Navigation

Как швейцарский сыр вызревал под музыку Моцарта и Led Zeppelin

Сырный погреб в городе Бургдорф, кантон Берн, где и проходил этот необычный эксперимент. Christian Raaflaub/swissinfo.ch

Улучшит ли сыр свои вкусовые качества, если его обработать звуками музыки? А может быть, он быстрее дозреет? Поисками ответа на этот вопрос занялись… нет, не знаменитые «британские ученые», которых никто еще никогда в глаза не видел, а совершенно конкретные продавец сыра и музыковед. Эксперимент привлек к себе внимание журналистов со всего мира, его результаты до сих пор у всех на слуху. Наши подробности!

Этот контент был опубликован 24 марта 2019 года - 11:00
Кристиан Рафлауб ( Кристиан Раафлауб), swissinfo.ch

Вольфганг-Амадей Моцарт, группы A Tribe Called Quest, Yello и Led Zeppelin: что между ними общего? Ответ прост: именно их музыка на протяжении последних восьми месяцев использовалась в рамках особого эксперимента с дозревающим швейцарским сыром. Каждый из сыров обрабатывался соответственно звуками музыкиВнешняя ссылка либо великого венского классика, либо популярной хип-хоп группы из Нью-Йорка, либо великой швейцарской электронной группы из Цюриха или музыкой зачинателей самого жанра под названием тяжелый рок. Дополнительно каждый сыр получал дозу музыки в стиле «техно» и чистого (синусоидального) звукового сигнала. 

Почему же потребовалось тратить деньги налогоплательщиков на весь этот абсурд, задаст иной строгий критик совершенно обоснованный вопрос? Однако не будем торопиться с выводами. Вернемся чуть назад и вспомним, что родилась эта необычная идея в городе Бургдорф, кантон Берн, где живет Беат Вампфлер (Beat Wampfler), по профессии ветеринар, специализирующийся на лечении лошадей. Но есть у ветеринара хобби — производство сыра. Ему даже принадлежит, как он сам говорит, «мини-сыроварня» Käsehaus K3Внешняя ссылка, которую он купил три года назад.

Проект «Колледж прикладных искусств идёт в народ»

В рамках совершенствования своих общественных связей и понимая всю степень социальной ответственности, которая ложится, особенно в наши дни, на плечи академической науки и образовательных учреждений, бернский Колледж прикладных искусств (Hochschule der Künste Bern — HKBВнешняя ссылка) обратился к примерно 350 общинам и муниципалитетам кантона с предложением принять участие в совместных проектах.

Цель состоит в том, чтобы «покинуть академическую башню из слоновой кости и дать учащимся и профессорско-преподавательскому составу возможность иначе взглянуть на свою работу и учёбу, с нового ракурса и в новых условиях», — говорит руководитель проекта Кристиан Паули (Christian Pauli).

В идеале это приведет к интересному культурному обмену. «Внезапно становится возможной встреча культур и идей, о которой раньше и помыслить было нельзя», — говорит К. Паули. В качестве примера он приводит столярную мастерскую, в которой производились различные музыкальные инструменты, и где потом с их помощью состоялся концерт. «Хозяин мастерсткой сказал потом, что он никогда раньше не рассматривал обычный материал, дерево, под таким «творческим» ракурсом», — рассказывает К. Паули.

End of insertion

Так совпало, что над сырным погребом-лабораторией Беата располагалась помещение, в котором проходили занятия по музыке. «Groove», который доносился до него сверху через перекрытия, ему очень нравился. «И я подумал, что моему сыру эта музыка тоже наверняка тоже придется по вкусуВнешняя ссылка», — рассказал он. 

И все бы на этом и закончилось, если бы не «Бернский колледж прикладных искусств» (Hochschule der Künste Bern — HKB), который как раз задумался о том, как бы ему реорганизовать свои связи с общественностью и наладить с ней активный и взаимовыгодный диалог. Запущенный им проект «Колледж прикладных искусств идёт в народ» и стал платформой, при помощи и на базе которой столкнулись люди, имеющие в обычной жизни столь же много общего, как венская классика и нью-йоркский хип-хоп.

