Navigation

Цифровые технологии и слежка: шпионит ли за вами начальник?

© Thomas Kern/swissinfo.ch

Насколько в Швейцарии распространена удаленная работа? И насколько велика опасность оказаться под «цифровым колпаком»?

Этот контент был опубликован 02 февраля 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

В 2020 году спрос на технологии удаленного цифрового мониторингаВнешняя ссылка поведения сотрудников на удаленной работе значительно вырос во всем мире, в том числе в Швейцарии. И это повод для беспокойства, хотя бы потому, что правовая система альпийской страны к этому совершенно не готова.

Цифровая революция кардинальном меняет мир труда и занятости, а пандемической 2020 год только усилил и закрепил все эти новые тенденции. Особенно заметно выросло значение так называемых «домашних офисов». Пандемия мотивирует, а то и напрямую заставляет многих людей работать удаленно. В Швейцарии это явление также приобрело беспрецедентные масштабы, и ожидается, что эта тенденция сохранится и в 2021 году. Скорее всего, дистанционная работа будет одним из долговременных глобальных трендов. 

Насколько в Швейцарии распространена удаленная работа?

Согласно глобальному опросу, проведенному консалтинговой фирмой Gartner в марте 2020 года, в ситуации пандемии до 88% компаний поощряли или сделали обязательной дистанционную работу, причем в качестве не только меры противодействия коронавирусу, но еще и способа обеспечить бесперебойную работу персонала и непрерывность предлагаемых на рынке услуг.

Что касается Швейцарии, то опрос, проведённый Deloitte Switzerland, показал, что в первые месяцы 2020 года около половины населения работало из дома с не менее продуктивными результатами, тогда как до вызванного пандемией кризиса количество дистанционных работников было где-то в районе 25%.

В третьем квартале 2020 года этот показатель несколько снизился, но тенденция остается устойчивой, и вряд ли ситуация существенно изменится в 2021 году. По некоторым оценкам продолжать работать из дома несколько дней в неделю в течение 2021 года во всем мире будут от 25 до 30% трудоспособного населения.

End of insertion

И если посмотреть на происходящее под оптимистическим углом, то сопряжение цифровых трансформацией с миром труда и занятости могло бы быть очень красивой историей со счастливым концом. Это бы положительно сказалось не только на производительности труда и удовлетворенности работников, но и на климате, ведь если в Швейцарии нам хотя бы половину рабочего времени работать удаленно, то есть из дома, то выбросы парниковых газовВнешняя ссылка сократятся примерно на 54 миллиона тонн в год. Не говоря уже о позитивном вкладе в борьбу с пандемией. 

(Не)совершенная идиллия

Но подобный прогресс достигается большой ценой. И цена эта – сжатие радиуса приватной сферы человека и одновременно работника. Исследование, проведенное платформой TOP10VPN, анализирующей масштаб спроса на VPN-услуги по всему миру, показало, что глобальный спрос на программное обеспечение, обеспечивающее удаленное наблюдение за сотрудниками с начала пандемии в конце зимы 2020 года увеличился на 51%, а только с апреля 2020 года по настоящее время этот показатель вырос на 87%.

Наблюдение за сотрудниками на рабочих местах становится привычным делом и в Швейцарии. Несмотря на отсутствие точных статистических данных о деятельности частных компаний, ведомство Федерального правительственного уполномоченного по защите персональных данных и общественно значимой информации (Eidgenössische Datenschutz- und Öffentlichkeitsbeauftragte или EDÖBВнешняя ссылка) подтвердило, что это явление становится все более масштабным и что в Швейцарии оно находится под пристальным наблюдением экспертов.

«Во время пандемии количество сообщений о нарушениях границ приватной сферы работников, находящихся на удаленной работе, значительно увеличилось. Мы знаем об этой проблеме и мы даже начали служебное расследование в отношении одной компании. К сожалению, пока мы не можем раскрыть какие-либо дополнительные подробности», — говорит Хуго Вилер (Hugo Wyler), руководитель отдела связей с общественностью в EDÖB.

Опрос более чем двух сотен начальников отделов кадров швейцарских компаний и предприятий (ссылка на опрос в pdfВнешняя ссылка), проведенный в период с июня по сентябрь 2020 года НИИ проблем труда и занятости Университета Санкт-Галлена (Forschungsinstitut für Arbeit und Arbeitswelten), показал, что инвестиции в технологии удаленного мониторинга и анализа функционирования персонала (HR-Analytics-Tools) являются осознанным долгосрочным трендом и они не зависят напрямую от собственно пандемии. 

© Gaetan Bally/Keystone

Так или иначе, но не менее 10 процентов респондентов указали, что они с момента начала пандемии Covid-19 «в расширение инструментов удаленного анализа характера функционирования персонала уже инвестировали значительные средства». Исследование также показало, что те, кто инвестировал в такого рода технологии до кризиса, будут продолжать делать это и после завершения пандемии, и что в целом инвестиции в данные цифровые решения выросли по сравнению с 2018 годом на 10 процентов. 

«Шпион» в компьютере

Программное обеспечение, обеспечивающее удаленный мониторинг и анализ функционирования персонала, способно выполнять довольно широкий спектр операций, начиная от наблюдения за набором текста на клавиатуре и за тем, как часто работник смотрит или не смотрит на экран, вплоть до подробного отслеживания его поисковых запросов в интернете и содержания поступающей и исходящей электронной почты. Некоторые виды программного обеспечения могут даже тайно включать камеру наблюдения, производить запись звука и получать доступ к мобильному телефону пользователя. Наиболее популярные программы, такие как Hubstaff, Time Doctor или FlexiSPY, предлагают большинство из такого рода функций.

Компания Microsoft недавно выпустила программное обеспечение под названием Productivity ScoreВнешняя ссылка («Показатель продуктивности»), которое в своей первой версии могло отслеживать все действия сотрудников. Программа вызвала открытую обеспокоенность в связи с нарушениями личной конфиденциальности, причем до такой степени, что Microsoft был вынужден удалить некоторые из наиболее агрессивных функций, которые даже позволяли работодателям получать доступ к данным сотрудников и контролировать использование ими служб и приложений пакета программ Microsoft 365.

Microsoft является крупнейшим в мире поставщиком программного обеспечения, а ее операционные системы для настольных ПК, в основном предназначенные для предприятий, занимают более 75% мирового рынка. В опубликованном в интернете меморандуме Джареда Спатаро (Jared Spataro), вице-президента компании, курирующего пакет программ Microsoft 365, было указано, что помимо удаления имен пользователей из продукта, компания «находится в процессе изменения пользовательского интерфейса, с тем чтобы всем было сразу понятно, что приложение Productivity Score — это технология, используемая в масштабе предприятия, и что она не отслеживает действия отдельных пользователей».

Портал swissinfo.ch связался с представителями Microsoft Switzerland, но они отказались от комментариев, сказав, что им нечего более добавить к уже сказанному. Хуго Вилер подчеркивает, что важно проводить различие между мониторингом поведения людей (а это запрещено швейцарскими законами о защите данных) и сбором информации для проверки выполнения сотрудниками договорных обязательств. «Работодатель не имеет права контролировать сотрудника, например, во время его обеденного перерыва, но он может наблюдать за тем то, что он делает в рабочее время, не переходя к контролю его индивидуального поведения». При этом компании обязаны соблюдать прозрачность и информировать своих сотрудников об анализе данных и о дальнейшем использовании полученных данных.

Тонкая грань 

Так или иначе, но грань между противоправным вторжением в частную жизнь и обоснованным контролем за характером протекания рабочих процессов на оперативном уровне, очевидно, слишком тонка, чтобы предотвратить злоупотребления, о которые работники часто даже и не догадываются. В Швейцарии уже действуют Гражданский кодекс, КЗОТ и Федеральный Закон о защите данных (Bundesgesetz über den DatenschutzВнешняя ссылка) четко прописывают право работника на сохранность личного достоинства, на здоровье и на неприкосновенность частной жизни. 

© Christian Beutler/Keystone

Но эти законы носят технологически нейтральный характер, то есть по факту они пока отдельно не учитывают факт появления новых технологий удаленного цифрового мониторинга персонала. Это означает, что компании могут свободно выбирать себе технологии, которые они сочтут оптимальными для достижения определенных результатов, независимо от этических или социальных последствий. Кроме того, ни один из этих законов не даёт юридического определения понятию «слежка» (Überwachung), что создает серую зону в толковании права и в рамках правоприменительной практики.

Что говорит законодательство Швейцарии?

Статья 328 Обязательственного кодекса Швейцарии (Obligationenrechts OR) обязывает работодателя «защищать и уважать личность работника, в том числе в контексте обработки его персональных данных». 

Статья 26 Третьего дополнительного Протокола (Verordnung) к швейцарскому КЗОТ (Bundesgesetz über die Arbeit in Industrie, Gewerbe und Handel) прямо запрещает использование систем цифрового мониторинга и контроля поведения сотрудников на рабочем месте.

Кроме того, положения Третьего дополнительного Протокола указывают на то, что если такие «системы наблюдения или контроля оказываются необходимы, то они не должны наносить ущерба здоровью работников или ограничивать свободу их передвижения».

Федеральный закон о защите данных (Bundesgesetz über den Datenschutz) является важным дополнением комплекса швейцарских законов о труде, но не дает определения термину «наблюдение» (Überwachung), в том числе применительно к соответствующим технологиям, связанным с процессом «слежки».

End of insertion

«В том, что касается защиты данных, Швейцария практикует менее строгий подход, особенно по сравнению с другими европейскими странами. В случае нарушений риски тут намного ниже, штрафы более редки, а сотрудники не мотивированы сообщать властям о злоупотреблениях со стороны работодателя. Европейский «Общий регламент защиты персональных данных (General Data Protection Regulation, GDPR) в целом довольно строг, но в Швейцарии он не применяется», — говорит цюрихский адвокат Давид Вазелла (David Vasella). По его словам, в Швейцарии нет однозначного ответа на вопрос «Имеет ли право начальник проверять мою электронную почту», потому что многое зависит от сферы деятельности, от предприятия или отрасли. 

Как раз из-за этой правовой расплывчатости само использование современных цифровых технологий во многом тоже находится в серой зоне. «Технически той или иной компании совершенно не сложно установить на компьютеры своих сотрудников программное обеспечение, способное контролировать их работу. Такое программное обеспечение вполне можно отнести к классу легального вредоносного софта», — говорит Штефан Людерс (Stefan Lüders), руководитель отдела ИТ-безопасности «Европейской организации по ядерным исследованиям CERN» в Женеве. Такое ПО может отслеживать то, что мы набираем на клавиатуре и видим на экране, оно способно управлять микрофоном и камерой.

Остановить «Большого Брата»

«Чтобы избежать эффекта „Большого Брата“, который вполне возможен на техническом уровне, сбор данных должен осуществляться на макроуровне и быть совместимым с этическими аспектами», — рассуждает Жан-Пьер Юбо (Jean-Pierre Hubaux), руководитель Исследовательской лаборатории проблем обеспечения безопасности данных (Laboratory for Data Security / Leiter des Labors für Datensicherheit) в Федеральной политехнической школе Лозанны (EPFL). Он считает, что очень важно также привлекать представителей профсоюзов.

Однако краеугольным камнем тут остается четкая формулировка положений законодательных актов, принимаемых с целью определения границ применения тех или иных цифровых технологий. «Мы всегда должны спрашивать себя, какое цифровое общество мы хотим построить. Ведь разрешено то, что не запрещено, поэтому без четко сформулированной правовой базы именно общество будет продолжать адаптироваться к технологиям, а не наоборот», — говорит Жан-Анри Морен (Jean-Henry Morin), профессор Института проблем информационных систем и сервисов при Женевском университете (Institute of Information Service Science).

С начала 2021 года в Швейцарии появился Спецуполномоченный правительства Швейцарии по проблемам цифровой трансформации экономики и общества (Delegierter des Bundesrates für digitale Transformation und IKT-Lenkung). Эту должность занял Даниэль Марквальдер (Daniel MarkwalderВнешняя ссылка), опытный специалист, но его сфера деятельности, похоже, пока ограничивается «оцифровкой» органов и ведомств федеральной исполнительной власти. По словам Жана-Анри Морена, для решения действительно важных вопросов этого назначения совершенно недостаточно, в том числе и потому, что новому чиновнику не было выделено никакого дополнительного бюджета. «Прямо сейчас мы строим новый цифровой мир на основе старых моделей. И это опасно, так что решающее значение сейчас имеет способность для начала правильно сформулировать новые вопросы и требования».

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.