Убит в Ираке, похоронен в Швейцарии, ожил на Netflix

В центре фильма находится история любви Сержиу Виейры ди Меллы (Вагнер Мура) и Каролины Ларрьеры (Ана де Армас). © 2019 Netflix

Поздним вечером 19 августа 2003 года в гостинице, где было расположено Спецпредставительство ООН в Багдаде, произошел мощный взрыв. Погибли 22 человека, в том числе и C. Виейра ди Меллу, Специальный представитель Генерального секретаря ООН в Ираке. И вот 17 лет спустя стриминговая платформа Netflix выпустила фильм, посвященный истории жизни Виейры ди Меллы, бразильского дипломата, который был похоронен в Швейцарии, а точнее, в Женеве.

Оливье Пошар (Olivier Pauchard), Валерия Маниеро (Valéria Maniero), русскоязычная версия: Игорь Петров.

Его роль играет бразильский актер Вагнер Мура (Wagner Moura), известный по участию в сериале «Наркос» об охоте на Пабло Эскобара. Фильм был снят американцем Грегом Баркером (Greg Barker) под несколько суховатым названием «Сержиу». Большую часть почти двухчасового фильма режиссер отдал истории любви дипломата и профессора экономики из Аргентины Каролины Ларрьеры (Carolina Larriera), на которой тот женился и провел с ней последние годы жизни. Она  также присутствовала в Багдаде в тот день, но ей повезло, и она даже не была ранена. 

В том, как и она, и С. Виейра ди Меллу изображены в фильме, она видит и плюсы, и минусы и об этом она рассказала в интервью порталу SWI swissinfo.ch. «Нас, латиноамериканцев, изображают очаровательными и часто не такими, какими мы есть на самом деле, а ведь мы были хорошо подготовленными (дипломатами) и людьми, которые просто много работали. А если вас сводят просто к образу очаровательного и сексуально привлекательного человека, то порой возникает чувство какого-то неудобства. Но мы гораздо больше, чем только это».

По ее словам, фильм довольно неплохо изображает двух людей со всеми их личностными особенностями, сомнениями и сложностями. Общий баланс картины в целом положительный, но К. Ларрьера видит в ней и некоторые недостатки, например, история двух влюбленных была не такой уж и короткой, как это показано в фильме. Еще один важный момент — обеспечение безопасности дипломатов. 

Каролин Ларрьера ссылается на сцену, в которой Верховный комиссар требует отозвать бронетехнику от Спецпредставительства, но на самом деле, по ее словам, именно «руководство ООН приняло такое решение, чтобы гарантировать независимость Организации Объединенных Наций в Багдаде».

Чувство вины

По словам К. Ларрьеры, фильм помогает не забывать, в чем, собственно, состояла философия Виейры ди Меллу, ради чего он в итоге пожертвовал своей жизнью. По ее словам, фильм впервые ставит в центр всей истории жизнь и деятельность «чиновника ООН, и оказалось, что и среди них есть люди, которые верят в идеалы и намерены серьезно отстаивать их».

По ее словам, С. Виейра ди Меллу оставил нам в наследство философию эмпатии, а также идею о том, что нет таких проблем, у которых не было бы решений. «Он был убежден, что поляризация, раскол разрушительны. И он знал, как объединять людей», — говорит К. Ларрьера. Дипломат был похоронен на кладбище «Пленпале» в Женеве вместе с реформатором Жаном Кальвином, психологом Жаном Пьяже и писателем Хорхе Луи Борхесом. Это так называемое «Кладбище королей» зарезервировано для личностей, внесших значительный вклад в историю Женевы, Швейцарии или всего мира. 

Бюст Сержиу Виейры ди Меллы (Sérgio Vieira de Mello) в Женеве был торжественно открыт в 2007 году Кофи Аннаном, тогдашним Генеральным секретарем ООН. Keystone / Martial Trezzini

Символично, что бюст дипломата находится напротив Дворца Вудро Вильсона (Palais Wilson), в котором раcполагается штаб-квартира ведомства Верховного комиссара ООН по правам человека. Дипломат неплохо знал Швейцарию. Он учился в университете Фрибура, в 1969 году начал работать в Управлении ООН по делам беженцев в Женеве. «Сержиу был поражен высочайшим уровнем жизни в Швейцарии, но от того страдания людей в регионах его деятельности были для него еще более очевидными. Каждый раз, когда он возвращался в Швейцарию, он испытывал чувство вины перед ними. Я думаю, что для него Швейцария была образцом такого остального мира, каким он мог бы быть в идеале», — говорит К. Ларрьера.

Поделиться этой историей