Navigation

NecrosIA: в ожидании идеальной смерти

Helen James /swissinfo.ch

А что если бы можно было организовать идеальную смерть? В новом выпуске нашей серии научно-фантастических сюжетов мы постарались представить себе роботизированную службу ассистированного суицида класса люкс NecrosIA. Когда на сцену вступает искусственный интеллект, умереть добровольно и найти ответ на вопрос «быть или не быть» становится куда сложнее…

Этот контент был опубликован 03 декабря 2021 года - 12:00
Ту Вюст (Tu Wüst)

Перевод Лейлы Бабаевой, редакторы русскоязычной версии: Надежда Капоне, Игорь Петров. 

«Не теряйте попусту время, особенно когда вы можете организовать себе идеальную смерть. Каждая минута истекающего времени будет тогда по-настоящему волшебной: вы сможете забыть о своих заботах, если только вы сделаете выбор в пользу нашей системы класса люкс NecrosIA, лидера роботизированных систем на основе искусственного интеллекта в области предоставления услуг ассистированного суицида безнадежно больных».

Я бросаю визитку на столик в номере отеля, куда я только что внесла свой багаж. На обратной стороне визитки радужными буквами написаны два слова: «Перезвони мне». Слова, как пудовые гири, верны, но воспринимать их осознанно я не в состоянии. Последний дар мне от моей матери. Бессмысленный? Беспощадный? Я не слышала ее голоса уже несколько месяцев — с тех пор как вышла из ее офиса, хлопнув дверью. По правде говоря, я уже почти забыла вот этот ее грудной тембр, этот голос, которым она пела мне когда-то колыбельные песни. Ее смех теперь звучит только далеко в сферах моих воспоминаний какой-то почти уже нездешней музыкой. 

Синтезатор речи, который уже несколько лет она вынуждена использовать для общения с внешним миром, почти уже превратил эту некогда грандиозную женщину в ничто, и теперь все мои парни, которые с ней знакомятся, едва не падают в обморок от одного только ее появления, пусть кое-кто иногда и находит в себе силы сравнить ее со Стивеном Хокингом, великим ученым, страдавшим от бокового амиотрофического склероза, умершим недавно и тоже вынужденным пользоваться таким вот синтезатором. А один даже нашел в себе силы пошутить, мол, а Вы знаете, почему Стивен Хокинг так много добился в жизни? Просто он – усидчивый!

Я разуваюсь, снимаю спортивную куртку и джинсы, потом растягиваюсь на кровати и начинаю просматривать свою программу на завтра. Группа дам возрастной категории «для тех, кому за сто», хочет покорить Маттерхорн, а потом спуститься вниз с помощью вингсьютов - аэродинамических костюмов-крыльев, позволяющих управляемо парить в воздухе. Так они хотят отметить день рождения одной из них... В этом году я организую уже третье такое мероприятие: похоже, уже работает «сарафанное радио», клиенты рассказывают обо мне и передают друг другу мою визитку. Я проверяю все исходные данные и отрабатываю все пункты чеклиста по обеспечению безопасности: сила солнечного освещения, направление ветра, витальные данные каждой из участниц... И все равно, как говорил герой фильма «Апполон-13», путешествие на Луну никогда не бывает рутиной, как и спуск с горы в режиме белки-летяги. У Джеймса Ловелла сотоварищи все завершилось удачно, но… Стоп, меняем тему!

У меня вырывается горький смешок. Безумные бабушки с лошадиным здоровьем могут заказать себе «биопрокачку» всего своего организма, они могут жить долго и счастливо, даже летать по воздуху, правда, на вингсьютах, а не на метлах, но вылечить болезнь Шарко, приковавшую тебя к инвалидному креслу? Как говорил Марк Твен, человек способен примириться с любой несправедливостью, если он при ней родился и вырос. И все равно…

Горит восток зарею новой… Звонить в NecrosIA я не спешу. Моя мать уже наверняка там, несмотря на ранний час. Она не понимает, почему я не осталась ночевать дома. А еще ей непонятно, почему я не хочу взять на себя руководство процветающей компанией, созданной ею с нуля. Кто говорит, что женщины не умеют строить бизнес? Я снова погружаюсь в сон без сновидений. Потом рывком просыпаюсь. Машинально касаюсь пальцем впадинки за мочкой правого уха. Кожа там гладкая и мягкая. Я сажусь на кровати, вздыхаю и беру телефон.

— Алло, мам?

— Наконец-то. Ты вообще где? Когда придешь?

— Скоро, но твое решение я все равно одобрить не могу.

— Какое именно? Умереть сегодня вечером? Или передать тебе компанию?

— Все твои решения!

Я не смогла удержаться и повысила-таки голос. Обещала же я себе держаться в рамках. На экране смартфона появляется оповещение: мой собеседник послал мне запрос на запуск режима видеоконференции. Я нажимаю на «разрешить» и вижу свою маму в кресле-каталке, скорченную и скрученную болезнью. Я знаю, что наноробот, вживленный куда-то в район crus cerebri, выполнит в установленное время все предустановленные и заданные команды и инструкции…

— Посмотри. На. Меня. Лидия. — приказывает мне искусственный механический голос. 

— Я оставлю тебе процветающую транснациональную компанию. Министерство по делам трансгуманизма обеспечит нам финансирование на как минимум среднесрочную перспективу. Когда наши клиенты начинают сходить с ума от невозможности умереть естественным путем и говорят себе, что «им не нужна вечная игла от примуса, потому что они не хотят жить вечно», то тогда они приобретают у нас одного из наших нанороботов, производящих эвтаназию. Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. А ко мне все это имеет самое непосредственное отношение… 

Я перекладываю нагревшийся телефон от одного уха к другому.

— Все это я уже сто раз слышала.

— Алгоритм NecrosIA ошибся всего один раз, на его счету тысячи людей, которым он помог уйти в лучший мир по их же просьбе. Но необходимо продолжать работать и завершить подготовку к генеральному апдейту.

— Мне не хочется с тобой спорить, особенно сегодня. Отказаться и не присутствовать при твоем самоубийстве я не смогу, но занять должность генерального директора? Во-первых, это ответственность и постоянное внимание прессы. Да еще генеральный апдейт… В соцсетях уже курсируют самые безумные слухи, мол, основательница NecrosIA подготовила миру такой подарок, что «весь мир содрогнется», так, кажется, говорил Достоевский. 

— Самоубийство – это хроническая мечта Достоевского. Но ты уходишь в сторону. Эта работа связана с гораздо меньшим риском. А в качестве гида-проводника ты каждый день подвергаешь свою жизнь опасности. 

Ее голос начинает дрожать, изображение становится мутным и расплывчатым, меня накрывает волна страха и тревоги, я погружаюсь в темноту. Потом открываю глаза. Панорамные окна, за которыми видны башни Сити, идет совещание совета директоров, моя мать – председатель. Она говорит голосом спокойным и монотонным, но я понимаю, что на самом деле за ним скрывается какое-то еще для меня непостижимое ликование. Веселится и ликует весь народ? По какому поводу? В голове у меня почему-то звучит чей-то задыхающийся шепот: «В зелёный вечер под окном, на рукаве своём повешусь…»

Литература

Н. Наседкин. Самоубийство Достоевского. Тема суицида в жизни и творчестве писателя. Litres. 2021;

Э. Дюркгейм. Самоубийство. Социологический этюд / Пер. с фр. сокр. А. Н. Ильинского; под ред. В. А. Базарова. — М.: Мысль, 1994;

Г. Чхартишвили. Писатель и самоубийство / И.Е. Богат. — 2 изд.. — М.: Захаров, 2008.

End of insertion

«Уважаемые члены совета, как вы видите, моя дочь оказалась полностью парализованной в результате несчастного случая в горах, поэтому она пожелала умереть и сама запустила процесс эвтаназии. Специальный наноробот, вживленный в гипоталамус, уже начал серию тестов. Пациентка находится в бессознательном состоянии, отмечено дыхание Чейна-Стокса — нерегулярное дыхание, характеризующееся постепенным учащением и углублением дыхательных движений, а впоследствии - их замедлением и снижением амплитуды с эпизодами апноэ, то есть паузами в дыхании. Контролируемое приближение к терминальной стадии станет для нашего искусственного интеллекта источником очень важной информации, без которой мы не сможем совершить наш великий апдейт, проект, над которым мы все работали последние годы. Система станет еще более безошибочной и точной. Пока сознание пациентки находится в состоянии хаоса, наверное, вся ее жизнь теперь проходит теперь перед ней, поэтому нам нужно еще провести серию дополнительных тестов. Наш центральный квантовый компьютер, сердце и мозг искусственного разума, поддерживает связь с каждым нанороботом, он проводит триллионы тестов в секунду при сохранении полной объективности. При малейшем сомнении мы оставляем человеку жизнь, и тем не менее…».

Моя мать берет со стола небольшую неряшливо изданную книжку, открывает специально заложенную страницу.

— Итак, Дюркгейм утверждает, что акт суицида присущ только homo sapiens’у, и все истории-легенды о лебедях, бросающихся, сложив крылья, камнем вниз после смерти своих подруг — не более чем фантазии людей, наделяющих животных человеческими чувствами...

Головы сидящих вокруг членов совета начинают качаться, как у китайских болванчиков, это они кивают в знак одобрения. Робототехник, специалист по этике, врач, психолог... Специализации у них разные, но никто из них не заметил блеск торжества в колючем взгляде моей матери. Их внимание направлено на мое бессильное тело, которое больше не одолеет ни одной заснеженной вершины… Моя мать откладывает книгу в сторону. Сейчас меня отвезут в палату. Завтра меня продемонстрируют прессе. 

Вживите себе одного наноробота и получите второго бесплатно в подарок. Идите к черту, мама! Вам там самое место!

*          *          *

В детстве Ту Вюст хотела стать астронавтом (гендерный стереотип!) или уборщицей (работа на воздухе, работа с людьми, красота!). Однако потом она начала изучать математику, специализируясь на теме цифрового управления в целях устойчивого развития. Где бы она ни работала, она продолжает увлекаться фантастикой, сохраняя свой непоколебимый оптимизм и, конечно, швейцарский акцент. 

«Утопии и антиутопии завтрашнего дня» 

Представляем новую серию материалов от SWI swissinfo.ch. Утопия, антиутопия? Мечта или реальность? Технологическая революция ставит перед нами фундаментальные вопросы о будущем человечества и человека как такового. Будут ли новые технологии нашим союзником или нашим врагом? Как они изменят общество и нашу роль в нем? Суждено ли нам эволюционировать в «сверхлюдей» или же мы станем жертвами пресловутого «восстания машин»? 

«Утопии и антиутопии завтрашнего дня» — это оригинальная серия научно-фантастических рассказов, созданная авторами портала SWI swissinfo.ch для того, чтобы попытаться ответить на все эти вопросы, комбинируя методы журналистские и литературные. Опираясь на творчество группы писателей-фантастов и результаты, которых добились работающие в Швейцарии реальные ученые и эксперты, мы попытаемся наглядно представить себе и понять, как инновационные технологии способны повлиять на нашу жизнь. 

Каждый научно-фантастический рассказ (любые совпадения случайны, все герои и ситуации вымышлены) будет сопровождаться журналистским материалом, созданным в сотрудничестве с реальными швейцарскими учеными. Так читатель может нескучным образом провести время, потренировать свое воображение и получить первое представление о том, что происходит на переднем крае современной науки!

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?