Швейцария приняла спорный закон против террора

Мы не боимся! Демонстрация в Париже против террора после нападения на редакцию журнала Charlie Hebdo 7 января 2015 года. Keystone / Ian Langsdon

Большая палата парламента Швейцарии во вторник 16 июня одобрила в первом чтении поправки в законодательство, составляющее основу швейцарской национальной стратегии противодействия терроризму.

Этот контент был опубликован 19 июня 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Это решение уже вызвало критику некоторых швейцарских экспертов в области уголовного права. «Вместо того, чтобы наказывать только за сам террористический акт, новое законодательство карает уже даже за простой умысел», — подводит итог Кастриот Любичтани (Kastriot Lubishtani), учащийся аспирантуры при Центре уголовного права Лозаннского университета.

Швейцария до сих пор счастливым образом избавлена от террористических актов, которые в последние годы регулярно происходили в Европе. Тем не менее, швейцарское правительство уже тогда было твердо намерено ужесточить меры правового реагирования на все то, что так или иначе связано с терроризмом. И похоже, эти намерения поддерживаются большинством депутатов Национального совета, даже несмотря на критику со стороны левых НКО, которые указывают на проблемы в области совместимости новых норма с базовыми правами человека.

Речь идет, прежде всего, о той части будущего антитеррористического законодательства, в которой предполагается ужесточить соответствующие нормы уголовного права и сделать более эффективным международное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Так, предполагается ввести новое положение, предусматривающее наказание за вербовку лиц с целью совершения терактов, за их обучение и за поездки в другие страны с целью совершения террористического акта. Цель этого законопроекта заключается, прежде всего, в том, чтобы дать Швейцарии возможность ратифицировать Дополнительный протокол к Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма, который она подписала в 2015 году.

Во имя безопасности?

В чем же тогда заключается «спорность» нового законодательства, тем более, что все заявленные цели никем под сомнение не ставятся? Всё, как всегда, скрывается в мелочах, потому что, например, в плане реализации упомянутого Дополнительного протокола Швейцария хочет пойти гораздо дальше. С правой стороны политического спектра такого рода меры были целиком и полностью одобрены. «Нас беспокоит безопасность швейцарцев. Если нам удастся с помощью этого законопроекта предотвратить хотя бы один теракт и уберечь от гибели хотя бы одного „лишнего“ человека, то тогда мы сможем с полным основанием утверждать, что работали мы не напрасно». 

Таково мнение Жана-Люка Аддора (Jean-Luc Addor), депутата парламента от правоконсервативной Швейцарской народной партии (SVP). Майя Риникер (Maja Riniker) из фракции Либералов (FDP.Die Liberalen / правый центр) также поддержала ужесточение антитеррористических положений Уголовного кодекса Швейцарии. «Необходимость борьбы с организованной преступностью и террористическими организациями ставит спецслужбы страны перед особыми проблемами, выходящими за рамки упомянутого Дополнительного протокола», — сказала она. 

И в этом смысле превращение в уголовное преступление вербовки, обучения и одних уже поездок с целью совершения запланированного теракта является с точки зрения либералов давно назревшей мерой. С левого фланга раздаются голоса, которые опасаются осуждения лиц за, фактически, «мыслепреступления». «Теперь, не имея объективных доказательств, можно сажать людей за простые высказывания, за разговоры, за „подозрительные“ с точки зрения властей поездки или за просто субъективные чувства. Когда мы начнем арестовывать людей с „неподобающим“ выражением лица, когда начнем сажать за отправление определенных религиозных обрядов или за болтовню в барах»? 

Таково мнение депутата фракции социал-демократов Пьер-Алена Фриде (Pierre-Alain Fridez). «Зелёная» депутат Леонор Порше (Léonore Porchet) напомнила, что «за последние 13 лет в Уголовный кодекс Швейцарии было внесено 60 ужесточающих поправок. Мы отказываемся от части нашей свободы, чтобы чувствовать себя немного более защищенными. Мы от многого отказываемся, дабы испытывать меньше страха. Но страх, как известно, плохой советчик».

У нас невинных не сажают? 

Швейцарское антитеррористическое законодательство критически оценивается экспертами как внутри страны, так и за рубежом. Одним из них является Кастриот Любичани, студент аспирантуры Центра уголовного права Лозаннского университета. Он особенно критично относится к возможности вынесения осуждающего приговора еще до совершения преступления. 

«Вы хотите сделать преступником человека уже в момент, когда тот только садится в автобус, а затем на поезд, чтобы поехать в тренировочный лагерь джихадистов в другой стране, или в момент покупки им вещества, которое может быть, в сочетании с другими веществами и неопределенном будущем, использовано для изготовления взрывных устройств. А это далеко не те действие, которые мы пытаемся предотвратить», — говорит Лозаннский аспирант.

По его словам, «мы тем самым рискуем осуждать невинных людей за одно только „мыслепреступление“, за теракт, который может быть был запланирован, а может быть и нет. Именно для того, чтобы избегать этого, Германия, например, разработала правовую систему и правоприменительную практику, основанные на конкретном поведении и на реальных действиях, которые должны быть доказаны конкретными уликами. Чтобы осудить подозреваемого, нужно иметь возможность доказать его намерения сделать именно то, в чем его обвиняют». По мнению этого студента, тем самым можно было бы избежать опасного расширительного толкования самого понятия «терроризм».

Демократическое движение или террористическая организация?

По мнению Лозаннского студента, еще одной проблемой может стать слишком размытое толкование понятия «террористическая организация». Как быть с демократическими освободительными движениями, которые тоталитарные режимы в своих странах считают террористическими? «Мы должны спросить себя, хочет ли Швейцария официально делать преступными движения, преследующие в своей стране цели, которые мы считаем законными? Мы рискуем тем самым начать защищать при помощи нашего УК не конкретных людей, но политические режимы».

В Швейцарии против новой редакции антитеррористического законодательства выступили уже многие как правило левые НКО, но не только они. Еще в мае прошлого 2019 года Управление Верховного комиссара ООН по правам человека направило в адрес швейцарского правительства обращение, в котором предостерегло его от неточностей в формулировках нового текста антитеррористического законодательства. Проект был также подвергнут критике со стороны Комиссара Совета Европы по правам человека Дуни Миятович (Dunja Mijatovic). 

В обращении на адрес швейцарского парламентского комитета по политике безопасности она указала, что считает «некоторые положения проблематичными с точки зрения прав человека». Прения в парламенте по антитеррористическому законодательству еще не закончены, Национальный совет вчера обсуждал еще вторую часть законопроекта, которая является еще более «противоречивой», чем первая. В ней речь идет о пакете полицейских мер, призванных задерживать «потенциальных террористов» и не давать им возможности претворять в жизнь свои омерзительные планы.

Поделиться этой историей