Столетие назад в Швейцарии началась автомобильная эпоха

В машине по Швейцарии, 1912 год. Musée national suisse

Новая техника, как всегда, не сразу завоевала симпатии и признание острожных швейцарцев. 

Этот контент был опубликован 06 октября 2020 года - 08:36
Михаэль фон Орсов (Michael van Orsouw), Швейцарский национальный исторический музей (Schweizerisches Nationalmuseum), г. Цюрих.

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Имя Йозефа Ниета (Josef Nieth) из Берна сейчас уже никто не помнит, а между тем 27 августа 1922 года он стал национальным героем, этаким швейцарским Шумахером. Ровно 21 минута и 43 секунды потребовались этому смельчаку, чтобы на полной скорости спуститься вниз по горному серпантину с перевала Клаузенпасс (Klausenpass) в кантоне Ури. 

Трасса, проходящая через этот перевал из города Андерматт в регион кантона Гларус (город Линталь), и сегодня представляет собой нелегкий вызов для любого водителя: 18 резких поворотов налево, 26 столь же резких поворотов направо и еще в общем и целом более 80-ти опасных зигзагов. На своем «железном коне» Йозеф Ниет развил на такой трассе среднюю скорость в 56,7 километров в час. 

Настоящие чудеса на виражах!

Уже тогда такого рода рекорд стал яркой иллюстрацией того, на что способен человек и на что способна новая автотехника. Для нее эта гонка стала лучшей рекламой, с учетом того, что в консервативной Швейцарии стремление «железного коня» прийти на смену «крестьянской лошадке» не всеми оценивалось позитивно. 

Однако интерес и любопытство были велики, первая автомобильная гонка на перевале Клаузенпасс привлекла массы зрителей. Газета Gotthard-Post сообщала: 

«Всю ночь до раннего утра (накануне гонки – прим. ред. рус.) наблюдалось столпотворение. Одна сплошная нескончаемая автоколонна вилась в темноте ночной вверх по направлению к перевалу Клаузенпасс: в нее временами вторгались рев мотоциклов и стоны иного пешехода, каковой уже не мог быть полностью уверенным в том, что жизнь его находится в гарантированной безопасности».

И в самом деле, в то приснопамятное воскресенье на перевале было припарковано около тысячи машин, а зрителей по разным источникам насчитывалось и там и по всей трассе от 12 до 15 тыс. человек. Глотая пыль, шум и дым, они с волнением наблюдали за гонкой.

Чудеса на виражах: гонка на перевале Клаузенпасс (Klausenpass), 1920-е годы. Bernhard Brägger
Фрагмент гонки на перевале Клаузенпасс (Klausenpass), 1920-е годы. Musée national suisse

Навоз против автомобилистов

В Швейцарии начала 20-го века автомашины отнюдь не были беспроблемным средством передвижения, народ относился к ним с заметной долей скепсиса. Повышение степени транспортной мобильности сопровождалось ведь обычными техническими проблемами: лопнувшими шинами, кипящими двигателями, застрявшими поршнями и застучавшими шатунами.

И это понятно: современной сервисной инфраструктуры в стране еще не было. Грунтовые дороги стали еще одной проблемой. Одно дело — телега проехала, но представим себе уже относительно мощный лимузин, несущийся по всего лишь утрамбованной земле. Гигантские облака пыли стали для жителей деревень, находящихся рядом с дорогами, источником постоянного раздражения. 

Наконец, никаких глушителей не было и тогдашние автомобили издавали оглушительный грохот: они были уже относительно быстрыми, не имея при этом никакой защиты — ни пассивной, ни активной. 

Газета Luzerner Tagblatt опубликовала в то время письмо читателя, в котором тот уже тогда утверждал, что «автомобиль – это не средство передвижения, что это роскошь для богатых, способ подарить толстосумам новый формат развлечений, обыватель же вынужден мириться с пылью, неприятными запахами, стрессом. Автомобиль в спокойном жилом районе выглядит как чернильное пятно на свадебном платье».

Ну, в общем, пафос знаком: пешеходов надо любить! Реакция деревенских жителей на запах сгоревшего бензина была соответствующей: вы нам гарь, а мы вам наш исконный крестьянский «продукт вторичный»! Так что нередко в проезжающих автомобилистов летели не только слова осуждения, но еще и мощные заряды жидкого навоза. А дороги иногда просто блокировались пнями, опрокинутыми деревьями или камнями.

Так выглядело в Швейцарии ДТП сто лет назад. Schweizerisches Nationalmuseum
Автомашины на главной площади города Андерматт (Аndermatt), примерно в 1925 году. Staatsarchiv Uri, Altdorf

Кантоны, суверенные швейцарские регионы, также реагировали очень по-разному. Одни вводили воскресные запреты на вождение машин, другие вообще запрещали пользоваться автотранспортом на своей территории, в некоторых регионах устанавливались скоростные ограничения не более 30 км/час. Тогдашние швейцарские ПДД и прочие нормы были настоящим лоскутным одеялом, разобраться в котором было очень непросто. 

Туризм и автотранспорт

Ситуация начала меняться только под давлением туристического лобби — именно оно активно продавливало проекты по развитию всей сопутствующей автомобильной инфраструктуры с автозаправочными станциями, ресторанами и автомастерскими. Ведь в целом-то все в стране прекрасно осознавали экономическую значимость автомобиля. Водители, как правило, были молодыми, состоятельными, предприимчивыми. 

А главное, это были люди с деньгами, способные своим спросом дополнительно раскрутить промышленную конъюнктуру. Так и появилась идея провести гонку на перевале Клаузенпасс. Инициатором проведения гонки выступило цюрихское отделение Швейцарского автомобильного клуба (Automobilclub der Schweiz ACS). Подобные гонки уже проводились во Франции и Италии. 

Цюрих планировал провести горные гонки на перевале Альбиспасс, высота которого составляла всего лишь 790 метров, но полиция не одобрила эту затею, и так выбор пал на трассу между городами Альтдорф (кантон Ури) и Линталь (кантон Гларус). Чтобы гарантированно получить все допуски и разрешения от властей сразу двух кантонов, организаторы прибегли к хитрости. 

Поскольку автогонки в принципе были запрещены, они подали заявку на проведение всего лишь «горного тест-драйва». Кантональное правительство Ури выдало такое разрешение только потому, что «это событие, несомненно, способствовало бы росту туризма, рекламе старой Клаузенской дороги и принесло бы увеличение доходов для казны не только кантональной, но и общегосударственной». 

Со временем народ привык к машинам: цюрихская площадь Банхофсплатц (Bahnhofplatz), примерно в 1930 году. Schweizerisches Nationalmuseum

И в самом деле: Ури довольно сильно пострадал от экономического кризиса 1921 года, а автоиндустрия могла бы стать, как сейчас говорят, драйвером локальной экономики. Тем самым автомобили начали приносить доход, в том числе и в горные кантоны, где было много красивых мест, добираться до которых удобнее всего и сегодня именно на машине. Вскоре отреагировало и федеральное правительство, предложив все-таки покончить с нормативным хаосом и ввести единые в стране правила дорожного движения. 

Блог Швейцарского национального исторического музея

Портал swissinfo.ch регулярно публикует материалы тематического блога Швейцарского национального исторического музея (Blog des Schweizerischen Nationalmuseums), посвящённые актуальным и необычным темам из истории Конфедерации. 

Эти материалы публикуются в оригинале на немецком языке, частично переводятся на французский и английский языки. Самые любопытные статьи будут публиковаться и в русскоязычной версии.

End of insertion

Но в Швейцарии все решает народ, и в 1927 году первый законопроект с текстом единых ПДД был отклонен. С мертвой точки дело сдвинулось только в 1933 году, во время Великой депрессии. Именно тогда в стране и вступили в силу единые правила дорожного движения! Современная же национальная сеть скоростных автомагистралей начала в Швейцарии создаваться лишь в 1959 году. 

Чудеса на виражах, да и только!

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей