Коронавирус, рынки, Центробанк, или Биржа в свободном падении

Биржи горят, а страдают швейцарские пенсионные фонды: прохожие на цюрихской Банхофштрассе обсуждают ситуацию на фондовом рынке. Keystone

По всему миру фондовые биржи схлопываются и переходят на режим сброса активов. Чтобы спасти их от окончательной гибели Центральные банки ведущих стран залезли в «закрома родины» и начали заливать все вокруг ликвидностью в огромных масштабах. Что случилось? И что сейчас делает Швейцарский Национальный, он же Центральный, Банк? Спокойный взгляд на неспокойные финансовые дни.

Фабио Канеч (Fabio Canetg)

Швейцарский фондовый рынок рушится. Это надо признать. За четыре последних недели индекс швейцарского фондового рынка SMI потерял невероятные 27%. Сильнее всего пострадал финансовый сектор: бумаги «Кредит Свисс» торгуются сейчас в два раза дешевле, чем еще в середине февраля. Бумаги страховой компании Zürich Versicherungen и банка UBS находятся в таком же незавидном положении. Населения Швейцарии это касается напрямую, поскольку активы пенсионных фондов и их личные сберегательные депозиты если и инвестируются, то в основном именно в такие ценные бумаги.

Пока что на помощь финансовой отрасли пришли почти исключительно только Центральные банки. Стоит оторваться на пять секунд от компьютера и выйти на балкон передохнуть, как по возвращении тебя ожидает очередной пресс-релиз очередного Центрального банка. Ок, вдох глубокий, руки шире, не спешите...! Давайте остановимся на минуту и посмотрим системно на то, что сейчас делают основные Центральные банки мира, а потом мы проведем краткий аналитический обзор решений Швейцарского национального банка. Сегодня в четверг его правление должно собраться для «оценки сложившейся ситуации». Но сначала посмотрим на США.

Федеральный резервный банк (ФРС), Вашингтон, округ Колумбия, США. Американский ЦБ стал первым крупным Центральным банком, отреагировавшим на угрозу, которую представляет вирус для мировых рынков. Уже 3 марта 2020 года он внепланово снизил учетные ставки на 0,50 процентных пункта. Это было сделано в ответ на атаку коронавируса на фондовые рынки США. Всего за семь торговых дней котировки там упали более чем на 13 процентов. Инвесторы начали распродажу активов, предвидя все негативные последствия пандемии для реальной экономики. После снижения процентной ставки котировки вроде стабилизировались, но через несколько дней продолжили падение. Кризисный менеджмент Дональда Трампа не успокоил и не убедил рынки. Затем последовало дальнейшее снижение еще на 15 процентов.

Невероятное предложение

В ответ 13 марта 2020 года ФРС приняла решение сделать рынкам предложение невероятных масштабов и пропорций: ЦБ США предложил финансовой системе в долг на время более 5000 миллиардов долларов. Это должно было уберечь от падения все системные банки. 5000 миллиардов — это кошмарно огромная сумма, это примерно столько же, сколько Швейцария тратит на потребление за десять лет. Проблема однако заключалась в том, что самим банкам деньги требовались лишь в очень ограниченной степени. То есть ты можешь привести лошадь к воде, но пить воду должна сама лощадь. Банки отворачивались и пить не хотели.

Понижательная тенденция на биржах: трейдер на Нью-Йоркской фондовой бирже в начале марта 2020 года. Copyright 2019 The Associated Press. All Rights Reserved

Затем в трудовой биографии Джея Пауэлла (Jay Powell), председателя Совета управляющих Федеральной резервной системы, наступили, наверное, два самых напряженных дня и две самые беспокойные ночи. Как и в 2008 году, он и его команда должны были за выходные найти решение этой головоломки. В противном случае фондовым рынкам грозил тотальный обвал. В воскресенье 14 марта 2020 года, в 20.00 по швейцарскому времени, ФРС произвела, как крейсер «Аврора», выстрел из носового орудия, в очередной раз снизив учетную ставку (стоимость денег) на еще один полновесный процентный пункт, сопроводив этот выстрел обещанием предоставить банкам в ближайшие месяцы в формате «количественного смягчения» еще 700 млрд. долларов. 

Стратегия «количественного смягчения» позволяет Центральному банку выбросить на рынок любую денежную массу, выкупая, в частности, на неограниченный срок у банков их государственные облигации. Банки не прочь поучаствовать в такой игре, коль скоро они сами могут определять, сколько ликвидности (= долларов) они хотели бы получить за их государственные облигации. В то же время ФРС пообещала всем крупнейшим Центробанкам предоставить доллары для их внутренних рынков. Это обеспечило иностранным банкам доступ к долларовой ликвидности достаточно большого объёма. Тем не менее, несмотря на все эти меры, когда фондовые рынки вновь открылись в понедельник утром 16 марта, котировки упали еще на 8%. В общем зачете с середины февраля Уолл-стрит сожгла более четверти от всех американских активов вместе взятых.

