Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Международные связи Как швейцарские часы обретают новую жизнь в Казахстане

в

В коллекции Петра Шарипова содержатся тысячи наручных и карманных часов. Но с особенной нежностью он рассказывает о редких экземплярах настенных ходиков, произведенных умельцами из Франции, Германии и Швейцарии.

(swissinfo.ch)

Во время одного из своих официальных визитов в Астану тогдашнему президенту Швейцарии Дидье Буркхальтеру предложили открыть производство швейцарских часов в Казахстане. Участники встречи посчитали инициативу взаимовыгодной и высказали свое одобрение громкими аплодисментами. 

О том, что идея априори абсурдна, думать было некогда: инвестиции куда важнее «гражданства» швейцарских хронографов, за которое, кстати, они и ценятся. Но как это часто бывает, дальше слов дело не пошло. Да и зачем строить фабрику по сборке часов, когда такого добра с лейблом «swiss made» в Казахстане и так предостаточно. Причем многое из того, что приходит из альпийской республики, имеет весьма интересную историю.

Хранитель времени 

В одной из мастерских города Алматы, не покладая лупы, пинцета и надфиля, трудится Петр Шарипов — часовых дел мастер, известный на весь Казахстан. В копилке его талантов хранится множество, на первый взгляд, противоречащих друг другу увлечений и специальностей: певец и фехтовальщик, телеведущий и каскадер, артист и коллекционер оружия. На осознание того, что реставрация часов больше, чем просто хобби а может даже «главная любовь» в жизни мастера, потребовалось 30 лет. 

Именно столько времени Петр упражняется в ремонте сложных механизмов, вытачивая отдельные его микроскопические детали вручную. «Первые часы я отремонтировал в 8 классе, — рассказывает Петр Шарипов. — Как сейчас помню, это был советский будильник „Янтарь“ в большом металлическом корпусе, который очень громко ходил. Тогда я самостоятельно исправил небольшую поломку: выточил ось, поправил выкачку, и они опять пошли. 

Тот случай произвел на меня неизгладимое впечатление, поскольку я понял принцип работы часов, конечно, не без помощи старших товарищей, но начало своей карьеры я вполне заслуженно отсчитываю с того момента». Петра Шарипова часто называют хранителем времени. В его коллекции содержатся тысячи наручных и карманных часов. Но с особенной нежностью Петр рассказывает о редких экземплярах настенных ходиков, произведенных умельцами из Франции, Германии и Швейцарии. В их числе работа фирмы «Братья Жапи», которая датируется 1880-м годом.

в

Петр Шарипов за работой

(swissinfo.ch)

«Это деревянные швейцарские часы, очень тонкая изумительная работа. Несмотря на то, что установленный здесь механизм встречается довольно часто, корпус — большая редкость. Я купил их в нерабочем состоянии за 90 евро. После ремонта механизма и изготовления маятника, стоимость часов увеличилась как минимум в 20 раз. А то и больше, все зависит от покупателя. Но этот шедевр не продается ни за какие деньги».

Химия любви к механизмам

Удивительно, но алматинский мастер сам часы не носит. Его привлекает эстетика кропотливого труда над анкерами и шпинделями, а также возможность докопаться до сути поломки, чтобы «оживить» секундные и минутные стрелки. Такое отношение к делу иначе как химией любви к механизмам не назовешь. Но это любовь выстраданная. Отреставрировать какие-то детали, в условиях удаленности от заводов-производителей, дело непростое. 

Поэтому потребовались годы, чтобы проложить эффективные маршруты поиска и доставки часов целиком или по частям.  «Чаще всего я бываю на крупнейшем блошином рынке Европы, в Париже, — делится своими впечатлениями П. Шарипов. — Он называется Ле Пюс де Сент Уан. Это огромный квартал антикварных лавок, где можно найти все — одежду, книги, статуэтки, электронику. Галереи рынка облюбовали не только профессиональные старьевщики, но и туристы. Здесь можно гулять несколько дней, прежде чем найти что-то ценное. Как правило, я покупаю сломанные часы. Но перед этим обязательно заглядываю внутрь. Если половина механизма отсутствует, то нет смысла приобретать эту вещь, так как взаимозаменяемых деталей очень мало. 

Иногда встречаются шедевры часового искусства, которые сами французы почему-то ленятся ремонтировать». Привезти часы из Парижа в Алматы — только полдела. Затем необходимо связаться с европейскими партнерами, чтобы докупить недостающие детали, которые проще заказать, чем вытачивать самому. Швейцарские поставщики в работе с казахстанскими мастерами поступают хитро. Они покупают фабричные часы, разбирают их на запчасти и перепродают по отдельности втридорога, как делают японские автопроизводители в своей отрасли. Конечно, это сразу сказывается на стоимости ремонта.

часы

«Однажды ко мне принесли на ремонт дорогие и сложные швейцарские часы Breguet...», - рассказывает Петр Шарипов.

(swissinfo.ch)

«Если мне нужна определенная запчасть, то я списываюсь с партнерами и высылаю им номер детали. В ответ мне говорят, есть ли она в наличии и сколько стоит. Детали маленькие, поэтому пересылаются быстро. Однако скорость доставки зависит от того, насколько быстро хочет хозяин получить часы после ремонта. Для таких распространенных механизмов как Ronda, Eta запчасти можно купить практически любые», — говорит П. Шарипов. 

90 процентов — подделки 

По словам алматинского мастера тысячи инструментов, он постоянно сталкивается с подделками. Примерно 90 процентов из того, что приносят на ремонт — точная китайская копия. Иногда такой диагноз можно поставить с первого взгляда, реже — для этого нужно заглянуть вовнутрь. То есть рынок швейцарских часов в Казахстане хаотичный и часто сулит покупателю фикцию за солидные деньги. Впрочем, бывают и исключения. 

Права потребителя Мелкий ремонт швейцарских часов стал крупной проблемой

Вы обладаете дорогими швейцарскими часами? Этот факт может обернуться однажды для Вас большой проблемой! Почему? Подробности.

«Однажды ко мне принесли на ремонт дорогие и сложные швейцарские часы Breguet. Разумеется, запчастей к ним в Казахстане не найти. Их владелец связывался с заводом, где ему предварительно озвучили цену ремонта в восемь тысяч евро. Человек посчитал, что это дорого и стал искать часовых мастеров. Однако никто из моих коллег не рискнул вскрывать мануфактурный механизм космической стоимости. В итоге часы попали ко мне и открыв корпус, я обнаружил, что сломана ось эксцентрика автоподзавода. Поскольку такая поломка — большая редкость и очень кропотливая ручная работа по изготовлению новой детали, решил описать ремонт пошагово и выложить в интернет», — говорит П. Шарипов. 

В Алматы расположены авторизованные сервисные центры самых известных часовых марок Швейцарии. Там заменят батарейку, смажут механизм, но за нестандартный ремонт браться не будут. Поэтому казахстанские ценители оригинальных швейцарских часов могут столкнуться с трудностями при форс-мажоре. В Кыргызстане и Узбекистане — ситуация не лучше. Поскольку Алматы считается неформальной столицей антикварной роскоши в Центральной Азии. 

«Безусловно, Швейцария является колыбелью, а теперь и центром часового производства. Но как мне кажется, подлинный дух часового искусства там чересчур стандартизирован и в нем все меньше творчества. И вот почему: европейский мастер работает в зоне комфорта. У него рукой подать до завода-производителя. Поэтому он не переживает, если что-то сломалось, выкинул и поставил новую деталь. В нашем же случае — это всегда творческий подход», — рассказывает П. Шарипов. 

Но одного у европейских мастеров не отнять — умение выпускать качественные и долговечные инструменты для ремонта часов. Недавно такой старинный набор Петр Шарипов приобрел в Провансе. И теперь каждый раз оперируя им изношенный тикающий механизм, с благодарностью вспоминает предыдущего владельца чемоданчика. Возможно, именно так сохраняется преемственность поколений, поддерживающая подлинный дух часового искусства.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта