Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Нацистское приветствие «Уголовное право должно быть острым оружием»



Эксперт по уголовному праву Марсель Александр Ниггли

Эксперт по уголовному праву Марсель Александр Ниггли

(Keystone)

Решение Федерального суда о том, что нацистское приветствие в Швейцарии не наказуемо, вызвало бурю эмоций внутри страны и за рубежом. Тем не менее, это юридически правильная реализация закона против расовой дискриминации, объясняет М. А. Ниггли.

Гитлеровское приветствие и свастика являются специфическими, всем понятными нацистскими символами, имеют четкую коннотацию с ужасами Второй мировой войны и Холокоста, говорит Марсель Александр Ниггли (Marcel Alexander Niggli), профессор уголовного права и философии права в Университете Фрибура.

Если за эти два символа людей будут наказывать, тогда закон, направленный против расовой дискриминации, должен быть доработан и расширен, считает эксперт.

Но он предостерегает от чрезмерных крайностей. Уголовное преследование должно применяться только когда речь идет о действительно серьезном нарушении, иначе закон попросту теряет свою силу, говорит Ниггли.

swissinfo.ch: И внутри Швейцарии, и за рубежом многие покачали в негодовании головой, когда узнали о решении Федерального суда. Не вдаваясь в подробности - вы удивлены такой реакций?

Марсель Александр Ниггли: Если за рубежом реагируют так удивленно, то я могу это понять, ведь наше законодательство там не слишком известно. Я удивлен реакции внутри Швейцарии – ведь здесь правовая ситуация по данному вопросу не меняется уже на протяжении 20 лет.

После скандала, который вызвал марш неонацистов на официальном праздновании Национального дня Швейцарии в 2000 году на лугу Рютли, Комиссия парламента по правовым вопросам высказалась за запрет нацистской символики и жестов. В 2010 году, после двух консультаций, проект был похоронен за ненадобностью. Так что я совершенно не понимаю вот эти восклицания: «О ужас, это же невозможно!» Мы и прежде знали, что нацистское приветствие в Швейцарии не является преступлением!

swissinfo.ch: Теряет ли при этом Швейцария свой положительный имидж? Не получается ли теперь, что «Швейцария – это оплот демократии и рай для неонацистов» или что-то вроде этого?

M.A.Н.: Нет, я так не думаю.

Ругательства, разрешенные и запрещенные в Швейцарии

Закон, направленный против расовой дискриминации, появился в Швейцарии в 1995 году (это статья 261 bis Уголовного кодекса).

Запреты ясны и недвусмысленны: призыв к ненависти и дискриминация, распространение идеологии дискриминирующего характера, отрицание или преуменьшение геноцида или преступлений против человечности (например, отрицание Холокоста), а также публичная дискриминация путем отказа в правах или услугах лицам вследствие их расы, этической принадлежности или религии.

Правоконсервативные круги сегодня активно выступают против этого закона и требуют его отмены, аргументируя тем, что он ограничивает право человека на свободу выражения своего мнения.

В 2004 году Комиссия по правовым вопросам Национального совета потребовала ужесточения закона о расовой дискриминации, призвав внести в него также и запрет на использование нацистской символики, к примеру, нацистского приветствия.

Тогдашний министр юстиции Кристоф Блохер (Christoph Blocher), политик от правоконсервативной Швейцарской народной партии (SVP), открыто провозглашавший себя противником этого закона, отложил его «в долгий ящик».

В 2010 году парламент Швейцарии отказался, по проекту последовательницы Блохера на посту министра юстиции Эвелин Видмер-Шлумпф (Eveline Widmer-Schlumpf), от проекта ревизии закона.  

В феврале 2014 года Федеральный суд постановил, что ругательные слова не являются дискриминационными по расовому признаку, если они упоминают национальность или этническую принадлежность (к примеру, «швабская свинья»). Но в том случае, если они упоминают о цвете кожи или религии («черная свинья»), эти ругательства переходят в разряд нарушений закона.

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Не почувствуют ли себя безнаказанными иностранные неонацисты, которые становятся все более активными в Швейцарии?

M.A.Н.: Оценить это достаточно трудно. Я не думаю, что кто-то приедет в Швейцарию, чтобы специально выкидывать руку вперед в гитлеровском приветствии. Да это и не было преступлением до вынесения приговора.

  

По-другому может складываться ситуация с нацистским пропагандистским материалом, таким, как брошюры или памятные вещи и предметы. Всё это можно относительно легко ввозить в Швейцарию, но только задекларировав в качестве «вещей для личного пользования».  

До введения уголовного преследования за расизм в 1995 году Швейцария была своего рода убежищем для отрицателей геноцида, потому что в большинстве стран Европы это было уголовным преступлением. Затем и в Швейцарии это явление практически исчезло.

swissinfo.ch: Федеральный суд разграничил нацистское приветствие как «рекламу» или «пропаганду» нацистских убеждений и как личную приверженность нацистской идеологии. Есть ли в этом разграничении смысл с юридической точки зрения?

