Navigation

Почему Швейцария судит военных преступников из Либерии?

Гражданские войны в Либерии и в соседней Сьерра-Леоне в 90-х и начале 2000-х гг. сопровождались со всех сторон чудовищными злодеяниями. Keystone / Nic Bothma

Бывший лидер либерийских повстанцев в настоящее время находится под судом в Швейцарии. Его обвиняют в совершении военных преступлений. Похожий процесс в Финляндии, однако, идет эффективнее и быстрее. Что финский суд делал иначе и лучше? Что нужно сделать, чтобы швейцарская система правосудия работала более расторопно?

Этот контент был опубликован 08 марта 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовила Надежда Капоне.

Гражданские войны в Либерии и в соседней Сьерра-Леоне в 90-х и начале 2000-х гг. превратили этот регион Западной Африки в буквальном смысле в пустыню. Сотни тысяч человек были убиты, миллионы оказались внутренними беженцами. Конфликт сопровождался чудовищными злодеяниями, включая пытки, систематические изнасилования, каннибализм, похищение детей и использование их в качестве пушечного мяса. Обычно Запад не склонен критиковать страны Африки, опасаясь обвинений в неоколониализме. 

Но тут всем было ясно, что все возможные красные линии оказались перейдены множество раз. При этом в Либерии нет развитой и эффективной национальной системы правосудия. Осудить тех, кто совершал военные преступления и преступления против человечности, в этой стране невозможно. Поэтому ряд западных левых НПО решил в инициативном порядке оказать выжившим жертвам этих злодеяний помощь в возбуждении уголовных дел в странах с действующими системами правосудия, среди которых - Швейцария, Франция, Финляндия и Бельгия. На каком юридическом основании действовали эти НКО? 

На основании принципа универсальной юрисдикции, о котором подробнее чуть ниже. В Швейцарии и Финляндии этими делами занималась швейцарская неправительственная организация Civitas Maxima в сотрудничестве со своим либерийским партнером - структурой под названием Global Justice and Research Project. И вот теперь, спустя почти двадцать лет после совершения всех этих предполагаемых преступлений, перед Швейцарским федеральным уголовным судом в Беллинцоне предстал Альё Косиа (Alieu Kosiah), бывший офицер армии либерийских повстанцев. 

В то же время в Финляндии проходит судебный процесс над Джибрилом Массакуа (Gibril Massaquoi), бывшим главой повстанческой армии «Объединенный революционный фронт Сьерра-Леоне» (ОРФ). Директор НКО Civitas Maxima Ален Вернер (Alain Werner) уверен, что оба процесса имеют важнейшее историческое значение, а самим судам следует выразить глубокую признательность за эффективную работу в условиях пандемии. «Ни в Либерии, ни где бы то ни было ещё не было проведено ни одного судебного процесса над либерийскими военными преступниками. Здесь это происходит впервые. Думаю, это важно для Либерии и для всего региона Западной Африки».

Историческое событие для Швейцарии

Судебный процесс такого рода будет премьерой и для Швейцарии, потому что впервые рассмотрением международного дела о военных преступлениях будет заниматься швейцарский гражданский суд. Альё Косиа, задержанный в Швейцарии в ноябре 2014 года, обвиняется в целом ряде преступлений, совершенных им во время первой гражданской войны в Либерии (1989 по 1996 годы), включая приказы убивать мирных жителей, жестокое обращение с ними, изнасилования и вербовку детей-солдат.

Сначала судебное разбирательство было запланировано на апрель 2020 года, но его пришлось отложить из-за пандемии коронавируса. Судебный процесс начался наконец в декабре 2020 года, его поделили на две части. Самая важная часть проходит как раз в настоящее время — идет заслушивание примерно 15 жертв и свидетелей, специально прилетевших из Либерии. В Финляндии так же сейчас проходит суд: на скамье подсудимых находится Джибрил Массакуа, обвиняемый в военных преступлениях и преступлениях против человечности, совершенных в Либерии в период с 1999 по 2003 гг. 

В то время некоторые лидеры ОРФ в Сьерра-Леоне имели тесные связи с тогдашним правительством Либерии во главе с Чарльзом Тейлором (Charles Taylor), который уже отбывает 50-летний срок за военные преступления. Массакуа был арестован в Финляндии в марте 2020 года по результатам расследования, начатого в 2018 году. Уникальность этого процесса заключается не только в рекордно коротких сроках передачи в финский суд такого сложного дела, проведенного в рамках принципа универсальной юрисдикции, но еще и в поездке работников финской прокуратуры в Либерию для осмотра мест совершения преступлений и сбора доказательств. Финская делегация все еще остаётся в Либерии, позже она отправится в Сьерра-Леоне для заслушивания там показаний потерпевших и свидетелей.

Что такое «универсальная юрисдикция»?

Принцип «универсальной юрисдикции» позволяет государствам осуществлять судебное преследование лиц, не являющихся их гражданами, в связи с совершением ими в любой точке мира особо тяжких преступлений без срока давности. Речь идет о геноциде, о преступлениях против человечности и о военных преступлениях. Такие дела традиционно считаются очень сложными, в их рамках нередко требуется проведение следственных мероприятий в труднодоступных и удаленных регионах. 

Тем не менее, согласно последнему ежегодному Universal Jurisdiction Annual Review, обзору уголовных дел, ведущихся на основе принципа «универсальной юрисдикции», выпускаемому швейцарской неправительственной организацией TRIAL International, число таких дел во всем мире постоянно растет. В ряде стран Западной Европы этот принцип все чаще используется для преследования в судебном порядке лиц, обвиняемых в тяжких международных преступлениях, особенно в отсутствие возможности рассмотрения таких дел в рамках национальных судебных систем. Это, в частности, касается Сирии, а также и Либерии.

В 2011 году Швейцария адаптировала свое внутреннее действующее законодательство и также включила в него принцип «универсальной юрисдикции». Федеральная прокуратура Швейцарии (BA), ответственная за расследование этих преступлений, уже приняла участие в производстве по ряду таких дел, но бывший лидер либерийских повстанцев Альё Косиа, арестованный в Швейцарии в ноябре 2014 года, стал первым обвиняемым, реально представшим перед швейцарским судом. Напомним, что в Швейцарии сейчас также находится под арестом бывший министр внутренних дел Гамбии Усман Сонко (Ousman Sonko), арестованный в ноябре 2017 года. 

Он также обвиняется в совершении преступлений против человечности и в пытках, а его дело сейчас находится на рассмотрении Федеральной прокуратуры. Активисты и НПО недовольны, однако, темпами рассмотрения этого дела. Они говорят, что Швейцарии необходимо «заметно ускориться» и что «Федеральная прокуратура страны не получает достаточного финансирования для расследования военных преступлений, особенно если сравнить ситуацию в таких странах, как Франция и Германия». В самом деле, Берлин и Париж создали недавно совместную структуру специально для оперативного рассмотрения таких дел.

«Швейцарцы выглядят бледно»

Поскольку судебные процессы по обоим делам проходят одновременно, то само собой напрашивается необходимость и возможность сравнить их, пусть даже этот метод не может считаться до конца объективным и научным. И тем не менее некоторую полезную информацию к размышлению получить таким путем вполне можно. «Заниматься сравнением этих судебных процессов пока рано». Такого мнения придерживается Тьерри Крювелье (Thierry Cruvellier), редактор портала justiceinfo.net, поддерживаемого швейцарской неправительственной организацией Fondation Hirondelle. 

Во избежание конфликта интересов сразу уточним, что автор англоязычной версии данной статьи принимает активное участие в работе этого вебсайта. Тем не менее, говорит Тьерри Крювелье, уже сейчас можно сказать, что различия в том, как работают эти две судебные машины, есть, в частности в методах и сроках решения поставленных задач, и что эти различия выявились уже на досудебном этапе предварительных разбирательств. Так, чтобы довести дело Д. Массакуа до суда, финскому правосудию потребовалось около двух с половиной лет, считая с начала проведения первых следственных мероприятий, и всего год, если считать с момента ареста подозреваемого. 

У неторопливых же швейцарцев на дело А. Косиа ушло гораздо больше времени. Более того, финские следователи успели даже совершить несколько поездок в Либерию, чего швейцарцы не сделали. Так что значительная часть финского судебного разбирательства вообще проходит на месте в Либерии. «Это заставляет швейцарцев выглядеть довольно бледно. По меньшей мере к ним возникают серьезные вопросы по поводу всех этих задержек и заявлений о якобы невозможности проведения следственных действий в Либерии», — указывает Т. Крювелье, который сам в настоящее время также находится в этой стране.

В ответ Федеральная прокуратура Швейцарии, ведущая расследование по делу А. Косиа и выступающая в его рамках главным обвинителем, заявила в ответ на запрос нашего портала, что «в силу различий нормативно-правовых баз и правовых систем мы воздерживаемся от проведения сравнений с другими странами. В целом же Федеральная прокуратура внимательно следит за изменениями в сфере международного уголовного права».

Финляндия как образец международного правосудия?

Но если все-таки сравнить? По словам Т. Крювелье, такого рода процессы тянутся медленно не только в одной Швейцарии. В БельгииВнешняя ссылка тоже занимаются своим делом о военных преступлениях в Либерии. Оно так до сих пор и не было передано в суд, и это после почти семи лет расследований. Кроме финнов, следственные действия на месте совершения вероятных преступлений проводят еще только французы, которые также занимаются делом ещё одного лидера либерийских повстанцев, арестованногоВнешняя ссылка в 2018 году. 

Ален Вернер, присутствующий на судебном процессе в Швейцарии, говорит, что, в самом деле, «в каждой стране существует свой подход». Но он все равно убежден, что судебный процесс в Финляндии является показательным «примером эффективности и скорости отправления правосудия». Он также утверждает, что выезд на место событий позволяет куда лучше разобраться в особенностях данного дела, и такой стиль работы, по словам Т. Крювелье, с самого начала и находился в основании финского процесса. 

Посетив места предполагаемых преступлений на севере Либерии недалеко от границы со Сьерра-Леоне, финны не нашли свежих или старых доказательств совершения военных преступлений. Но, по их словам, опыт таких поездок помог им разобраться, с чем они имеют дело. И, когда они начали столице Либерии Монровии заслушивать и анализировать показания порядка пятидесяти свидетелей, они уже могли заниматься этой работой не вслепую, а куда более адекватно. 

Последствия для Либерии

Федеральный уголовный суд Швейцарии в Беллинцоне продолжает пока заслушивать показания примерно полутора десятков либерийских жертв и свидетелей по делу А. Косиа. Но что все это значит для самой Либерии? С 2005 по 2010 годы в этой стране действовала Комиссия по установлению истины и примирению, которая рекомендовала учредить Национальный трибунал для расследования военных преступлений и наказания виновных. 

Этого, однако, не произошло, потому что во власти там по-прежнему находятся люди, предположительно имеющие отношения как раз к тем самым злодеяниям, что были совершены во время гражданских войн в 1990-е годы и расследованием которых и должен был бы заниматься такой Трибунал. Его создание остается Либерии политически чувствительной темой. «По меньшей мере в последние два года дискуссии по этому вопросу набирают там темп и становятся все более интенсивными, а судебные процессы в Европе наполнили эти дебаты новым содержанием», — говорит Т. Крювелье. Достаточно ли этого?

Ален Вернер говорит, что «судебные процессы на самом деле вернули на повестку дня обсуждение вопроса о том, как Либерии разобраться с проблемой безнаказанности лиц, обвиняемых в совершении военных преступлений во время гражданских войн. Не случайно, что шесть свидетелей из Либерии, уже давших показания на позапрошлой неделе в Швейцарии, заявили судьям, что пошли сотрудничество с судом исключительно только ради установления истины и обеспечения справедливости».

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.