Navigation

Skiplink navigation

Как Трамп повлиял на республиканцев и на швейцарских консерваторов

Президент США Дональд Трамп и недавно ушедший в отставку глава партии SVP Кристоф Блохер: обе эти личности порядочно наследили в вопросах шельмования политической элиты и меньшинств. Однако в Швейцарии наступление на права человека продвинулось не так далеко. Keystone

Где процветает популизм? В какой момент исчезают хорошие политические манеры? Новое исследование, проведенное Гётеборгским университетом, рассмотрело политику партий почти в 170 странах. В США эпохи Трампа размах этих отклонений побил все рекорды. Но кое-что можно отметить и в Швейцарии. 

Этот контент был опубликован 06 ноября 2020 года - 07:00
Клод Лонгшан (Claude Longchamp), политолог

Русскоязычную версию подготовила Юлия Немченко.

По миру прокатилась волна негодования: «Глобализация подвергается сомнению». «К власти приходят политики антидемократического типа». В 2016 году Великобритания заявила о выходе из Евросоюза. Вскоре Дональд Трамп был избран президентом США.

А после этого начали раздаваться следующие голоса: «Когда воли народа слишком много, это вредит представительной демократии».

Что же это было: обычный пессимизм или же обоснованное предвидение?

Глобальная оценка с точки зрения исторической перспективы

Как раз к концу первого срока президентства Дональда Трампа эксперты самого крупного в мире проекта Varities of Democracy тщательно изучили политику 3489 политических партий. Для доклада V-Party они собрали и проанализировали без малого миллион данных. Вот ссылка на него на русском языке

При этом на первом месте стояли два вопроса:

Насколько усилилась популистская риторика? Ответ на этот вопрос можно получить везде, где проводится различие между коррумпированной элитой и честными людьми.

Как широко распространены антидемократические взгляды? Мерилом в данном случае служит неуважительное обращение с политическими оппонентами.

Огромное преимущество шведского проекта заключается в том, что он опирается на наблюдения и измерения, которые допускают как международные сравнения, так и развитие за последние полвека.

Американский пример: популизм и анти-либерализм республиканцев

В США популизм характерен для Республиканской партии, которая правит страной в течение последних четырех лет. Предпосылки для роста популизма резко выросли.

Причина: при Трампе обычным явлением сделалась критика глобальных правящих элит. Наряду с этим изменилась и стала очень заметной политика правительства, направленная против иммигрантов.

У демократов такого практически не прослеживается. Ничего подобного нет ни в вопросах иммиграции, ни в критике элит.

Отход от демократических позиций проявляется у республиканцев, кроме всего прочего, и в потере уважения: открытые прямые нападки на противников президента усилились в разы. А в довершение всего появились отдельные попытки манипулирования правами меньшинств.

Сравнивая показатели за разные периоды, авторы вышеуказанного исследования разъясняют, что все эти тенденции берут начало в 2008 году. Именно тогда демократы во главе с Бараком Обамой победили на выборах, а вскоре началось так называемое «движение чаепития» (Tea Party movement), участники которого выступали с критикой администрации Обамы. Нападкам подверглась главным образом реформа здравоохранения Obamacare, которую планировалось провести.

Срок пребывания Дональда Трампа на посту президента показывает, что со сменой правительства в 2016 году популизм и антилиберализм никоим образом не уменьшились. Напротив, они взлетели на рекордную высоту.

Результаты исследования объясняют также отличия от классических автократичных режимов, таких как в Венгрии и Польше. Ведь плюрализм в партийной системе остается в США легитимным за счет «сдержек и противовесов» (Checks and Balances).

Швейцарский пример: больше популизма, но меньше анти-либерализма в SVP

Что касается Швейцарии, то данные, впервые проанализированные для этого материала, показывают швейцарские партии трояким образом:

Исследованные процессы неизменно затрагивают Швейцарскую консервативную народную партию (SVP/UDC).

Во-вторых, популизм появился здесь раньше и был выражен сильнее.

И, в-третьих, антидемократические взгляды в SVP остаются на более низком уровне, чем в республиканской партии США.

Релевантный перелом в жизни Швейцарии произошел в начале 1990-х годов. Поводом послужила заявка правительства Швейцарской Конфедерации на вступление в Европейскую экономическую зону (EWR). Это прорвало плотину правого популизма, который можно наблюдать сейчас, а также породило новую SVP.

Шведские эксперты выявили у SVP несколько иную симптоматику, чем у республиканцев. Значительно усилилось движение Appell ans Volk («Призыв к народу»). Параллельно с этим возросла критика элит, в особенности правительства и администрации. Почти так же, как и у республиканцев, усилились вербальные нападки на политических противников. А планы дать слово меньшинствам пошли на убыль.

Неизменно низкими остаются значения популистских настроений в партиях центра: у Христианских демократов (CVP), в Либеральной партии (FDP) и в Либеральной партии зеленых (GLP). Несколько выше они у социал-демократов (SP), зеленых и Буржуазных демократов из BDP. Однако даже здесь отличие от SVP довольно велико.

Максимальные значения распространения популизма стабильно обнаруживаются в Швейцарии с начала 2010 годов. Это началось тогда, когда SVP вышла из состава правительства из-за того, что член этой партии, министр юстиции Кристоф Блохер, не был переизбран на новый срок. После этого партия проводила явную оппозиционную политику, в том числе и направленную против системы. С 2015 года эта политика смягчилась, можно даже сказать, что она существенно изменилась. С тех пор сдерживающие силы политической культуры снова обрели действенность.

Как оценивались исследователи и опрошенные

Анна Люрман (Anna Lührmann), заместитель директора V-Dem-института и соавтор исследования, пишет, что сейчас глобальная тенденция к изменению политики правых (партий) бесспорна даже в демократиях, имеющих прочные позиции. В США это относится главным образом к республиканцам, которые приближаются к правопопулистским и антилиберальным партиям в правительствах, таким как, например, Fidesz в Венгрии или PiS («Право и справедливость») в Польше. В ряде существенных пунктов Анна Люрман признает правоту критиков Трампа.

В Швейцарии речь в этом случае идет о SVP. Ее популистскую риторику вполне можно сравнить с риторикой нынешних республиканцев. Хотя антидемократические взгляды, такие как в США, встречаются реже. К тому же тенденция в Швейцарии, в отличие от США, похоже, уже достигла своей высшей точки.  

А что же дальше?

С проигрышем президента Трампа на выборах можно было бы говорить о том, что еще одна глава истории закрылась. Выиграй Трамп — и все свидетельствовало бы, что антидемократические тенденции, равно как и популистская риторика, продолжат свое победное шествие.

Протагонисты SVP видят это с точностью до наоборот: национальный советник Роджер Кёппель (Roger Köppel), главный редактор еженедельника Weltwoche, сравнивает Дональда Трампа с химиотерапией в борьбе с онкологией: страшно, но необходимо. И в своем твиттере он пишет, как и тот, с кого он берет пример: «Если Трамп проиграет, то левые радикалы будут маршировать не только в США. Как в Европе, так и у нас в Швейцарии мы получим еще больше политкорректности, еще меньше свободы слова, еще больше влияния государства, фейковых новостей и патернализма».

Поделиться этой историей