Первоначальный скепсис

Этими людьми были Беат Вампфлер и Михаэль Харенберг (Michael Harenberg). Последний приехал в Швейцарию в начале 2000-х годов, а сегодня он занимает должность профессора Колледжа прикладных искусств в Берне, будучи одним из руководителей Кафедры музыковедения и средств массовой коммуникации. Идею посмотреть, что получится с вызревающим сыром, если подвергнуть его воздействию звуков музыки, например, обработать классической композицией Stairway To Heaven группы Led Zeppelin, студентам-музыкантам предложил именно Беат.

«Сначала Михаэль был настроен несколько скептически, и его можно понять, потому что идея звучала довольно необычно», — рассказывает Беат. Но потом к проекту присоединился третий участник по имени Тило Хюн (Tilo Hühn), профессор кафедры «Технологии пищевых производств» Высшей школы прикладных наук (Hochschule für Angewandte Wissenschaften) в Цюрихе, а потому попытка проверить, что будет с сыром в результате обработки музыкой, то есть механическими звуковыми колебаниями, которые обладают определённой высотой, тембром и громкостью, перестала выглядеть ненаучной фантастикой.

«Все живые организмы в мире зависят от внешних физических условий, таких, как температура, влажность, наличие пищи. Разумеется, на них воздействуют также и звуковые волны. Будучи ветеринаром, я, естественно, исходил из того, что звуковые волны способны каким-то определенным образом воздействовать, например, на состояние и работу молочнокислых бактерий. А поскольку они в конечном итоге и отвечают за процесс вызревания сыра, то, наверное, думал я, звуковое воздействие на них должно как-то повлиять и на качество конечной продукции», — говорит Беат Вампфлер.

«Что делать с полученным на этот вопрос ответом на пока не знал. Не мог я себе представить и какую-то сферу практического приложения такого рода знаний», — отмечает Б. Вампфлер. «Но я предполагал, что звуковое воздействие могло бы, например, сократить время созревания сыра, а вот это уже могло бы дать уже осязаемую экономическую выгоду, ведь возможность производить сыр лучшего качества за более короткий срок означала бы ускорение темпов товарного оборота — для бизнеса это важный фактор».

«Сырная тарелка и музыкальная шкатулка»

В качестве подопытного образца они все вместе выбрали сорт под названием Muttenglück, который в прошлом был уже удостоен целого ряда наград на престижных конкурсах. Производит его сыродел Антон Вайсс из местечка Муттен-бай-Сигнау (Mutten bei Signau) в исторической сырной Эмментальской долине к северу от Берна. 

Девять головок сыра были размещены в специальных деревянных боксах, придуманных личном Беатом Вампфлером и Михаэлем Харенбергом и оснащенных всей необходимой техникой студентами Колледжа, проходящими обучение по программе «Основы Sound Art», которая знакомит с современными методами работы со звуком, с доступными средствами обработки и звукозаписи, а также с возможностями создания индивидуальных электроакустических композиций.

Восемь головок сыра подвергались звуковой обработке снизу, один сыр был оставлен в качестве контрольного образца без музыки. С помощью так называемых эксайтеров (exciter — возбудитель), психоакустических процессоров, используемых для гармонического синтеза высокочастотных сигналов, музыка и чистый (синусоидальный) звук передавались деревянной плите, на которой лежал сыр и которая, таким образом, играла роль резонатора.

В молодости профессор Харенберг сам сочинял электронную музыку и охотно при каждом удобном случае копался в электронных «внутренностях» синтезаторов и прочих устройств такого рода. «Это было для меня заменой моим звуковым экспериментам, которыми я поначалу баловался на органе в церкви, но там они почему-то успеха не снискали», — рассказывает он нам с улыбкой во время беседы в прохладном сырном погребе. Фоном здесь все время играет музыка, сейчас звучит ария Царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта. При этом качество звука весьма убогое.