Смена обстановки: Европейский центральный банк (EZB), Франкфурт-на-Майне, Германия. В то время как Федеральная резервная система США действовала, Европейский центральный банк предпочитал «хранить гордое молчание». Единственно им было сказано, что Банк «будет внимательно следить за ситуацией». Слежка продлилась до прошлого четверга 12 марта. Главной проблемой была, как заявила председатель EZB Кристин Лагард (Christine Lagarde), «ликвидность в банковском секторе, точнее, ее отсутствие». Поэтому теперь Европейский Центральный банк «готов отпечатать еще 120 млрд евро на покупку гособлигаций, что увеличит объемы евро у банков и уменьшит проблемы с ликвидностью, которые испытывал финансовый сектор». При этом, вопреки ожиданиям рынка, снижения ключевых процентных ставок в Европе так и не произошло.

Деньги с неба для банков

Вместо этого произошло снижение процентных ставок в рамках «Операций долгосрочного рефинансирования» (longer-term refinancing operations — LTROs). Звучит заумно, но на самом деле все просто: мы имеем в данном случае дело с инструментом ЕЦБ по предоставлению дополнительной ликвидности банкам. Теперь банки могли занимать деньги у ЕЦБ по ставке минус 0,75% и тут же парковать их там по ставке минус 0,50%. Фактически это был финансовый подарок от ЕЦБ банкам, что очень было похоже на те самые «вертолетные деньги», о которых мы с вами уже говорили (см. ниже подробнее). Правда, в отличие от идеального мира, такие евро разбрасываются не над театрами и ресторанами, но исключительно над финансовыми учреждениями.

Швейцария, Берн, особняк специального ведомства... Извините, особняк Национального (Центрального) банка (SNB). Что в этой ситуации делает главный финансовый регулятор Конфедерации? Сегодня в четверг его правление должно собраться «для очередной плановой оценки ситуации». Вряд ли по итогам этой планёрки следует ожидать больших шагов в области процентных ставок. 

В SNB господствует мнение, что нижний предел в минус 1, 00% по депозитам уже достигнут. В экономическом плане еще более низкие отрицательные проценты по депозитам возможны, но с политической точки зрения это вряд ли реализуемо. Банки в Швейцарии уже сейчас активно оппонируют политике отрицательных процентных ставок, потому она элементарно не дает им зарабатывать деньги.

Предел политики валютных интервенций 

Но ничего не делать — это тоже не вариант. Ведь Национальный банк Швейцарии очень озабочен тем, что происходит сейчас со стоимостью франка. За последний год он подорожал примерно на 7% до почти 1,05 франка за 1,0 евро, а это делает швейцарский товарный экспорт еще более дорогим для зарубежных потребителей. SNB может предотвратить дальнейшее повышение курса швейцарского франка путем интервенций на валютном рынке. ЦБ Швейцарии уже активно прибегает к такому методу, причем в значительной степени. Только на прошлой неделе из-за этого объем иностранных активов (государственных облигаций) в хранилищах Национального банка Швейцарии вырос на 4,4 миллиарда швейцарских франков. 

Эта сумма эквивалента годовому бюджету всех Вооруженных сил Швейцарии. Покупки таких активов финансируются за счет печатного станка. Хорошая новость заключается в том, что швейцарский Нацбанк может напечатать столько денег, сколько захочет. Теоретически, он может противостоять любому давлению рынка, ведущему к удорожанию швейцарской национальной валюты. 

Однако этот инструмент имеет свои политические ограничители. Общий баланс ШНБ уже и так составляет 845 миллиардов швейцарских франков. В рамках соотношения этой суммы к ВВП страны в его стоимостном исчислении швейцарский ЦБ давно является едва ли не самым богатым Центральным банком мира. Такая ситуация притягивает к себе завистливые взгляды и является очевидным риском. 

В Швейцарии и так ведь уже все громче звучат голоса в пользу закачки «лишних» активов Национального банка, например, в бюджет государственной пенсии по старости (AHV/AVS). Или — и этого следовало ожидать — эти деньги предлагается потратить на борьбу с коронавирусом и на компенсацию весьма дорогостоящего решения правительства отправить всех домой и закрыть страну для нормальной общественной и экономической жизни. А тут еще «скрытая угроза» со стороны США, потому что страны, которые активно регулируют свой валютный рынок, находятся под угрозой попадания в какой-нибудь из многочисленных «черных списков».

Так что же делать?

Денежные шлюзы открыты, все новые и новые сообщения из сферы глобальной денежно-кредитной политики публикуются регулярно. На улице солнечно. Я работаю дома. Текст получился большой и я выхожу на балкон, глотнуть свежего воздуха. Надеюсь, что в ближайшие два часа ничего важного я не пропущу.

Свяжитесь с нашим автором в социальной сети Twitter.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей