Navigation

«Задача всей жизни: игра с реальностью»

Для нее этот камень является своего рода символом веры: она берет нечто, дает этому нечто новое имя и тем самым — новые свойства. swissinfo.ch

Творческая студия Розали Швайкер находится в южной части Лондона. Внутреннее пространство заполнено простой мебелью пополам со скульптурами и горшками с лично ею посаженными деревцами авокадо.

Этот контент был опубликован 29 октября 2013 года - 18:31
Винсент Ландон (Vincent Landon), г. Лондон, swissinfo.ch

Розали Швайкер родилась в Цюрихе в 1989 году, будучи второй из, в общей сложности, четверых дочерей отца-инженера и матери-специалиста по садовым ландшафтам.

Незадолго до ее поступления в школу отец получил новую работу в Германии и вся семья переехала в город Хайльбронн, в федеральную землю Баден-Вюртемберг. И тут сразу хотелось бы официально снять с себя всякую ответственность за все приведенные далее факты.

Сама Розали официальным биографическим данным (возраст, образование, карьера) не придает практически никакого значения. Такого рода информация в ее глазах играет подчиненную роль, дата рождения для нее это своего рода праздник, отметить который можно в любой подходящий момент, и именно поэтому все такого рода данные давно находится на сайте сетевой энциклопедии «Википедия», то есть там, где каждый может внести в нее любые свои поправки. И это было ее сознательным решением.

Розали Швайкер

Я создаю ситуации и контексты, в которых происходят вещи, вообще-то совершенно невозможные в обычной жизни.

Так что все то, о чем будет рассказано далее, есть всего лишь один вариант данной истории из многих возможных или вероятных. «Для творческих людей очень важна проблема контроля», — говорит она. «Поэтому-то я прицельно ищу такие механизмы, как „Википедия“, то есть контексты, которые позволили бы мне полностью отказаться от любого контроля или авторства».

«Во многом то, как функционирует современный мир искусства, выглядит в моих глазах просто смехотворно», — добавляет Р. Швайкер. «Очень, если не всё, зависит от того, кто в какой колледж ходил, всё крутится вокруг каких-то статусных символов... Я стараюсь, по мере сил, поставить под вопрос такой подход. И если кто-то желает со мной работать, то я хочу, чтобы это намерение базировалось исключительно на том, что я делаю, а не на моей репутации или статусе».

«Разве изменится мое произведение или объект от того, что вы, скажем, узнаете, что я родилась в том или ином году? Тоже самое касается места рождения или происхождения». По ее мнению, каждый творческий человек или художник должен относиться к собственной жизни и к жизни окружающих людей как к творческому проекту. Я уверена, что игровой подход является наиболее продуктивным в общении с такими вещами.

Участие

«Игра», «игровой подход»: эти понятия составляют основу творческого метода Розалии. Но не менее важны и такие слова, как «неравнодушие» и «активное участие». Она часто устраивает конференции и семинары на тему, например, о том, какую фигуративно-объёмную «кашу» можно «заварить» на основе простых картофелин, и какие «плоды просвещения» вызревают на ветках деревца авокадо.

Призы и премии за сделанные открытия она учреждает сама, и сама же вручает их... самой себе. Она уверена в том, что в нашу эпоху, когда для того, чтобы встретиться с кем-то, нужно выйти не только из квартиры, но и из интернета, особенное значение приобретает живая коммуникация и участие в реальных делах.

«Многое из того, что я делаю, приводит к ситуациям, когда люди просто вынуждены сказать друг-другу „привет“, речь идет о том, чтобы не просто казаться, но быть, участвовать, чувствовать свою сопричастность к другим людям или группе людей».

«Я создаю ситуации и контексты, в которых происходят вещи, вообще-то совершенно невозможные в обычной жизни. Я создаю структуры, в рамках которых встречаются люди, которые ранее понятия не имели друг о друге, в которых возможен обмен, немыслимый в любой иной ситуации. И если я что-то делаю, а люди потом смеются, то я просто счастлива, а ведь в галереях и художественных ателье смех, признаемся, не очень частый гость».

Розали Швайкер

Если человек вдруг споткнулся на чем-то и удивился — то тогда это искусство. Оно возникает в момент, когда он спрашивает себя: зачем она это делает, в чем смысл всего этого? Что для меня самое важное? Вот, наверное, как раз вот это самое ощущение удивления и потери ориентации...

Кочевница

Р. Швайкер училась в Лондоне. В «Darting College of Art» она получила степень бакалавра, магистерские же регалии она приобрела в другом авторитетном вузе — «Camberwell College of Art». За свою еще очень недолгую творческую карьеру она уже успела съездить в творческие командировки в Финляндию, Германию и Сингапур.

Решение же остаться в Лондоне было связано, прежде всего, с возможностью на три года, до 2015 года, въехать в свою собственную бесплатную творческую студию, расположенную на территории известного в Лондоне творческого комплекса «Space Station Sixty-Five».

Р. Швайкер говорит, что какой-то особенной привязанности к той или иной стране она не испытывает, однако недавние поездки в Швейцарию ей очень пришлись по душе. В рамках этих творческих командировок она получила возможность выступить в роли преподавателя в Цюрихской Высшей технической школе (Eidgenössische Technische Hochschule Zürich), а также организовать выставку в Бернском университете.

«Швейцаркой я себя не ощущаю, подданной Великобритании тоже. Однако мне не кажется, что фактор моей национальной принадлежности вообще играет какую-то роль». По ее словам, искусство как раз и призвано к тому, чтобы ставить такие и прочие подобные категории и штампы под вопрос.