Как объясняет Харенберг, в начале эксперимента, когда сыр был еще совсем свежим, музыки вообще было не слышно, и всё из-за высокого содержания в сыре жидкости. Но через восемь месяцев сыр стал намного тверже и перестал расплываться по доскам аморфной массой. «Поэтому теперь доска резонирует сильнее, но у нас создается впечатление, что в помещении раздаются звуки из плохих динамиков», — отмечает он, и это при том, что звук, которыми обрабатывались экспериментальные сыры, по всем своим параметрам всегда был наивысшего качества.

Между искусством и кулинарией

При этом Михаэль Харенберг хотел бы четко расставить все точки над «И»: «На звание научного эксперимента всё это не претендует». Для него и его учеников речь скорее в данном случае идет о своего роде художественной инсталляции, находящейся на пересечении музыки и кулинарного искусства. Конечно, ему было бы интересно посмотреть, что в итоге случится с сыром, но, по его словам, «это никогда не было главным аспектом».

Эта головка сыра круглосуточно обрабатывалась любимой композицией Беата Вампфлера «Stairway To Heaven» в исполнении группы Led Zeppelin. swissinfo.ch

Тем не менее, кое-какие научные аспекты он в это проект все-таки предварительно встроил. Например, три головки сыра проходят сейчас обработку чистым (синусоидальным) звуком на соответственно разных высотах. И если бы вдруг, по словам М. Харенберга, обработка тем или иным чистым звуком действительно привела бы к изменениям во вкусе или консистенции, то тогда конечно же этот факт дал бы ученым возможность лучше понять, в каком направлении следует двигаться дальше. Но опять же, в данном проекте не это главное!

Хип-хоп рулит!

В конце-концов сыр дошел до нужной кондиции, и пора было проверить результаты. Профессор Тило Хюн выбрал для этого широко распространённый в науке так называемый «двойной слепой метод», когда о всех важных деталях эксперимента до его окончания не знают не только испытуемые, но и сами экспериментаторы тоже остаются в полном неведении. Этот метод исключает как неосознанное влияние экспериментатора на испытуемого, а также субъективизм при оценке экспериментатором результатов эксперимента. «Бактерии проделали хорошую работу», — подвел итог Беат Вампфлер, представляя результаты.

Дальнейший анализ показал, что вкус и запах сыра, обработанного хип-хопом, содержат в себе заметную фруктовую ноту и тем явно отличаются от вкуса и запаха других образцов. По мнению М. Харенберга проект, даже не предоставив ещё каких-то четко зафиксированных конечных результатов, уже стал безусловным успехом. И в самом деле, его студенты вместе с Б. Вампфлером в течение нескольких месяцев возились погребе с этой самой сырной звуковой инсталляцией, что стало для них «прекрасной возможностью поработать с материалами и явлениями как музыкального, так и технического характера в рамках проекта, носящего совершенно практический характер».

А вот тот факт, что проектом заинтересуются СМИ, стал для них всех полной неожиданностью. «Сначала я подумал, что это просто типично швейцарская реакция, ведь сыр в Швейцарии — это больше, чем сыр, это в буквальном смысле культовый продукт, а особенно здесь, в долине Эмменталь. Но ведь к нам на интервью приезжали журналисты аж из самой Южной Африки! И как всё это понимать?», — спрашивает М. Харенберг. Что же касается Беата Вампфлера, то он решил продолжить изыскания и ковать, как говорится, железо, пока горячо, потому что в одном он теперь уверен твердо: идея обрабатывать сыр музыкой имеет огромный потенциал и перспективу.

 «Металлика» и виски

Обработка продуктов питания музыкой – идея не новая. Например, группа Metallica выпустила свой собственный сорт виски под названием Blackened. Бочки с этим напитком обрабатываются звуком низкой частоты, «который настолько интенсивен, что улучшает молекулярную структуру напитка и оказывает влияние на финиш или довыдержку — дополнительную выдержку в другом виде бочек уже зрелого виски для придания ему новых черт».

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.