Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Петер Маурер: «Конфликты приобретают новые формы»

Автор: , г. Женева
(AFP)

Глава Международного Комитета Красного Креста Петер Маурер намерен перестроить работу подведомственной ему организации. В интервью swissinfo.ch он рассказал, в частности, о проблемах, с которыми сталкиваются сотрудники МККК в Сирии и Африке.

Наш разговор проходит в Женеве, в штаб-квартире МККК, после изнурительных, продолжавшихся без перерыва с января текущего года, переговоров и встреч, проведенных Петером Маурером в Сирии, Ираке, Южном Судане и Центральноафриканской Республике (ЦАР).

В прошлом 2013 году МККК отметил свой 150-летний юбилей. 2014 год ознаменован еще одной важной датой, а именно, ровно 150 лет назад была подписана Первая Женевская конвенция, ставшая отправной точкой для развития всего международного гуманитарного права.

Петер Маурер

Родился в 1956 году в городе Тун. Изучал историю, политологию и международное право в университетах Берна (Швейцария) и Перуджи (Италия). В 1987 году поступил на службу в МИД Швейцарии, где занимал различные должности.

С 1996 по 2000 был заместителем руководителя Постоянной Миссии Швейцарии при ООН в Нью-Йорке. В 2000 году получил ранг посла, до 2004 года занимал должность начальника отдела Политического департамента МИД Швейцарии.

С 2004 по 2010 гг. был представителем Швейцарии при ООН в Нью-Йорке, с марта 2010 года занимал должность госсекретаря швейцарского МИД. 1 июля 2012 года Маурер вступил в должность президента МККК. Петер Маурер женат, является отцом двух дочерей.

Конец инфобокса

swissinfo.ch: Вы только что вернулись из Центральноафриканской Республики (ЦАР), где сейчас сложилась достаточно тяжелая ситуация. Каковы, по Вашему мнению, основные приоритеты «Красного Креста» на данный момент?

Петер Маурер (Peter Maurer): Там еще предстоит много сделать из того, что не входит в основной мандат МККК, и чем мы призываем заняться другие организации. Например, нужно усилить присутствие международных миротворческих сил.

В подобных странах, где нет ни армии, ни полиции, или там, где они попросту не работают, безопасность должна быть обеспечена надежным международным присутствием.

Я очень приветствовал бы, если бы державы в рамках ООН смогли договориться о постоянном и стабильном сотрудничестве в плане усиления и поддержки африканских и французских миротворцев в этом регионе.

Нам нужно больше усилий, заслуживающих доверия, в области разоружения. На данный момент в этой сфере происходит не так много подвижек. Со своей стороны «Красному Кресту» нужно активнее действовать в области права.

Что касается Центральноафриканской Республики, то главное, чего на данном этапе ей не хватает, так это всеобъемлющего политического процесса реформ, который показал бы мировому сообществу, что в эту страну стоит инвестировать силы и средства и добиваться стабилизации положения.

На данный момент здесь почти нет государственных структур, обеспечивающих гражданам базовые рамочные условия существования, в частности, водоснабжение и наличие элементарных санитарно-гигиенических норм. Сейчас десятки тысяч людей совершенно бесцельно скитаются по всей стране, не зная, куда им деться…

swissinfo.ch: Недавно, 22 февраля 2014 года, Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию с требованием относительно создания безопасных условий для поставок гуманитарной помощи в Сирию. Есть ли тут с точки зрения МККК уже какие-то изменения к лучшему?

П.M.: К сожалению, несмотря на все дипломатические усилия и резолюции Совета Безопасности ООН, динамика не изменилась. Общая ситуация по-прежнему остается сложной, особенно в том, что касается возможностей оказания гуманитарной помощи, безопасного перемещения граждан, нехватки предметов первой необходимости.

Увеличилось или уменьшилось количество насилия — об этом нет никаких достоверных свидетельств. Военные действия продолжаются, люди зачастую оказываются между двух огней, причем в прямом смысле. Доступ к этим людям является весьма сложной задачей. Их немало, у всех есть их базовые потребности, а наши возможности — это лишь капля в море.

Впрочем, есть некоторые области, где и в самом деле наметился прогресс. С января 2014 года нам удалось провести несколько гуманитарных операций в районах боевых действий, например в Барзе (Barzeh). Мы получили визы, которые теперь позволяют нам работать не только из Дамаска и Алеппо, но также иметь представительства МККК в Хомсе, Хаме и Тартусе.

Так что нам удалось сделать несколько позитивных шагов и мы видим небольшие изменения к лучшему — мы сейчас в состоянии помочь большему числу людей, чем еще два месяца назад. Но проблема состоит в том, что потребность в помощи растет так же быстро, как и наши возможности помочь, если не быстрее, а, следовательно, разрыв здесь остается очень большим.

swissinfo.ch: Вы находитесь на посту главы МККК уже два года, и все это время Вы стремились перейти к новому стилю руководства. Например, вы просите сотрудников называть Вас по имени, а не, как раньше, «господин председатель». Почему?

П.М.: У меня нет навязчивой идеи лидерства. Я тот, кто я есть. Меня выбрали главой этой организации, но мне не хочется в связи с этим кардинально отличаться от того, кем я на самом деле являюсь. В противном случае вы не будете заслуживающим доверия председателем, да и вообще руководителем.

Я думаю, что мы живем в то время, когда большую важность приобретают постоянно меняющиеся связи между руководством организации и ее сотрудниками. Это действительно так, причем не только в нашем конкретном случае, но и в более широком смысле.

Современной эпохе нужны гибкие организации и структуры, динамично развивающиеся, опирающиеся на идеал коллективного руководства. Такой идеал меня устраивает как частное лицо, и в то же время он вполне актуален и полезен и для нашей организации в целом.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

swissinfo.ch: Достижение большей прозрачности, кажется, становится вашей основной целью, если судить по вашему «Твиттеру» и по последнему документальному многосерийному фильму о сотрудниках МККК.

П.М.: Есть очень веские причины для того, чтобы становиться более прозрачным, более открытым и креативным. Времена изменились, мир изменился. И сейчас совершенно контрпродуктивно направлять все свои амбиции на то, чтобы работать в узком кругу специалистов, закрытом от всего мира, а потом предоставлять общественности какие-то свои наработанные решения.

Мы живем в единой международной гуманитарной системе, где другие также имеют свое мнение. Поэтому мы должны найти свое место в данной сети и стать частью общего процесса постижения реальности. Все это требует вовлеченности, партнерства и прозрачности, а также определенных мер, которые нужно принимать в правильное время и при соответствующих адекватных обстоятельствах.

swissinfo.ch: В прошлом году отмечалось 150-летие МККК. В одном из интервью вы сказали, что «вместо того, чтобы быть поводом для самовосхваления, годовщина должна стать временем перспективного анализа». Есть ли уже какие-то итоги этого процесса самооценки?

П.M.: Базовые основы МККК остаются неизменными и актуальными все последние 150 лет. Для нас Красный Крест это организация, которая в своей работе объединяет гуманитарную помощь, защиту от насилия, развитие адекватной международно-правовой базы.

Кроме того, она старается быть как можно ближе к жертвам и пострадавшим и взаимодействовать со всеми участниками конфликтов. Это и есть принципы нашей работы, к которым следует добавить идеалы нейтралитета, беспристрастности и независимости. Но мы живем в эпоху, когда конфликты принимают новые, ранее невиданные, формы, когда появляются новые категории участников конфликтов и новые виды вооружений. Гуманитарная среда также меняется.

«Красный крест», конечно же, это не единственная организация, оказывающая гуманитарную помощь. В период с 2015 по 2018 годы мы постараемся найти ответы на все самые важные вызовы времени, соединив наши традиции с сегодняшним актуальным контекстом. Мы по-прежнему будем делать основной акцент на защите гуманитарных ценностей и на том, что есть партнерство — что оно для нас означает и где проходят его границы.

Мы также будем отслеживать, как развиваются конфликты, кто в них участвует, какие вооружения и как применяются и т.д. Для решения всех этих задач необходимо совершенно новое мышление, так как готовых рецептов ни у кого сейчас нет.

swissinfo.ch: В 2014 году исполняются также 150 лет с момента подписания первой Женевской конвенции. Но когда Вы видите то, что происходит, например, в Сирии, Южном Судане и ЦАР, где больницы и медперсонал подвергаются нападениям и бомбардировкам, или где пострадавшим просто отказывают в помощи, не кажется ли Вам, что правовые инструменты, наподобие Женевских конвенций, давно утратили свою актуальность?

П.M.: Нет, все это не означает, что существующие правовые акты более неактуальны. Это просто означает, что проблемы не закончились, что у нас нет адекватного восприятия, что такое реальность войны и что есть закон. Это означает, что мы должны найти новый подход к участникам конфликтов и сделать так, чтобы международное право уважалось всеми и везде.

Но это проблема реализации идей, а не проблема актуальности закона. Вполне может быть, что МККК и многие другие гуманитарные организации недостаточно сил и времени уделяли объяснению того, что конкретно означает международное гуманитарное право. Наши принципы сохраняют адекватность и сегодня, но нынешняя ситуация лишь подчеркивает, что мы должны удвоить наши усилия для того, чтобы их понимали и уважали и все остальные.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch


Гиперссылки

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×