Navigation

О том, как город Санкт-Галлен оказался разделен стеной

Политические и религиозные разногласия были в Санкт-Галлене настолько значительны, что в один прекрасный момент показалось:, что единственное решение в такой ситуации — это построить стену. Stadtarchiv der Ortsbürgergemeinde St.Gallen

Не только Берлин был разделен стеной, но и Санкт-Галлен. Другая история, другая эпоха, но схожие политические мотивы. 

Этот контент был опубликован 24 января 2021 года - 07:00

Стены неоднократно в истории играли роль политических инструментов. Так называемый «антифашистский защитный вал» делил на две части город Берлин во время холодной войны. Сегодня Белфаст и Никосия также разделены стеной. Во время Реформации, однако, стены также использовались для того, чтобы отделить друг от друга районы, заселенные католиками, с преимущественно протестантским населением. 

Так было, например, в швейцарском городе Санкт-Галлен, где с 1567 по 1807 год стена отделяла протестантский город от католического монастыря. Сегодня следов этой стены практически не осталось. Но как она возникла? Наш экскурс в историю. Напомним, что Санкт-Галлен, один из крупнейших городов на востоке Швейцарии, на момент начала Реформации был важным промышленным центром. Здесь активно развивалась текстильная промышленность. 

Город Санкт-Галлен под руководством мэра Йоахима Вадиана (Joachim Vadian, 1484 — 1551) стал оплотом Реформации. © Keystone / Christian Beutler

Аббатство Санкт-Галлена, вошедшее позже в список Культурного наследия ЮНЕСКО, также было сильным политическим и экономическим игроком. Политическое разделение города и монастыря в целом произошло уже в 15-ом веке. В 16-м веке к нему добавилось разделение конфессиональное. Город, особенно под руководством мэра Йоахима Вадиана (Joachim Vadian, 1484 — 1551) стал оплотом Реформации. Монастырь же оставался католическим, территориально находясь в центре протестантского города. 

Дева Мария в публичном доме

В городе Санкт-Галлен учение Реформации имело даже еще больше сторонников, чем в Цюрихе. Идеи Лютера упали здесь на плодородную почву. Однако в первую очередь это привело к резкому росту числа актов насилия и вандализма, направленных против католической церкви. Основным оппонентом новых религиозных веяний был священник Венделин Освальд (Wendelin Oswald, умер в 1541 году в Айнзидельне). Его инвективы, направленные против Реформации, вызывали недовольство санкт-галленских купечества и бюргерства.

В 1524 году Городской совет даже запретил ему вступать на территорию города, поскольку светские власти не могли больше гарантировать Освальду личную безопасность. Ведь его проповеди были формой жесткой критики, направленной в адрес городских властей Санкт-Галлена, якобы неспособных держать под контролем плебс, которого интересует вовсе не новое учение, но возможность грабить католические церкви и совершать акты святотатства.

В городе курсировали самые разные, пророй совершенно невероятные слухи, например о том, что один из горожан будто бы лично выкрал из одной из церквей статую Девы Марии и в знак протеста отнес ее в один из городских публичных домов. В архивах до сих пор не найдено никаких документальных подтверждений такого рода действий. Но ясно одно: отношения между светскими и церковными властями, между городом и монастырем, были очень напряженными. 

В 1526 году протестантское духовенство города Санкт-Галлен выпустило своего рода памфлет, в котором оно не только попыталось донести до своего непримиримого противника Венделина Освальда основы протестантской доктрины. Одновременно оно информировало граждан города о том, что бунты, мятежи и восстания, даже во имя нового учения, являются деянием антихристианским. Реформация не означает демонтажа власти, и подчиняться властям нужно даже тогда, когда это идет вразрез с собственными религиозными убеждениями. 

Виноваты же в беспорядках, по мнению высших протестантов Санкт-Галлена, были в итоге только отдельные мятежники, действовавшие «исключительно из корыстных побуждений». Содержавшийся в памфлете призыв к сдержанности во многом предвосхитил такой же призыв, обращенный в июне 1529 года к гражданам популярным мэром Йоахимом Вадианом. Особого впечатления, видимо, эти слова на санкт-галленцев не произвели: буквально сразу после обращения мэра они на некоторое время силой захватили территорию монастыря. 

Патовая ситуация

И город Санкт-Галлен, и монастырь Санкт-Галлена имели статус имперских территорий (Reichsstadt, Reichsabtei), то есть располагали «охранными грамотами» Императора Священной Римской империи, в которых также были учтены экономические и политические привилегии, гарантированные Короной. Проблема состояла, однако, в том, что, в отличии от Цюриха, у города Санкт-Галлен не было в распоряжении собственных земель. 

Сразу же под его стенами начинались чужие монастырские владения. Но будучи имперскими территориями, они обладали одинаковым «административным ресурсом», находясь в патовой ситуации, которая регулярно переживала периоды эскалации насилия. После поражения протестантов в 1531 году в так называемой Второй Каппельской войне (Zweiter Kappelerkrieg) монастырь смог вернуть себе свои материальные активы и нарастить политическую власть. 

Но и город Санкт-Галлен также укреплял свои позиции. Ко второй половине 16-го века на его территории, площадь которой не превышала и 4 квадратных километров, проживало примерно 6 тыс. человек. Не имея сколько-нибудь значимых податных владений за пределами стен, город, тем не менее, обладал капиталом, международными связями и техническим ноу-хау, что позволяло ему быть сильным политическим и экономическим игроком. 

Не допустить конфликта

В 1564 году умер Дитхельм Бларер фон Вартензее (Diethelm Blarer von Wartensee, род. 1503), аббат Санкт-Галленского монастыря. Церемония введения в должность («бенедикция») его преемника Отмара Кунца (Otmar Kunz, 1530 — 1577) была назначена на 16 октября 1565 года, то есть на праздничный День Св. Галла. На эту же дату пришлась и важная осенняя сельскохозяйственная ярмарка. Городские власти обоснованно опасались столкновений и беспорядков. 

Стена как политический механизм преследует цель не допустить чреватые конфликтами контакты противоборствующих политических систем. В Санкт-Галлене и в Берлине стен больше нет, а вот в Белфасте и на Кипре они до сих пор существуют. Stadtarchiv der Ortsbürgergemeinde St.Gallen

С тем чтобы избежать наихудшего сценария, Городской совет буквально накануне не только отменил ярмарку, но еще и запретил горожанам посещение монастыря, усилив охрану городских ворот. Католический монастырь Санкт-Галлена оказался в своего рода блокаде, ведь добраться до него можно было только по территории протестантского города. 

Аббат Оттмар Кунц имел все основания быть недовольным. Он обратился к Собору (Tagsatzung), швейцарскому протопарламенту, с требованием предоставить монастырю в городской стене собственные ворота, через которые его жители могли бы непосредственно попадать на территорию своих владений, не спрашивая соизволения города. 

Вильское соглашение и стена

В 1566 году по итогам судебного разбирательства между городом и монастырём было заключено Вильское соглашение (Wiler Vertrag). Оно предусматривало строительство в 1567 году стены (Schiedmauer), разделяющей городские и монастырские территории, и взаимный обмен активами и политическими ресурсами: город больше не платил монастырю подати, отказавшись в свою очередь от права иметь представительство в монастырском судебном органе.

Гораздо важнее, однако, был тот факт, что теперь и город, и монастырь могли развиваться самостоятельно. Как говорилось в документах той эпохи, каждый мог иметь теперь «sin eigen regiment für sich selbs» («свой собственный режим правления для себя самого»). Заключение Вильского соглашения надолго стабилизировало отношения протестантского города и католического монастыря. 

Замороженный конфликт

Свою роль сыграл и факт постепенного отдаления Швейцарии от Империи после так называемой Швабской войны 1499 года. Следует учесть, что в рамках сообщества швейцарских кантонов и регионов город Санкт-Галлен и монастырь Санкт-Галлена были «подчиненными территориями», фактически колониями (Zugewandte Orte), не имеющими внешнеполитических полномочий, а потому и амбиций. 

Это «заморозило» конфликты, имевшие место в прошлом между ними, затормозив одновременно их политическое развитие, но зато уберегая контрагентов от серьезных столкновений и взаимного материального ущерба. Кроме того, решение построить стену предотвратило раскол кантона Санкт-Галлен на два полукантона: один протестантский, другой католический. А именно так, например, распался некогда единый кантон Аппенцелль.

+ Подробнее об основных датах истории Швейцарии читайте по этой ссылке. 

Кстати, свободного прохода из монастыря за город и обратно все равно так и не было. Миновав «Карловы врата» (Karlstor), специально сделанные в городской стене, монастырские жители могли попадать в свои владения. Однако в ситуации общей разрядки напряженности с этим были готовы мириться все противоборствующие стороны.

Стена в Санкт-Галлене простояла с 1567 по 1807 годы. В 1805 году в Швейцарии было принято решение о роспуске вообще всех монастырей, соответственно перестала быть нужной и стена. В 2010 году в ходе благоустройства центральной части города, в частности, в районе площади Gallusplatz, линия старой стены снова была сделана заметной. Остатки же самой стены до сих пор видны на улице Галлусштрассе рядом с рестораном Zeughaus. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.