«Тоже самое я вижу в случае (различия) мужчин и женщин, действующего до сих пор. Я сама многие вещи делала с мужских позиций и под разными мужскими именами — и я видела, что и восприятие людей менялось соответственно. И совсем по-другому получается, если я использую только мою фамилию и люди не понимают сразу, какого я пола, — это тоже сильно влияет на то, как они воспринимают мои объекты».

«Взяв объект и назвав его иначе, мы придаем ему иные свойства» Розали Швайкер

Борьба

Как и многие другие молодые художники, Р. Швайкерт вынуждена постоянно бороться за свое существование, думать об источниках доходов. В качестве подработки она продает цветы, гадает на картах таро, преподает в художественных колледжах, организует мероприятия. Ее интернет-сайт, однако, рассказывает совершенно иную историю.

«Кучу денег я зарабатываю гаданием на картах таро», — написано на сайте. И дальше: «Начиная с 2008 года я субсидирую мои творческие проекты за счет очень прибыльного... секс-шопа». «Я и моя коллега часто шутим, что мы, мол, делаем искусство для слепых», — говорит она, поясняя, что «наши объекты мы создаем из описаний, историй и самых разных слухов, а визуальный материал нами не используется».

«Традиционное искусство общается со зрителем посредством объектов. Когда человек не может что-то выразить вербально, он пытается найти для этого „что-то“ визуальную форму. И если вдруг, паче чаяния, эта форма будет кем-то зарегистрирована, отмечена, то только тогда этот человек может надеяться на какую-то ответную реакцию. Мы же... играем с реальностью. Мы не стремимся и не пытаемся манипулировать объектами или материалами, такими, как дерево или бронза. Вместо этого мы манипулируем ситуациями».

Камень мудрости

В ее ателье этот самый «камень мудрости» занимает воистину самое почетное место. Покрытый блестками, он украшен глубокомысленной надписью: «Если Вам не понятно, что происходит, прикоснитесь к камню мудрости. И все сразу станет ясно». Для нее этот камень является своего рода символом веры: она берет нечто, дает этому нечто новое имя и тем самым — новые свойства.

«Камень мудрости есть моя интерпретация мысли о необходимости  разъяснять искусство, о том, что, означая объект, ты способен придать ему значение большее, нежели он имеет на самом деле». Идеи... Уловки... Разговоры... Именно из них и сделаны произведения Р. Швайкер. «В чем состоит предназначение искусства?» — спрашивает она? «Цель — заставить людей думать иначе, сделать их по-настоящему инакомыслящими».

«Если человек вдруг споткнулся на чем-то и удивился — то тогда это искусство. Оно возникает в момент, когда он спрашивает себя: зачем она это делает, в чем смысл всего этого? Что для меня самое важное? Вот, наверное, как раз вот это самое ощущение удивления и потери ориентации...» Она хочет сделать так, чтобы ее искусство могло быть описано самыми простыми словами, и чтобы, одновременно, оно было полезным и понятным тем, кто живет непосредственно рядом с ней.

«Я люблю долгосрочные проекты», — говорит она. «Я не понимаю художников, которые приткнутся куда-то и просто что-то такое делают. Мне нравится, когда вещи и феномены развиваются на протяжении относительно долгого отрезка времени». Прощаясь, я все-таки не могу удержаться от вопроса насчет ее удивительной фиксации на авокадо.

«Дело в том, что плоды авокадо долгое время выглядят довольно противно и мерзко. Они покрываются плесенью и их хочется просто выкинуть. Но ты это не делаешь, потому ты как-то веришь в них... А потом они вдруг дают зеленый побег — и это очень похоже на художников и их идеи. У тебя, у каждого, тоже есть такие маленькие горшочки, в которые ты сажаешь авокадо или свои идеи и наблюдаешь, как они постепенно покрываются пленкой плесени... Некоторые потом дадут побеги, некоторые — нет...».

Потом она дает мне свою визитку. В детали на карточке я не вдаюсь, всё отложив до возвращения домой. Однако предложение на карточке таково, что я почти не могу от него отказаться: «Художник Розали Швайкер готова в любое время поменяться с Вами местом работы. Для получения более подробной информации свяжитесь со мной по адресу Rosalie.Schweiker@gmail.com».

Швейцария и швейцарцы — короче говоря...

Я думаю, что тот факт, что я являюсь швейцарской художницей, был для меня всегда большим преимуществом. Этот статус открывал для меня многие двери и давал мне возможности, которые в иных условиях оставались бы для меня недоступными.

 

Однако прожив достаточно долгое время за рубежом, мне кажется теперь, что, наверное, это несколько странно, пользоваться выгодами за счет того, для чего я лично ровным счетом ничего не сделала. В конце-концов мы ведь не выбираем наше место рождения.

 

Отсюда факт наличия у меня швейцарского гражданства я воспринимаю, порой, как выигрыш в лотерею, о таких тут говорят: «a very lucky bastard».

 

Розали Швайкер

End of insertion

Факты?

Родилась: 26 сентября 1989 года в Цюрихе

1995/1996 гг.: переезд всей семьи в Хайльбронн, Германия.

2007 г.: программа бакалавриата в «Dartington College of Arts», Девон, Великобритания.

2010 г.: степень магистра в лондонском «Camberwell College of Art».

2012 — 2015: работа в студии «Tulse Hill» на юге Лондона.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей