В Альпийской республике нет системного расизма

Демонстрация под лозунгом Black Lives Matter 1 июня 2020 года в Цюрихе. Keystone / Alexandra Wey

Cитуация в рамках отношений «свои-чужие» в Швейцарии выглядит гораздо лучше, чем в США. Тем не менее представители этнических меньшинств, особенно с темным цветом кожи, все еще рискуют гораздо чаще стать объектом внимания со стороны сотрудников правоохранительных органов, чем «обычные» жители страны.

Этот контент был опубликован 09 июня 2020 года - 11:54

Кроме того, они по-прежнему находятся в не совсем благоприятном положении на рынке труда и жилья. Тема расовых волнений в США, последовавшая за смертью афроамериканца Джорджа Флойда, убитого полицейским в Миннеаполисе в США при аресте, достигла и Швейцарии. Демонстрация с лозунгами против расизма прошла в Цюрихе, многие швейцарские интернет-пользователи приняли участие в акции #BlackOutTuesday. Но в какой степени расизм и вообще ксенофобия распространены в Швейцарии? 

Расовое профилирование

Как говорит генеральный секретарь одной из антирасистских общественных организаций Каньяна Мутомбо (Kanyana Mutombo) в интервью швейцарскому франкоязычному общественному (негосударственному) радио RTS, так называемое «расовое профилирование» в Швейцарии является реальностью: чернокожие почти ежедневно становятся объектом внимания полиции, в частности с целью проверки документов и идентификации личности. 

«У каждого из нас уже был негативный опыт общения с полицией», — говорит К. Мутомбо родом из Демократической Республики Конго. «Во всем, что мы делаем, мы должны постоянно доказывать, что мы не причинили никакого вреда и что мы не планируем ничего противозаконного». Пользуясь темой убийства Джорджа Флойда, СМИ Швейцарии также напомнили недавно о том, что недавно в кантоне Во в результате или в контексте действий полиции погибли трое чернокожих жителей Швейцарии. 

И тем не менее, несмотря на эти прискорбные события, «ситуация в Швейцарии ни в коей мере не сопоставима с ситуацией в США». Это говорит Альма Виккен (Alma Wiecken), глава Федеральной комиссии против расизма (Eidgenössische Kommission gegen Rassismus EKR). С ней в интервью с порталом SWI swissinfo.ch согласен и Доминик Пугач (Dominic Pugatsch), директор швейцарского Фонда против расизма и антисемитизма (Stiftung gegen Rassismus und Antisemitismus). 

Увеличение числа зарегистрированных инцидентов

«Но все это не значит, что мы не должны работать над данной проблемой», — говорит А. Виккен. И она, и Доминик Пугач обращают внимание на то, что «расистские» недоразумения происходят почти исключительно на межличностном уровне, принимая форму персональной невоспитанности, грубости и элементарной безвкусицы. Но все равно от структурного и институционального расизма «Швейцария не застрахована». На основании чего они делают такие выводы? 

В частности, в ежегодном докладе EKR перечислены буквально все возможные инциденты «расистского характера». Источником этой информации являются примерно два десятка консультационных центров Комиссии, расположенных по всей Швейцарии. Однако, с точки зрения этих экспертов, скорее всего реальная цифра гораздо больше. Так, за весь прошлый 2019 год Комиссией были зарегистрированы 352 случая таких «инцидентов», что на 30% больше, чем в 2018 году. Увеличилась также доля населения, утверждающего, что оно «является жертвой расовой дискриминации». 

По данным Федерального Ведомства статистики Швейцарии (BfS), количество инцидентов с расовой коннотацией в Швейцарии за последние годы выросло на 10% в период с 2010 по 2014 годы и только за 2018 год рост составил почти 17%. Откуда такой рост, эквивалентен ли он реальному ухудшению ситуации? Нет, в данном случае речь идет о большей готовности людей говорить о таких происшествиях вслух. 

Внешний контент

Из общего их числа около 20 инцидентов (только 7%) были связаны с так называемым «расовым профилированием», т. е. с подозрениями относительно возможно совершенных правонарушениях, основанных только на цвете кожи. Почти 100 таких случаев имели место в органах государственной власти всех уровней. Существует проблема скрытой дискриминации и на рынке труда, а также в рамках поиска жилья. «В Швейцарии чернокожему человеку или человеку с иностранным именем иногда сложнее найти квартиру или работу, чем „обычному“ жителю», — говорит А. Виккен. 

Сложность с работой и жильем

К такому выводу она приходит по итогам исследования, проведенного в 2019 году по заказу Федерального Ведомства по жилищным вопросам (Bundesamt für Wohnungswesen). Заинтересованные лица с иностранным именем, оставившие в письменной форме заявку на осмотр квартиры, получали позитивный ответ от менее чем пяти процентов арендодателей. А дискриминация при наборе персонала была подтверждена исследованием, проведенным в начале 2020 года Университетом Невшателя. Его авторы доказывают, что швейцарские граждане иностранного происхождения должны рассылать на 30% больше резюме, чем граждане со «швейцарским» именем. 

Особенно таким «профилированием» затронуты люди с балканскими и африканскими фамилиями. Согласно докладу Комиссии против расизма, лица африканского происхождения по-прежнему являются наиболее дискриминируемой группой, на их долю приходится треть всех лиц, в той или иной форме ощутивших на себе по меньшей мере бытовую предвзятость. За ними следуют лица из Косово, Турции или Сербии (31%). 

Внешний контент

При этом такая дискриминация не зависит от реальной национальности или от фактического миграционного статуса, будучи основанной на предполагаемом иностранном происхождении таких людей. Из-за этого в 2019 году более четверти всех тех, кто был затронут этой проблемой, имели швейцарское гражданство.

Латентная неприязнь

Большинство инцидентов, зарегистрированных в Швейцарии в 2019 году, имели вербальную форму, будучи оскорбительными и агрессивными высказываниями в адрес тех, кто «выглядел не так». Доминик Пугач, однако, считает, что «эти случаи являются лишь вершиной айсберга». По его словам, в стране существует «латентная ксенофобия», которая может затронуть любое сообщество, проявляясь в мелочах повседневной жизни. 

Это подтверждает и одна из молодых чернокожих женщин, беседовавшая с радио RTS. Она испытывает расизм в основном «косвенно». «Случалось так, что когда я садилась в поезд, то человек напротив меня вставал и уходил, а инциденты подобного рода не фигурируют ни в одной статистике».

Авторы доклада Комиссии против расизма отмечают, что в большинстве случаев речь идет о ксенофобии «общего характера», о неприязни «вообще» к любым «чужим». И только потом, в гораздо меньших объемах, имеют место целенаправленные проявления расизма в отношении чернокожих или мусульман. Доминик Пугач считает, что такова «особенность расизма в Швейцарии. Здесь также существует бытовой расизм в стиле «мы против них». 

«Но мы очень серьезно относимся к этому вопросу. У нас есть федеральная комиссия по борьбе с расизмом, ведется статистика, расовое профилирование в полиции и противостояние ему является частью профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов. С точки зрения Альмы Виккен из Федеральной комиссии против расизма, «тот факт, что мы сегодня больше слышим о расизме, является прогрессом. Это означает, что мы начинаем понимать, что это проблема не только меньшинств, но и всего общества в целом».

Поделиться этой историей