Швейцария доказала, что можно строить МСЗ и сохранять природу

В городе Монтей (Monthey), кантон Вале, расположен вот этот мусоросжигательный завод, один из тридцати МСЗ, построенных по всей Швейцарии. Satom

Можно ли, сжигая мусор, оказывать позитивное влияние на экологию? Можно, но для этого нужно иметь передовую технику. 

Этот контент был опубликован 22 августа 2020 года - 11:23

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Можно ли, сжигая мусор, оказывать позитивное влияние на экологию? Можно, но для этого нужно иметь передовую технику. Компания-оператор, управляющая стационарным мусоросжигательным заводом в городе Монтей (Monthey), кантон Вале, намерена уже в ближайшем будущем «оказывать своей работой положительное влияние на окружающую среду». Насколько реалистичны такие планы?

На постсоветском пространстве мусоросжигательные заводы имеют, мягко говоря, нехорошую репутацию. Любой проект строительства нового МСЗ тут же приводит к протестам, как это было, например, в прошлом 2019 году под Казанью. Насколько такие протесты оправданны и в самом ли деле такие заводы — смерть экологии? А это как подойти к делу, и тут очень интересно посмотреть на швейцарский опыт.

Чтобы набраться такого опыта, мы отправились в южный кантон Вале в гости к генеральному директору МСЗ Satom SA в городе Монте Даниэлю Бейлифару. Из окна своего кабинета на четвертом этаже офисного здания он может любоваться рекой Роной и могучими вершинами валензанских и водуазских Альп. Но как часто бывает в Швейцарии, стоит только посмотреть чуть в сторону — и можно увидеть уже совсем иную панораму. Обычно экскурсоводы тщательно избегают таких мест: а как же, ведь туристы приезжают сюда, чтобы увидеть открыточную Швейцарию, а на заводские трубы они могут любоваться и у себя дома.

И тем не менее иногда стоит отойти от клише и посмотреть на Швейцарию в реальности, то есть на страну, где потрясающие панорамы сосуществуют с вполне себе индустриальными пейзажами, такими, как здесь, в городе Монте. Ничего привлекательного: перед нами внизу двор с дизельными грузовиками, привозящими сюда тоннами самый разнообразный мусор. 

Потому что вопреки поговорке — чисто как раз там, где убирают, и, не будь этого МСЗ, одного из трех десятков предприятий по сжиганию ТБО, построенных по всей Швейцарии, о чистеньких улицах швейцарских городов можно было бы только мечтать. Неужели? Именно так, ведь Швейцария имеет один из самых высоких в мире показателей производимых твердых бытовых отходов (ТБО) на душу населения: здесь один человек генерирует в год более 700 кг домашнего мусора. Устраивать полигоны? 

Можно, но и здесь есть свои пределы: страна маленькая, каждый квадратный метр подсчитан, кроме того, в стране федерализм, и если Цюрих задумает сваливать свои отходы куда-нибудь на окраину Кюснахта, то страшно даже себе представить, что может произойти. Поэтому без МСЗ в стране не обойтись. Конкретно сюда в Монте свозят свои отходы примерно 80 местных муниципальных образований. 

Отходы и окружающая среда

«Объемы ТБО растут с каждым годом, настолько, что нам приходится даже регулярно отказывать частным клиентам, ведь наши мощности тоже не безграничны, — говорит Даниэль Бейлифар. — Крайне важно поэтому, сделать так, чтобы общество потребляло как можно меньше ресурсов и одновременно сокращало объем производимых им отходов. 

Daniel Baillifard (Даниэль Бейлифар), гендиректор компании Satom. Satom

А пока наша задача состоит в том, чтобы использовать привозимые отходы максимально эффективно. Я убежден, что свозить материалы, которые можно использовать заново, на полигоны для ТБО — это неправильный путь.

У нас в Швейцарии уже создана система раздельного сбора стекла, бумаги, картона, пищевых отходов, компоста и изделий из пластмассы. Платные мешки для домашнего мусора стали давно стандартом. Их сбор тоже налажен прекрасно. 

Что касается остальных отходов, то абсурдно было бы требовать от людей садиться в машины, жечь топливо и загрязнять воздух только для того, чтобы доставить на городской сборный пункт несколько килограммов материалов, подходящих для утилизации и повторного использования». Подробнее о том, как работает в Швейцарии системы сбора домашних ТБО, читайте ниже в материале об устройстве швейцарского ЖКХ.

По словам директора МСЗ Satom SA, всё или почти всё, кроме, разумеется, негабаритных отходов, должно попадать в привычный мусорный мешок, который и был изначально придуман для сбора вторсырья. Такие мешки сейчас либо выставляются гражданами за порог на улицу, либо, если речь идет о многоквартирном доме, складываются в аккуратный контейнер, который регулярно ремонтируется и дезинфицируется местным «Жилищником», то есть компанией, владеющей данным объектом недвижимости. 

Такой подход, являющийся некоторым шагом назад от жесткой швейцарской системы раздельной утилизации мусора, по сложности своей стоящей сразу где-то после теории относительности, упростил бы процесс сбора ТБО, поскольку этот мусор тоже будет забираться одним и тем же контейнерным перевозчиком мусора без дополнительного вредного воздействия на окружающую среду. 

Конечно, мешки для ценного вторсырья (батарейки, старые компакт-диски, разбитые градусники, вышедшие из строя мелкие бытовые приборы, отработанные масла) могли бы по цвету отличаться от обычных мешков для вторсырья, а автоматизированные сортировочные системы, смонтированные на МСЗ и оснащенные новейшими технологиями оптической сортировки на основе искусственного интеллекта, могли бы сортировать мусор, выделяя ценное вторсырье, пригодное для вторичного использования.

Пока еще даже в Швейцарии такого рода системы выглядят фантастикой, но Даниэль Бейлифар убежден, что в ближайшие пять—десять лет страна перейдет именно на такой режим, который и сделает жизнь граждан намного легче, и «экологический след», оставляемый обществом, заметно уменьшит. Чтобы ускорить этот процесс, компания Satom SA недавно инициировала едва ли не самое первое в стране широкое научное исследование на тему будущего развития систем сбора и утилизации твердых бытовых отходов.

Отходы как ценный ресурс

Но вернемся на завод. Казалось бы, нахождение МСЗ на территории местной общины должно было стать причиной для протестов. Но этого не произошло. Почему? Тепло, вырабатываемое при сжигании отходов, используется здесь для выработки электроэнергии и снабжения сетей централизованного теплоснабжения или промышленного производства. 

Завод в Монте, в частности, производит электроэнергию в эквиваленте, достаточном для снабжения 35 000 домохозяйств, а всего он поставляет централизованным способом тепло для 400 зданий, что соответствует экономии около девяти миллионов литров топочного мазута в год. Иными словами, такой завод является для местной общины огромным приобретением, а не результатом доминирования далекого федерального центра, стремящегося сбагрить свой мусор подальше с глаз долой, желательно на территорию какой-нибудь безответной провинции. 

Так что с этой точки зрения причин для протестов тут нет. Да, скажете вы, но ведь сжигание — это дым, который полон мелкодисперсных частиц и просто ядов. В частности, наиболее опасной составляющей выбросов является диоксин. Европейская норма составляет 0,1нг/м3. Предельная норма для человека составляет 1,4 нг. Но дело в том, что вопрос этот либо очень сложен, либо очень прост.

В простом варианте ответ выглядит следующим образом: яды и прочие нехорошие вещества выбрасываются в воздух там, где мусор сжигается не до конца. Если сжечь всё и еще очистить получаемый газ при помощи специальной многоступенчатой фильтрационной процедуры, включающей в том числе так называемую иммобилизацию вредных веществ, и если не выбрасывать продукты сгорания просто в воздух, то тогда под стенами такого завода можно прекрасно жить и не травиться. 

Сжечь всё? Звучит банально, но на самом деле это не так-то и просто. Cкорость горения горючих материалов в значительной степени зависит от давления. Основная сложность состоит в создании камеры сжигания с большим ресурсом работы при давлении от 3 до 5 атмосфер. А это уже задача, находящаяся на грани фундаментальной науки. Как раз все эти задачи и были в той или иной степени решены на заводе в Монте. Здешний МСЗ использует новейшие технологии сжигания и многоступенчатой фильтрации. 

Как говорит Даниэль Бейлифар, с тех пор, как в 1970-х годах в Швейцарии были построены первые мусоросжигающие заводы, соответствующие технологии постоянно развивались и совершенствовались. «Сначала были решены проблемы загрязнения воздуха, затем был решен вопрос энергетической рекуперации (от лат. recuperatio — обратное получение) на основе принципа повторного использования тепла удаляемого отработанного газа».

Утилизация мусора в Швейцарии

Всего в Швейцарии построено три десятка МСЗ;

В год на них сжигается 4 млн тонн отходов, 10% из них импортировано;

На полигонах ТБО утилизируется 7,5 млн тонн отходов (2018 год);

За счет сжигания мусора в год производится 1,8 млн мегаватт электричества, что соответствует 3% общенациональной годовой потребности в электричестве.

(Источник: Verband der Betreiber Schweizerischer Abfallverwertungs-Anlagen)

End of insertion

«А совсем недавно появились концепции и технологии утилизации и рекуперации материалов, содержащихся в отработанном шлаке, включая ценные металлы. Теперь мы хотим, чтобы наши мусоросжигательные печи начали вносить реальный вклад в так называемый „энергетический поворот“, в результате чего мы бы не только не вредили окружающей среде, но, напротив, оказывали бы на нее положительное влияние».

Производство водорода и сепарация CO2

В будущем Даниэль Бейлифар видит не только искусственный интеллект, помогающий наиболее эффективно и системно сортировать отходы, подлежащие вторичной переработке, но еще и парк мусоровозов, работающих на электричестве и/или водороде, производимом опять же за счет сжигания мусора. 

Среди всех возможных технологий наиболее перспективной ему кажется технология улавливания и отделения CO2, образующегося при сгорании мусора, притом что получаемые таким образом тепло и газы не выбрасывались бы в воздух, но поставлялись бы на химический завод, расположенный всего в нескольких километрах от МСЗ Монте. 

«Сейчас дым из труб систем домашнего отопления в Швейцарии примерно на 35% имеет химическое происхождение: люди, например, сжигают пластмассу. Другая значительная часть дыма образуется за счет сжигания биомассы, такой как древесина, а также в результате сжигания крупногабаритных отходов или строительного мусора. 

Если мы начнем сепарировать и снова использовать хотя бы CO2, получаемый за счет сжигания биомассы, то это уже позволит нам сделать реальный шаг в сторону полной энергетической нейтральности, с учетом того, что все эти парниковые газы окажутся не в атмосфере, а на химзаводе».

Часть таких газов может быть использована для производства биогаза путем его соединения с водородом. Остальные объемы можно было бы транспортировать в Северную Европу для закачки на постоянное хранение в старые опустошенные газовые месторождения.

Идея, которую Даниэль Бейлифар разрабатывает совместно со Швейцарской ассоциацией операторов мусоросжигательных заводов (Verband der Betreiber Schweizerischer Abfallverwertungs-Anlagen), состоит в том, чтобы построить трубопроводную сеть для транспортировки CO2 из Швейцарии в Норвегию.

Даниэль Бейлифар предлагает использовать с этой целью опыт функционирования Ронского нефтепровода, который соединяет кантон Вале с генуэзским портом в Италии и простаивает без дела с тех пор, как в 2015 году прекратил свою работу нефтеперерабатывающий завод компании Tamoil в городе Коломбе (Collombey). Технико-экономическое обоснование проекта уже находится в стадии разработки. 

«Если в будущем благодаря более эффективной сортировке и новым возможностям переработки ценного сырья мы сможем уменьшить объем отходов, то, возможно, что некоторые МСЗ в Швейцарии будут закрыты. И если какие-то из них и останутся, то только самые эффективные и инновационные», — резюмирует Даниэль Бейлифар.

Поделиться этой историей