Из жизни швейцарских аутсайдеров

Klaus Petrus

Коронавирус затронул промышленность, торговлю, образование — словом, всех нас. А как насчет тех, кто находится на обочине общества? Вирус перевернул с ног на голову даже жизнь маргиналов.

Этот контент был опубликован 13 июня 2020 года - 07:00
Клаус Петерс (Klaus Peters) , Эстер Унтерфингер ( Эстер Унтерфингер)

Русскоязычную версию материала подготовила Надежда Капоне

Их предположительно в одном только Берне 400 человек, а сколько бездомных и попрошаек во всей Швейцарии? Точно никто не знает. Люди без постоянного места жительства, наркоманы, секс-работницы — на всех них повлиял даже не вирус, как они сами говорят, а меры, которые Конфедерация ввела для борьбы с пандемией. Некоторые не могли оставаться дома, как того рекомендовало правительство, даже если бы хотели, потому что у них просто нет дома.

К., 46, двое детей, безработная, бездомная

«Я жила своей жизнью — то лучше, то хуже. Чертовы наркотики, алкоголь, проституция — всё это достает тебя. Но я все еще жива. И твердо верю в себя. И в то, что во всем этом есть более глубокий смысл. И что, в конце концов, может быть, хорошо так, как есть» Klaus Petrus

Л., 35, один ребенок, безработный, бездомный

«Я стою здесь и попрошайничаю, мне нужно 25 франков в день. Люди иногда приносят мне еду, они кладут мне в руки банку пива, несколько сигарет. Бывают моменты, когда я надеюсь на чудо, хотя бы на маленькое. Но даже чудеса исчезают на следующий день. Сегодня я буду спать на улице, а где именно, я пока не знаю...» Klaus Petrus

П., 49, трое детей, секс-работница

«Раньше у меня было по пять-шесть клиентов за ночь, теперь их может быть двое. Неудивительно, что цены так упали. Я знаю девушек, которые согласны на секс за 30 франков, причем на условиях „все включено“. Это плохо. К счастью, у меня есть постоянные клиенты. Они и сейчас ко мне приходят — им всё равно, что есть корона, что нет короны». Klaus Petrus

Н., 36, безработная, бездомная

«Любовь, привязанность, нежность — у меня никогда этого не было. Мои родители были наркоманами, у них были свои проблемы, и им не было до меня дела. Впервые я попробовала наркотики, когда мне было 14, но постоянно начала их принимать позже, в 20 с небольшим. Конечно, женщине жить на улице особенно тяжело, вы всегда должны быть начеку. Я бы никогда не стала заниматься проституцией, это ведь вопрос не только гигиены и здоровья, но еще и достоинства. Я лучше буду просить милостыню: многие люди вполне дружелюбны. Но сейчас из-за вируса всё стало сложнее, люди сидят дома, мне постоянно не хватает денег. Несколько дней назад мне пришлось отдать мою собаку другим людям — вот это было плохо. Но еще хуже для пса была жизнь на улице. На самом деле я уверена: мне только немного за 30, у меня вся жизнь впереди. Так ведь?» Klaus Petrus

Д., 34, безработный, бездомный

«Да, я преклоняю колени перед людьми, когда прошу милостыню. Я знаю, что это для многих слишком, но для меня нет ничего недостойного в попрошайничестве. Я не заставляю людей давать мне деньги, я не причиняю им вреда, я не преступник. Я попрошайничаю — вот и все. В хорошие дни я зарабатываю от 100 до 120 франков, а с начала пандемии, может быть, 40». Klaus Petrus

Л., 53, один ребенок, безработный, бездомный

«Раньше у меня было много планов. Действительно много планов. Я говорил себе: „Когда я брошу наркоту, я сделаю и то, и это“. Поверь мне, я много себя уговаривал, был очень хорош в этом. А сегодня я реалист. Мне много лет, я наркоман, у меня нет работы, я сплю на улице, так что чего ходить вокруг да около: моя жизнь кончена. Хорошо, может быть, будет какой-то поворот к лучшему, и я действительно вернусь в нормальную жизнь. Тогда поговорим еще раз. Но не сейчас». Klaus Petrus
Как это — ночевать на улице? Это может означать, что человек спит в парке между стулом и скамейкой, перед гаражом, на лестнице, в кустах, под мостом. Там, у столба, Т. 38 лет, наркоман с 20-летним стажем, будет спать, завернувшись в отрез шерстяной ткани. Klaus Petrus

Д., 38, с 20 лет наркоман, безработный, бездомный

«Я стараюсь думать позитивно. Зима, например, была мягкой. Представьте себе холодные ночи, несколько подряд — с дождем, может, даже со снегом. Но так жить можно, уж как-нибудь. Я плохо сплю на улице, а для сна в ночлежке нужно иметь 5 франков. Иногда у меня есть деньги, но чаще их нет. Сейчас на улицах почти нет людей, что еще больше усложняет ситуацию. Но каждый день, который я прожил, - это отвоеванный день. Вот как я это вижу». Klaus Petrus

T., 38, безработный, бездомный

«Теперь, когда улицы пусты, нас можно увидеть повсюду. И на нас уже указывают пальцами: „Посмотрите на них!“. До этого мы были практически невидимыми. Но мы все еще здесь. Сможем ли мы пережить коронавирусный кризис? Для нас это означает — держись, сейчас, раньше, всегда»! Klaus Petrus

Соблюдая правила социального дистанцирования, приюты для людей, оказавшихся в чрезвычайной ситуации, в различных городах Швейцарии были вынуждены сократить количество мест для пребывания и ночевок. Так, по новым нормам в 4-местном номере разрешено теперь ночевать только одному человеку, а в 6-местном — двоим. 

Поэтому многим людям с обочины общества в помощи было просто отказано, что является настоящим нонсенсом и вообще-то, в нормальной жизни, неприемлемой ситуацией. Но, увы, до возвращения к норме стране еще далеко, и хорошо, что помощь все-таки приходила к этим людям, причем иногда с совершенно неожиданной стороны. 

В большинстве швейцарских городов сейчас установлены специальные металлические ограждения, на которых можно подвесить пакеты с едой, одеждой или предметами гигиены для тех, кто живет на улице. Klaus Petrus

Фонды, ассоциации, благотворительные организации и церковные объединения начали предоставлять деньги, например на аренду гостиничных номеров, установку жилых контейнеров и даже на переоборудование существующих помещений — так, чтобы людям с улицы снова было доступно достаточное количество мест.

Солидарность в обществе

В связи с мерами по борьбе с Covid-19 оказались ограничены и проекты по бесплатной раздаче продуктов питания. Например, благотворительная организация Tischlein deck dich («Скатерть-самобранка»), которая во всей Швейцарии еженедельно кормит более 20 000 человек, частично сократила свою работу, так как при раздаче пищи было невозможно соблюдать безопасное расстояние, а многие добровольцы в силу своего возраста принадлежали к группе риска.

Отсутствие статистики

На самом деле в Швейцарии до сих пор нет никаких статистических данных и цифр о количестве бездомных в стране. Единственные имеющиеся точные данные относятся к городу Базель.

Об этом нам говорит Эстер Мюлеталер (Esther Mühlethaler), научный сотрудник Института социальной работы при высшей Школе прикладных наук Северо-Западной Швейцарии (Fachhochschule Nordwestschweiz FHNW).

Она сама как раз принимала участие в составлении доклада по Базелю. В настоящее время группа экспертов под ее руководством трудится над первым национальным исследованием о числе лиц БОМЖ, результаты которого планируется опубликовать в 2021 году.

End of insertion

Организации гражданского общества пытаются заполнить эти пробелы — путем хранения продуктов в доступных для нуждающихся общественных холодильниках или их прямого распределения нуждающимся. Эта помощь, однако, возможна только при финансовой поддержке меценатов или спонсоров.

В конце марта 2020 года Католическая церковь Бернского региона запустила акцию, пожалуй, беспрецедентную по своим масштабам: в кратчайшие сроки она оказать экстренную помощь наиболее социально уязвимым людям в размере 1 миллиона швейцарских франков. Большая часть этих денег пойдет в доход структур, помогают как нуждающимся гражданам, так и людям, оказавшимся на обочине общества.

Из-за всех этих мер структура повседневной жизни бездомных и других затронутых лиц ломается, социальные контакты становятся редкими и ограничиваются коротким разговором где-нибудь в переулке. Да и там количество мест встреч или работы значительно сократилось. Многие из бездомных относятся к группе риска не столько из-за своего возраста, сколько из-за слабого здоровья.

Клаус Петрус (Klaus Petrus)

Cвободный фотожурналист и репортер. Его интересуют социальные конфликты, войны, вопросы миграции; он делает репортажи для национальных и международных газет и журналов из Швейцарии, стран Южнее Сахары, Ближнего Востока, Балкан.

End of insertion

Рахель Галль Азмат (Rahel Gall Azmat), директор Фонда помощи наркозависимым Contact, также считает, что сейчас в обращении находится меньше наркотиков: «Если их мало, их скорее всего их будут растягивать на долгое время, а это может иметь фатальные последствия для здоровья - в худшем случае, смерть от передозировки, если в какой-то момент будет принято слишком много».


Поделиться этой историей