуация для родителей совершеннолетних детей-инвалидов.

Правовой статус «расширенного родительского попечения» («erstreckte elterliche Sorge») был ликвидирован, родители стали т. н. «соопекунами» («Beistand»), что привело к росту административной нагрузки. Многие родители считали, что чиновники просто издеваются, требуя от них, например, предоставлять в органы опеки справки об отсутствии судимости и долгов.

И вот недавно совместно с «Обществами инвалидов» Швейцарии «Конференция по защите прав ребенка и взрослых» («Konferenz für Kindes und Erwachsenenschutz» — «KOKESВнешняя ссылка») сумела выработать порядок защиты данной категории населения, отвечающийВнешняя ссылка в той или иной степени интересам всех сторон. Например, теперь родители могут быть частично освобождены от обязанности предоставлять чиновникам отчеты, в том числе и финансового характера.

Конец инфобокса

А после того, как «KESB» стала в обществе подвергаться массированной критике, он создал специальный консультационно-координационный офис «KESCHAВнешняя ссылка», своего рода арбитражное ведомство, к которому могут обращаться все те, кто считает, что он стал жертвой несправедливого обращения со стороны чиновников «KESB». Без работы этот офис отнюдь не простаивает, однако, по словам Г. Флури, новая система работает в большинстве случаев вполне удовлетворительно. 

«Обновленное законодательство в сфере опеки и попечительства привело к заметной профессионализации этого рода деятельности», — говорит он. Потенциал для дальнейшего улучшения он видит, кроме всего прочего, в совершенствовании общения и коммуникации с теми, кто становится объектом мер, решение о которых принимают эксперты «KESB». В любом случае, Г. Флури полностью исключает возвращения к старой системе, когда решающее слово было за общинами и муниципалитетами.

«KESB» обходится дорого?

Но если все это действительно так, почему же тогда у «KESB» столь негативная репутация? Главной причиной Г. Флури считает трагедию во Флаахе: «Здесь, и не без участия СМИ, „KESB“ поспешно сделали основным козлом отпущенияВнешняя ссылка». Кристоф Хэфели усматривает корень всех зол во взрывообразном росте расходов на финансирование профессиональных органов опеки. Наконец, свою роль играет и региональный фактор: негативная оценка деятельности «KESB» характерна только для немецкоговорящей Швейцарии, только здесь замена дилетантов на профессионалов была воспринята в качестве качественной смены всей парадигмы общественного бытия, как болезненный разрыв со «старым добрым» патриархальным укладом. И только здесь, поэтому, профессионализм многими зачастую расценивается как бездушие.

«Понятно, что профессиональные органы и структуры обходятся дороже дилетантских», — говорит К. Хэфели. — «Но ведь качество задаромВнешняя ссылка не получишь». Что же касается якобы стремления «KESB» назначать в качестве опекунов только дорогостоящих профессионалов, игнорируя родственников, то тут он приводит следующие данные: «В Швейцарии на одного подопечного, переданного на поруки родственникам, приходятся 72 человека, находящихся „под крылом“ профессионалов». Куда более серьезной является, по его словам, другая проблема, а именно, тот факт, что «сейчас решения о передаче тех или иных лиц под опеку принимает „KESB“, но оплачивать эти решения должны общины и муниципалитеты».

И если раньше власти были кровно заинтересованы в том, чтобы отправлять в профессиональные интернаты и детдома как можно меньше своих граждан, то сейчас все изменилось. Экспертам «KESB» в целом все равно, что думают общины насчет роста расходов. У профессиональных психологов и юристов на первом месте находятся интересы тех, кто нуждается в помощи. Бюджетные проблемы общин для них особой роли не играют. Общины же, со своей стороны, вряд ли могут быть довольны ситуацией, когда кто-то со стороны обязывает их платить — в случае, конечно, если родственники сами не в состоянии оплачивать уход за такими подопечными. Не случайно, что в 2016 году количество решений о постановке под опеку, в частности, несовершеннолетних лиц, заметно выросло (см. инфобокс внизу). «Поэтому сейчас в „KESB“ стали более тщательно учитывать все факторы, в том числе и финансовые», — говорит К. Хэфели.

*Имя изменено.

Число решений о постановке под опеку (2016 г.)

В 2016 году число несовершеннолетних лиц, в отношении которых органами «KESB» было принято решение об их постановке под опеку, выросло по сравнению с предыдущим 2015 годом на 4,5%. В возрастной категории «от 18-ти и старше» этот рост составил 3,5%.

Что касается детской опеки, то в 77 % случаев соопекуны были назначены из-за споров о праве одного из разведенных супругов навещать своего ребенка или же по причине сделанного вывода о том, родители не в состоянии надлежащим образом воспитывать собственных детей. Решения об изъятии детей из своих семей и о передаче их в приемные семьи составили долю в 10%.

Насколько широко распространены в Швейцарии такие и иные родственные меры, точно сказать невозможно из-за отсутствия достоверной статистики. Известно, однако, что в Конфедерации довольно часто органами опеки принимаются решения о принудительном помещении в психиатрический стационар общего типа.

Конец инфобокса


Перевод: Юлия Немченко


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта