Немецкие военнопленные в Швейцарии после окончания Второй мировой войны

Немецкие солдаты сдаются. Wikimedia / U.S. National Archives

После Второй мировой войны многие немецкие солдаты бежали в Швейцарию или пытались переправиться через Швейцарию в третьи страны. Швейцарские власти реагировали по-разному: некоторые из беглецов были отправлены назад, другие — интернированы.

Кристоф Вюимье (Christophe Vuilleumier), Швейцарский национальный исторический музей, г. Цюрих

С 1945 по 1947 год во Франции находилось примерно 1 065 000 немецких военнопленных. 740 000 из них были доставлены из американских лагерей для интернированных, а 237 000 попали в плен на французской территории. Они как раз прибыли из Северной Африки, где до того находились под контролем британцев. Их всех отправляли на принудительные работы в разоренную войной Францию для помощи в восстановлении страны. Многие из них — почти 40 000 человек — погибли при разминировании, остальные умерли в плену.

Как и во многих других странах, во Франции война продолжала требовать жертв и после своего окончания. Французы стремились свести старые счеты и совсем не горели желанием проявлять милосердие к своим бывшим палачам. Голод, ужасные санитарные условия, заключенные, спящие в открытых землянках - в отчетах инспекций Международного комитета Красного Креста (МККК) французские лагеря сравнивались даже с Бухенвальдом или Дахау. Главной целью этих отчетов было заставить французские власти, которые в то время по понятным причинам были весьма враждебно настроены по отношению к Германии, как-то отреагировать.

Побег в Швейцарию

Всего за указанный выше период времени почти 80 000 человек — в основном солдаты Вермахта — смогли бежать из французских лагерей. Все они хотели вернуться домой на родину. По иронии судьбы многие из них повторили судьбу евреев, которые всего несколько месяцев назад также искали спасения в Швейцарии. Передвигаясь под покровом темноты, по опасным дорогам или прячась в грузовых железнодорожных вагонах без окон, некоторым удалось добраться до швейцарской границы и суметь поймать подходящий момент для её пересечения.

Французский лагерь для интернированных, в котором содержалось до 10 000 немецких военнопленных. Wikimedia / Национальный архив США. Wikimedia / U.S. National Archives


Массовый исход немцев начался в апреле 1945 года, когда французские войска вошли в Констанц. Немецкие гражданские лица и солдаты в панике бросились к швейцарской границе, у КПП «Кройцлинген» собралась целая толпа. 26 апреля 1945 года 150 военнослужащих Вермахта и немецких пограничных властей явились на границу и попросили разрешения на въезд в Швейцарию. Разрешение было дано, затем все эти лица были впоследствии интернированы. Вскоре после этого, в мае 1945 года, примерно 400 человек русских, военнослужащих Первой Русской национальной армии Германского Вермахта, прибыли в Лихтенштейн, многие из них - в сопровождении женщин и детей, и сообщили швейцарским пограничникам о своем желании быть интернированными в Швейцарии. Однако все они были сочтены «нежелательными», и им было отказано во въезде. И это было только начало. 

Немецкий военнопленный. Wikimedia / U.S. National Archives

В августе 1945 года швейцарские полицейские задержали в районе Невшательского озера в регионе города Флёрье (Fleurier) двух немецких военнопленных, бежавших из лагеря Валдаон-дан-ле-Ду (Valdahon dans le Doubs), а несколько дней спустя она арестовала еще трех беглецов в Будри (Boudry). Трое немцев были пойманы в Корселе (Corcelles) и выдворены во Францию, а в октябре 1945 года в Вуллерене (Vuillerens, кантон Во) были задержаны еще четыре солдата вермахта, сбежавшие из лагеря во французском городе Анмас (Annemasse) и пытавшиеся вернуться на родину. Беглецы также проявлялись даже в Женеве. Так, в январе 1946 года в железнодорожном вагоне на вокзале Корнавэн сотрудники «Швейцарской федеральной железной дороги» (SBB | CFF) обнаружили двух таких беглецов из лагеря в Тулоне. Еще два немецких солдата были задержаны в Бельвю (Bellevue) и переданы французским властям в августе. 

В то время как 20 августа 1946 года вооружённые силы гитлеровской Германии (Вермахт) были официально распущены в Берлине, полиция в Маршисси (Marchissy, кантон Во) задержала четырех немецких солдат в гражданской и военной одежде, бежавших из лагеря в Анси (Annecy). Четверо других, которые возвращались в Германию из Неаполя, были пойманы в лесу недалеко от города Курандлен (Courrendlin) в регионе швейцарской Юры. В следующем месяце пять немецких беглецов были задержаны в Берне и экстрадированы во Францию. В то же время в Люцерне состоялся суд над Отто Лёлигером (Otto Löliger): бывший военнослужащий швейцарских Вооруженных сил вступил в ряды СС в 1942 году и дослужился до звания оберштурмфюрера (Oberstumführer). Его приговорили к семи годам лишения свободы, что вызвало огромный резонанс в прессе.

Грабежи и кражи

В то время швейцарские газеты часто в то время писали о военных преступлениях нацистов, об ужасающих условиях в нацистских концентрационных лагерях и о ситуации в Германии, оккупированной союзниками, поскольку многочисленные попытки немецких военнопленных пересечь страну стали тогда привлекать внимание сначала журналистов, а потом и федеральных органов исполнительной власти. По их данным, опубликованным в апреле 1947 года, в 1946 году всего в Швейцарии было вынесено 99 постановлений о высылке с территории страны сбежавших немецких военнопленных. Причиной этому стали уголовные преступления. Эти беглецы, оставшиеся без гроша в кармане и зачастую совершенно одни, без посторонней помощи, были вынуждены воровать по мелочи и совершать кражи со взломом всякий раз, когда появлялась такая возможность.

Лагерь военнопленных недалеко от Рима. Wikimedia / Национальный архив США. Wikimedia / U.S. National Archives

Так, газета Gazette de Lausanne писала: «Границы полуоткрыты, а потому и международные мошенники вновь появились на территории нашей страны. Сотрудничая с правоохранительными органами за рубежом, Служба безопасности и правопорядка кантона Во (Service de la sécurité publique) сумела получить (от них) эффективную помощь, результатом этого стало задержание ряда злоумышленников».

Отношения швейцарцев с французской полицией характеризовались доверием и тесным сотрудничеством. 

«В прошлом году около ста бежавших немецких военнопленных пересекли нашу границу и проникли на территорию кантона Во. Чтобы предотвратить рост преступности из-за их появления, шеф кантональной полиции приказал усилить наблюдение; 24 сбежавших немецких военнопленных были задержаны, привлечены к ответственности и осуждены за совершение уголовных преступлений: это были в основном кражи велосипедов». 

Весной 1947 года в поле зрения водуазской полиции попали еще 347 беглых немецких военнопленных. Несмотря на постепенное освобождение немецких военнопленных французскими властями начиная с апреля, эта «миграция» не ослабевала в течение всего 1947 года. Весной были обнаружены, задержаны и незамедлительно выданы французской полиции пилоты люфтваффе, которым удалось сбежать от американцев во Франции. С февраля по сентябрь в кантоне Во было задержано 398 немецких военнопленных, бежавших из Франции; 42 из них — бывшие члены СС — были немедленно отправлены обратно. Лишь в 1948 году эти цифры начали снижаться.

Принять и оставить? Или выдворить?

В течение нескольких лет после войны на швейцарской земле были задержаны сотни немцев, пытавшихся вернуться домой. Однако, согласно докладу Международной комиссии историков под руководством Ж.-Ф. Бержье, случай беглых военнопленных представлял особую проблему, поскольку в соответствии с Гаагской конвенцией их могло принять нейтральное государство. Могло, но делать это было не обязано. Швейцария, таким образом, имела определенную свободу действий при принятии своих решений. И, хотя французским солдатам, бежавшим из немецких лагерей, было разрешено до 1942 года пересекать Швейцарию, чтобы добираться до неоккупированной зоны Франции, Департамент / Министерство юстиции и полиции Швейцарии призывало к «максимальной осторожности» и просило граждан держаться подальше от «нежелательных элементов», что часто имело драматичные последствия для тех, кого это касалось, в зависимости от их происхождения.

С бывшими солдатами вермахта обращались в Швейцарии довольно грубо, но, по крайней мере, отношение к ним было не таким жестоким, как к тем, кому было отказано во въезде. Некоторые из них, по примеру солдат Красной армии, бежавших из нацистских лагерей и искавших убежища в Швейцарии, были помещены в лагеря, находившиеся в ведении Федерального комиссариата по интернированию и госпитализации (Kommissariat für Internierung und Hospitalisierung), созданного Министерством обороны Швейцарии в июне 1940 года. А другие были выданы иностранным властям.

Портал SWI swissinfo.ch публикует материалы блога Швейцарского национального исторического музея (Blog des Schweizerischen Nationalmuseums), посвящённые актуальным и необычным темам из истории Конфедерации. Эти материалы публикуются в оригинале на немецком языке, частично переводятся на французский и английский языки.

End of insertion

Помощь немецким беженцам

В то время как некоторые из немецких беглецов были задержаны, другим все-таки удалось добраться до Германии. О количестве тех, кому это удалось, можно только догадываться. Однако известно, что некоторые из них получали помощь. Вплоть до закрытия дипломатических представительств гитлеровской Германии в Берне 8 мая 1945 года эти беглецы могли рассчитывать на неофициальную помощь немецких консульств, за которой некоторые из них, возможно, и обращались. Помощь также оказывали Немецкое отделение Центрального агентства по делам военнопленных Красного Креста (Deutsche Abteilung der Zentralstelle für Kriegsgefangene des Roten Kreuzes) в Женеве и Вернер фон Холлебен (Werner von Holleben), немецкий консул в Женеве, который оставался на своем посту в Швейцарии вплоть до 1946 года, хотя федеральное правительство Швейцарии официально и выслало к тому моменту всех сотрудников немецких дипмиссий в Германию. Вернер же фон Холлебен смог остаться в стране благодаря занимаемой им должности секретаря Христианской ассоциации молодежи (Sekretär des christlichen Vereins Junger Menschen).

Негласное административное участие Центрального агентства по делам военнопленных Красного Креста и, конечно же, Христианской ассоциация молодежи в репатриации немецких беженцев через Швейцарию было фактом почти очевидным. Но ведь для реальной организации этого процесса требовалась целая сеть логистики. Откуда приходила эта техническая поддержка? А приходила она от людей, швейцарцев, которые оказывали таким солдатам гуманитарную помощь, предлагая жилье, еду и уход. Среди них были, в частности, медсестра Барбара Борсингер (Barbara Borsinger) и врач Виола Ридерер фон Паар цу Шёнау (Viola Riederer von Paar zu Schönau), укрывшие некоторое количество немецких беглецов в подвалах женевской больницы «Клиника Гранжет» (Grangettes Clinic), а также священники-иезуиты из немецкоязычной Швейцарии, которые дали беглым военнопленным новую одежду и помогли им пересечь границу в Базеле. Эта чисто филантропическая, благотворительная операция требовала секретности из-за административных ограничений, наложенных на беглых военнопленных; кроме того, такая помощь вряд ли нашла бы понимание среди большей части населения Швейцарии. Однако во главе её стояли — имеются в виду Барбарп Борсингер и Виола Ридерер — женщины с непоколебимой верой, которые уже до этого помогли многочисленным еврейским детям во время Второй мировой войны.

Кристоф Вюимье — ученый-историк и член руководящего Совета Швейцарского исторического общества (Schweizerische Gesellschaft für Geschichte). Автор ряда книг и статей по истории Швейцарии 17-го и 20-го веков. Оригинал этого материала был опубликован в Блоге Швейцарского национального исторического музея, г. Цюрих.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей