Информация из Швейцарии на 10 языках

Инженер – профессия между манией величия и надеждой человечества

Viele Männer auf einer Turbine
Инженеры и рабочие гордо позируют на фоне турбины, предназначенной для немецкой гидроэлектростанции Laufwasserkraftwerk Ryburg-Schwörstadt, завод компании Escher Wyss & Cie, Цюрих, ок. 1930 г. ETH-Bibliothek Zürich, Bildarchiv

Инженер — это больше чем профессия. Это еще и надежда на то, что однажды все мировые проблемы можно будет решить техническим путем. На пути от героев Жюля Верна до Илона Маска: как менялось наше представление о профессии инженера и о его положении в обществе?

С литературоведом Робертом Лойхтом (Robert Leucht) я встречаюсь в кафе у Главного вокзала Цюриха. Мощное здание швейцарской Высшей технической школы (ETHZ), шедевр великого Готфрида Земпера, начиная с девятнадцатого века исправно выпускающей инженеров, причем как мужчин, так с недавних пор и женщин, буквально царит над городом.

Инженеры обеспечивают нас мостами, туннелями, лифтами, рельсами и кабелями, иными механизмами и разными умными решениями наших повседневных проблем и задач. Инженерное дело издавна связывалось не только с техническими достижениями, но еще и с разного рода легендами и мифами. Как раз о них-то и идет речь в новой монографии профессора Лозаннского университета Роберта Лойхта. На длинном пути от Прометея и героев Жюля Верна вплоть до Илона Маска: как менялось наше представление о профессии инженера и о его положении в обществе?

SWI swissinfo.ch: Инженер — понятие очень обширное. В Вашей книге вы рассказываете, например, о биоинженерии, социальной инженерии и так далее. В чем, по-вашему, заключается суть этой профессии?

Роберт Лойхт: Инженеры — это технические эксперты, отвечающие за решение не только технологических, но и организационных задач. Они создают инфраструктурные системы — мосты, туннели, железнодорожные сети, ну и, конечно, менее крупные вещи и предметы. При этом они не мастеровые-слесари, которые просто что-то собирают воедино из уже имеющихся деталей. Их роль особенно важна на подготовительном этапе: они планируют, разрабатывают, экспериментируют.

Когда эта фигура впервые появляется в истории?

Конечно, уже в античности были мастера, занимавшиеся работами, которые сейчас можно назвать инженерными — например, они проектировали крепости или корабли. Но только во второй половине девятнадцатого века появляются учебные заведения и профильные объединения, которые придают инженеру четкий профессиональный образ и формулируют его социальную роль. Одновременно возникает соответствующий образ в литературе и культуре — например в романах Жюля Верна. Именно там в какой-то момент появляется персонаж, всегда мужской, с разного рода идеями.

Он собирает и организует вокруг себя людей, которые и воплощают для него эти задумки большого или малого масштаба. В немецкоязычной литературе первый герой-инженер появляется в 1902 году в романе известного австро-еврейского писателя и политического деятеля Теодора Герцля (Theodor Herzl, 1860 – 1904) «Обновленная земля» (Altneuland), и этот образ который несомненно возник под влиянием образов Жюля Верна. Но у этой фигуры есть, конечно, и более ранние прототипы. Инженер в литературе перекликается с античными образами, такими, как образ Прометея. В определенном смысле инженером (еще до того, как возникло само это слово) можно назвать и Робинзона Крузо, который на необитаемом острове с нуля строит новую цивилизацию.

Вы неслучайно подчеркнули, что этот персонаж был «всегда мужской»?

Я не знаю ни одной женской фигуры инженера в книгах девятнадцатого века, да и в двадцатом их почти нет. Разве что в беллетристике ГДР — одинокое пятно на общей карте литературной истории. Это до сих пор ярко выраженный мужской образ — и не только в литературе: еще в 2020 году Швейцарская высшая техническая школа ETHZ рекламировала инженерное образование в ролике, в котором участвовали герои только мужского пола.

Какой тип мужественности приписывается инженеру?

Здесь мужественность означает рациональность, сообразительность и вместе с тем бесстрашие. Это компетентный авантюрист, технически подкованный искатель приключений.

Авантюрист?

К примеру, в романах межвоенного времени инженер вовсе не сидит за столом с бумажками, а отправляется в дебри открывать, изучать и покорять неизведанное. У инженера той эпохи прослеживаются грубые, агрессивные, захватнические черты: он осваивает новое жизненное пространство (девиз того времени!), но всегда с определенными издержками.

Musk vor Planet und Raumfahrzeug
Илон Маск рассказывает на 67-м Международном конгрессе астронавтики о полете на Марс и марсианских городах. Susana Gonzalez/Bloomberg via Getty Images

В националистической (т.н. фёлькишской) фантастике Германии инженеры осваивают целину где-то в пустынях Австралии: они строят города, внедряют высокие технологии — и при этом либо изгоняют местное население, либо заставляют на себя работать. Научная фантастика переносит подобные сюжеты на другие планеты и в далекие галактики. После Второй мировой войны все больше укореняется образ инженера как разрушителя. Из персонажа, несущего просвещение, он превращается в агрессивную фигуру.

Почему?

Безусловно, образ прекрасного, безупречного, решающего проблемы инженера в научно-фантастической литературе никуда не делся. Однако в эпоху катастроф и особенно во время и после Второй мировой войны технический прогресс показал и свою уродливую сторону. После 1945 года вера в то, что техническое развитие несет с собой еще и социальный прогресс, резко слабеет. Это связано не только с безупречно разработанным механизмом массового уничтожения людей при нацистском режиме, но и с появлением атомной бомбы.

Это смещение особенно хорошо заметно на примере карьеры немецкого инженера Вернера фон Брауна. После войны NASA приглашает этого позитивного технического гения к себе на работу, однако только позже общество узнает, что, оказывается, он так же охотно работал и на нацистскую диктатуру.

Швейцарский писатель Макс Фриш в романе конца 1950-х годов «Хомо Фабер» изображает инженера как ловеласа, который, сам того не зная, влюбляется в собственную дочь, и в итоге все заканчивается катастрофой.

В этом романе как раз зафиксированы особенности послевоенного времени: сюжет неслучайно начинается с авиационной аварии. Герой сидит в пустыне возле неисправного самолета, его одолевают сомнения, происходит кризис идентичности, он охладевает к своей профессии. В этом романе возникает еще один образ инженера: что-то вечно измеряющий скучный бюрократ, который сидит в офисе с девяти до пяти.

Показать больше
Мост Verrazzano-Narrows Bridge

Показать больше

Как швейцарский инженер изменил лицо Нью-Йорка

Этот контент был опубликован на Отмар Амманн построил все основные мосты Нью-Йорка, не только изменив лицо города, но и заново сформулировав основы искусства мостостроения.

Читать далее Как швейцарский инженер изменил лицо Нью-Йорка

Контркультура 1960-х годов фундаментально ставит под сомнение фигуру инженера, будь то великий человек или ничтожный — неважно. С одной стороны, она не признает результаты технических достижений в качестве источника Блага, с другой — отвергает скуку нудной офисной работы.

Скучность этого образа критикуется и сейчас. Технические герои нашего времени преподносят себя как недоучек, которым были в тягость формальное обучение и стандартная профессиональная карьера. Антиакадемический имидж, миф великих изобретений, сделанных в гараже, постоянно фигурирует в биографиях этих людей, причем ключевым моментом таких текстах всегда является не только их умение теоретически думать, но еще и быть человеком практического дела.

Внешний контент

Когда смотришь рекламу Apple, создается впечатление, что создатели этих роликов сконцентрировали воедино всю эту контркультурную критику, но только для того, чтобы создать новый технологический миф.

Именно. Я бы сказал, что Apple принимает эту критику и переосмысляет ее: технология тут по-прежнему является источником обещания прогресса, но ей необязательно уже быть серой и тоталитарной, она может быть цветной и индивидуальной. Стив Джобс тоже ведь вдохновлялся контркультурной парадигмой. Продукция Apple была призвана прежде всего облегчать нам повседневную жизнь, но вместе с тем она несла в себе и явное поэтические начало: она эстетична, на нее приятно посмотреть, в ней ухвачено не только функциональное, но еще и интуитивное, эмоциональное. Такое переосмысление технологий оказалось очень успешным, хотя с идеологической точки зрения и не бесспорной.

Можно ли таких людей вообще назвать инженерами?

Инженерия — понятие растяжимое. В наше время существует генная инженерия, инженерия вакцин, геоинженерия… Для меня это всё свидетельства того, что история человека, несущего миру надежду, продолжается и сейчас. Люди верят, что генетическую информацию или климат можно изменить с помощью творчества и НИОКР. Образ Стива Джобса, без сомнения, служит тому примером. В его идее, что мир можно улучшить с помощью технологий, инженерный миф продолжает жить дальше.

Показать больше
An artist s impression of a Swisspod hyperloop capsule

Показать больше

Как Швейцария участвует в проекте Hyperloop

Этот контент был опубликован на Как тебе такое, Илон Маск? Кантон Вале намерен стать ведущим центром развития систем вакуумного транспорта.

Читать далее Как Швейцария участвует в проекте Hyperloop

Можно ли сейчас еще найти классических инженеров?

Больше всего Инженера с большой буквы, каким мы его помним из межвоенной эпохи, мне напоминает Илон Маск. Вот вам два примера. Его проект Hyperloop, обещающий, что в Европе и США можно будет скоро перемещаться из пункта А в пункт Б почти со скоростью звука, напоминает мечты, которые были у человечества еще в 1900 году. Тогда, после гибели «Титаника», Бернхард Келлерман (Bernhard Kellermann) в своем романе «Туннель» (Der Tunnel) описывал прямой и безопасный путь под Атлантикой.

Маск играет с подобными фантазиями, он подогревает наше упоение от мысли о том, что на этом свете нет ничего невозможного. Свою роль играет тут и мечта об освоении новых миров: он мечтает о том, как однажды человек станет межпланетным видом. Именно у Илона Маска мы снова наблюдаем отголоски межвоенной эпохи, мы видим подчеркнуто мужественный образ завоевателя и преобразователя мира, который не боится ровным счетом ничего.

Литература: Robert Leucht: Grammatik eines Hoffnungsträgers, Intercom-Verlag: Zürich 2021 (Роберт Лойхт, «Грамматика надеждыВнешняя ссылка», издательство Intercom, Цюрих, 2021).

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

swissinfo.ch - подразделение Швейцарской национальной теле- и радиокомпании SRG SSR

swissinfo.ch - подразделение Швейцарской национальной теле- и радиокомпании SRG SSR