Navigation

«Большие гонки» за плодородными землями?

В Африке каждый второй житель – крестьянин. И земля, как правило, его единственный ресурс для выживания. Reuters

Плодородные сельскохозяйственные земли в развивающихся странах становятся все более привлекательными для глобальных инвесторов. Университет г. Берн создал базу данных, позволяющую отслеживать «большие гонки» за плодородными землями.

Этот контент был опубликован 14 октября 2016 года - 11:00
Армандо Момбелли ( Армандо Момбелли), swissinfo.ch

«Спекулятивные покупки земель, которые происходят сейчас при развитии глобальной экономики, приобретают настоящие формы неоколониализма. Богатые государства завладевают все большим количеством ценных земель в бедных странах, при этом в двух третях этих стран население страдает от голода», – утверждает швейцарский агроном и энтомолог Ханс Рудольф Херрен (Hans Rudolf HerrenВнешняя ссылка). Он получил уже целый ряд международных наград, в том числе Всемирную продовольственную премию за работу по предотвращению голода в Африке.

Х.Р. Херрен в течение многих лет является одним из международных специалистов по сельскому хозяйству, которые осуждают феномен «land grabbing», что означает «захват земли». «Как правило эти земли крупномасштабно используются для промышленного сельского хозяйства, а также для выращивания сельхозпродуктов, которые в результате оказываются не предназначены для местного рынка: большинство экспортируется либо используется, среди прочего, для производства биологического топлива, корма для скота и промышленных продуктов питания». 

Land Matrix

База данных Land Matrix координируется Центром по развитию и окружающей среде (CDEВнешняя ссылка) Университета Берна, Центром международного сотрудничества в области сельскохозяйственных исследований в целях развития (CIRADВнешняя ссылка) в Париже, Германским институтом глобальных и региональных исследований (GIGAВнешняя ссылка) в Гамбурге, Немецким обществом по международному сотрудничеству (GIZВнешняя ссылка) в Бонне и Международной земельной коалицией (ILCВнешняя ссылка) в Риме. 

Для сбора данных эти структуры сотрудничают, в основном, с пятью организациями-партнерами, которые способствуют ведению сельского хозяйства и устойчивому развитию в Африке, Азии и Латинской Америке.

В базе данных Land Matrix регистрируются сделки о продаже земли площадью 200 га в странах с низким доходом на душу населения (до 1000 долларов США в год) или средним доходом (от 1000 до 4000 долларов США в год), согласно рейтингу Всемирного банка.Внешняя ссылка Помимо пахотных земель также регистрируется покупка и аренда земельных участков, используемых для лесного хозяйства, промышленности, охраны окружающей среды и климата, туризма и других видов экономической деятельности. 

End of insertion

Потребность в продовольствии растёт  

С 2012 года захват земель контролируется на международном уровне с помощью электронной базы данных Land Matrix, созданной и управляемой междисциплинарным Центром по развитию и охране окружающей среды (CDE)Внешняя ссылка Университета Берна совместно с четырьмя другими европейскими научно-исследовательскими институтами. Эта инициатива родилась в результате тревожного роста феномена «захвата земли», наблюдаемого в последнее время.  Её цель – помочь правительствам, местным общинам, организациям, способствующим развитию, ученым для создания большей прозрачности и подотчетности в сфере купле-продажи земли. 

«Данное явление существовало всегда, даже после окончания колониализма. Но за последние десять лет эта тенденция значительно усилилась вслед за существенным ростом цен на продовольствие и увеличением производства биотоплива. Кроме того, из-за кризиса на финансовых рынках с 2007 года всё больше инвесторов стало проявлять интерес к земельным ресурсам и сельскохозяйственной продукции», –отмечает Маркус Гигер (Markus GigerВнешняя ссылка), исследователь CDE.

За последние 2-3 года эта тенденция приостановились из-за недавнего падения цен на продукты питания и нефть. Кроме того, многие проекты по производству биотоплива были заморожены в результате возникшей критики на международном уровне. Однако гонка за плодородными землями в дальнейшем будет только расти: увеличение численности населения планеты и улучшение уровня жизни в развивающихся странах повысит потребность в продуктах питания, в то время как запасы плодородных земель и воды будут уменьшаться. 