M.A.Н.: Оно соответствует тому, что предписано законом. Запрещается реклама, пропаганда и  стремление к определенному внешнему воздействию, то есть распространение идеологии. Если уж ношение или демонстрация символов содержит намерение внешнего воздействия, то и цепь с крестом на шее человека можно расценить как желание распространять христианство. Но это же не так.

Нельзя также разрешать практику, когда общество наказывает людей за их собственные мнения и убеждения. Поэтому я считаю, что юридически совершенно правильно, когда Верховный суд говорит, не каждая демонстрация чего-либо является рекламой, даже в присутствии третьих лиц.

Тем не менее, дифференциация этих понятий приводит к усложнениям, и в конечном счете система уголовного правосудия (т.е. полиция и таможня) должна решать, был тот или иной случай просто демонстрацией или речь идет об уголовно наказуемой пропаганде. Это налагает большую ответственность. В случае с маршем неонацистов на лугу Рютли Федеральный суд квалифицировал ее как демонстрацию личных взглядов.

Ну а когда оппоненты критикуют уголовное преследование за расизм и говорят, что таким образом человека преследуют за политические убеждения, то это уже за гранью.

swissinfo.ch: Имеет ли смысл это разграничение с социальной точки зрения?

М.А.Н.: Это очень сложный вопрос, потому что нацистское приветствие и свастика – крайне специфичны. Они имеют совершенно ясное значение, это символика гитлеровского нацизма. Именно в таком контексте они понятны всем.

Поэтому можно поразмыслить о том, чтобы внести приветствие «Хайль, Гитлер!» в Уголовный кодекс. Но после многочисленных политических дебатов прошедших лет я не уверен, что стоит это делать. Кроме того, расширять уголовно-процессуальные нормы всегда непросто.

swissinfo.ch: Из-за возможных последствий в виде потока судебных процессов?

М.А.Н.: Абсолютно верно. Уголовное право должно оставаться острым оружием, не предназначенным для ежедневного использования, иначе оно затупится. Преступление не должно становится обыденностью, иначе вся символика в виде наказаний перестанет действовать. Мне видится досадным недоразумением, когда к наказанию за расизм прибегают после глупых шуток юмористов, как это произошло недавно. Осудить (за нацизм) очень важно и полезно, то только если это касается очень серьезных случаев, с которыми невозможно мириться.

Национал-социализм рассматривает определенные группы людей как низшие, которые, исходя из этой логики, могут быть подвергнуты дискриминации или даже уничтожены. Тот, кто придерживается этой философии, не только издевается над жертвами и оскорбляет их, но и таким образом напрямую вступает в конфликт с основными принципами равенства и прав человека. Поэтому свастика и нацистское приветствие и вызывают такое сильное возмущение. Они подвергаются осуждению в обществе.

Уголовный кодекс должен строго отражать эти общественные установки, но одновременно с этим точно определять, что в целом приемлемо, а что станет заботой правоохранительных органов. Проблема состоит в том, подход, верный для свастики и нацистского приветствия, не всегда верен для их заменителей, таких, например, как «88». Этот цифровой код означает восклицание «Хайль, Гитлер!» (потому что число «8» обозначается восьмой буквой латинского алфавита, «Н»). Такое специфическое сокращение используется в про-нацистских настроенных кругах и его понимают не все, а только достаточно идеологически «продвинутые». В еще большей степени это относится к символам и жестам других расистских идеологий.

swissinfo.ch: Германия, Австрия и Чехия ввели запрет на нацистское приветствие. Что можно сказать о законодательстве и юридических практиках в других европейских странах?

М.А.Н.: В них не существует стандартной юридической практики в этом отношении. Определяющим фактором является не закон, а его применение. Как правило, символы запрещены там, где нацизм в свое время свирепствовал. Кроме вышеперечисленных стран, это также Польша, Франция и Италия.

В странах Южной Европы уголовное право против нацистской символики применяется реже. А вот США и Великобритании нацизма пережить не довелось, поэтому там нет и соответственной уголовно-процессуальной нормы.

Из-за такого разброса Швейцария вряд ли может извлечь опыт из применения закона против расистских символов и жестов в других странах. Она должна самостоятельно решить, что считать приемлемым, а что нет.

Общим для всех европейских стран можно назвать то, что и свастика, и фашистское приветствие здесь провоцируют скандал, даже в Великобритании, где нет легальных оснований наказать за них. Именно это, как мы помним, произошло с принцем Гарри. Свастика и «хайль» в Европе – вне закона, и уроки, которые мы извлекаем из истории, делают это более чем понятным.


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне и Людмила Клот, swissinfo.ch


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта









swissinfo.ch

Тизер

×