Права на землю отсутствуют 

Онлайн-платформа Land Matrix готовит к публикации новый отчёт в конце октября. Для его создания было проиндексировано 27 миллионов гектаров сельскохозяйственной земли, приобретенной международными инвесторами с 2000 года. Принимая во внимание земельные участки, предназначенные для иных целей: горнодобывающей промышленности, производства древесины, промышленного производства, туризма и других – исследователи констатируют, что площадь приобретённых земель увеличилась до 43 миллионов гектаров. В базе данных регистрируются только крупные сделки, превышающие 200 гектаров, поэтому многие менее значительные акты купли-продажи остаются в тени.

Три четверти из 20 государств, наиболее затронутых феноменом «захвата земель», составляют африканские и азиатские страны из категории наиболее бедных в мире, где слабо защищены права населения. «Покупать явно проще в странах с плохим управлением, слабыми органами власти и практическим отсутствием права на землю. Здесь власти могут легко навязать жителям свою волю, а в некоторых случаях, как, например, в Камбодже, даже заставляют местное население переселяться в другую местность», – объясняет Маркус Гигер.

Расплачиваются за это в основном мелкие фермеры. «Большинство сделок не затрагивает малонаселенные районы или еще не обрабатываемые земли. Наоборот, как правило, покупаются легкодоступные территории с наиболее плодородными землями и возможностью орошения. Это означает, что крестьяне лишаются пахотных земель и, соответственно, средств к существованию».

Внешний контент

Надежды на развитие

Однако африканские и другие страны отдают свои земли иностранным инвесторам не только из-за финансовых интересов олигархии. «Эти государства имеют дело с проблемами бедности и экономического развития. Они пытаются найти возможности для стимулирования экономического роста, и часто земля – это единственное, что здесь вообще можно продать. Ведь продаваемые территории, как правило, принадлежат государству», – считает Маркус Гигер. 

Многие правительства развивающихся стран также убеждены в том, что сельское хозяйство нуждается в модернизации с применением новых технологий, даже если в большинстве случаев это означает использование пестицидов, химических удобрений или генетически модифицированных организмов. Они также надеются, что инвестиции в сельское хозяйство позволят развить инфраструктуру, повысить товарооборот и занятость. 

По мнению исследователя, приобретение земли иностранными инвесторами может принести и положительные результаты. «Следует ясно понимать, какой тип сельского хозяйства нужно выбрать в данной местности. Также необходима гарантия, что инвестиции осуществляются с определенной социальной и экологической ответственностью». Что, к сожалению, имеет место не всегда: «Различные отчёты показывают, например, что при покупке земель новым владельцем вовсе не обязательно становится больше рабочих мест. Многие крестьяне наоборот остаются и без работы, и без земли». По данным Land Matrix, почти в половине случаев с местными жителями никто даже и не консультируется.

Не слишком прозрачные инвестиции 

В 2012 году Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO)Внешняя ссылка были выработаны международные правила с целью регуляции покупку земли в соответствии с соблюдением прав коренных народов и норм по охране окружающей среды. Эти стандарты не являются обязательными, а потому, как и прежде, трудно оценить, помогли ли они повысить ответственность правительства и инвесторов. Поэтому такая онлайн-платформа по сбору данных, как Land Matrix, может пролить свет на размах и главных действующих лиц «захвата земель».

Внешний контент

«Швейцария является значимым финансовым игроком с сотнями миллиардов франков, находящимися в управлении не только у банков, но и у других структур, таких как, например, пенсионные фонды или фонды страхования по старости, на случай утраты кормильца и инвалидности (AVS). Вполне вероятно, что значительная часть этих денег также была помещена в инвестиционные фонды, работающие с сельскохозяйственными товарами и территориями. По этим фондам информация недостаточно прозрачна, и даже нам трудно проследить существующие связи», – отмечает Маркус Гигер. 

По мнению Ханса Рудольфа Херрена, швейцарское правительство должно требовать большей прозрачности и запретить спекулятивные инвестиции в области производства сельскохозяйственной продукции. «Мы можем спекулировать на золоте, потому что без него можно обойтись. Но мы не можем жить без продуктов питания. Спекуляция на продуктах питания – это преступление, и ее следует запретить». 

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.