«Я уверен, что Швейцария — страна с развитым чувством солидарности»

Врачи и пациент в кантональной клинике La Carita в Локарно, кантон Тичино, Швейцария, среда, 11 марта 2020 года. Keystone

Богослов и этик Альберто Бондольфи родился в Тичино в 1946 году. Он был профессором Лозаннского и Женевского университетов, членом многочисленных комитетов по биоэтике, в том числе Швейцарского национального комитета по этике в области медицины человека (Ethikkommission im Bereich Humanmedizin) и Швейцарской федеральной комиссии по СПИДу (Eidgenössische Aidskommission).

Этот контент был опубликован 18 марта 2020 года - 09:00
Бальц Ригендингер ( Бальц Ригендингер)
Alberto Bondolfi (Альберто Бондольфи). © 2009 Roberto Ackermann - Photo Tornow 1003 Lausanne

В какой степени каждый отдельный человек несет ответственность за распространение опасного вируса? Что он должен делать, что не должен, какими принципами (эгоизм, альтруизм) должен он руководствоваться в какой ситуации? Пандемия коронавируса ставит перед обществом сложные моральные вопросы. Мы поговорили с Альберто Бондольфи, почетным профессором этики и дипломированным теологом.

swissinfo.ch: Какие вопросы задает коронавирус специалисту в области этики?

Альберто Бондольфи: Для этики эпидемия — это классическая ситуация, поскольку как таковая этика (греч. ἠθικόν, от др. -греч. ἦθος — этос, «нрав, обычай» — философская дисциплина, предметами исследования которой являются нравственность и мораль — прим. ред. русс.) давно уже занимается ситуациями, возникающими в результате стихийных бедствий. 

Однако нам по-прежнему очень трудно внушить и объяснить обществу, что стандарты и нормы, которые применяются в ситуации бедствия, не являются интуитивно понятными. Взгляд с колокольни эпидемиологии очень отличается от логики и резонов нашего повседневного социального опыта.

swissinfo.ch: Что Вы имеете в виду?

А.Б.: Например, медицина катастроф рекомендует лечить в первую очередь тех, кто находится в менее тяжелом состоянии. На первый взгляд, это кажется несправедливым.

swissinfo.ch: Какова же логика, которая скрывается за такими рекомендациями?

А.Б.: Это простая логика сохранения человеческой жизни. Эпидемиологическая же логика прежде всего следит за тем, как болезнь распространяется с течением времени. То есть сегодня мы действуем с учетом того, что будет происходить завтра, в то время как обычный человеческий рефлекс требует от нас правильного поведения уже и только в настоящем. Иными словами, у любой болезни есть два измерения: ее клиническая картина в настоящем и то, что может произойти в будущем под влиянием нас в качестве ее носителей.

swissinfo.ch: То есть мы как бы отворачиваемся от отдельного больного и смотрим на социум в целом как на единый организм?

А.Б.: Да, именно так!

Не только война

swissinfo.ch: Вы говорите, этика хорошо знакома с ситуациями, возникающими в результате бедствий, но при этом мы почти неизбежно начинаем думать прежде всего о войне.

А.Б.: Да, тут есть сходство, очень большое сходство. Система рационирования и дозирования продовольствия (которая обычно задействуется в военное время) призвана обеспечить элементарную справедливость, черный рынок в такой ситуации становится негативным фактором, нарушающим общую упорядоченность. 

Некие формы гражданского неповиновения мы видим и сейчас, когда, например, молодые люди не хотят отказываться от своих (закрытых в результате кризиса) дискотек. Горнолыжные курорты тоже упорно не хотели прекращать функционировать. Такого рода сопротивление возникает просто потому, что всем не всё сразу видно и понятно. Но это нормально в таких ситуациях.

swissinfo.ch: И как поступать? Вводить еще более жесткие запреты, или же делать ставку не на репрессии, но на информирование и убеждение?

А.Б.: В данный момент Федеральный совет (кабинет министров Швейцарии) ставит на убеждение. Однако терпение властей тоже не беспредельно. Недавно министр внутренних дел Ален Берсе (курирует медицину и здравоохранение, отдельного Минздрава в Швейцарии нет) напомнил операторам горнолыжных подъемников о том, что в стране существует еще и Уголовный Кодекс. И это подействовало.

«Человек и есть цель»

swissinfo.ch: Насколько сильно в швейцарском обществе развиты идеи солидарности?

А.Б.: Я убежден, что в целом наше общество вполне солидарно. Например, именно давление общества заставило замолчать всех политиков, захотевших было заработать политический капитал на нынешнем кризисе.

swissinfo.ch: Но если у нас в массе нет четкого представления о будущем, то как можно заставить или убедить людей вносить свой вклад в функционирование всего общества в кризисный период? 

А.Б.: В такой ситуации нужно обращаться отдельно к каждой релевантной общественной группе. Молодым людям больше нельзя просто так ходить в клубы, но и старшее поколение обязано ограничить себя, например, ему предписана социальная изоляция. Молодёжь и подростки могут быть убеждены в том, что опасность им не грозит. Но на самом деле они вполне даже находятся под угрозой, будучи, и это тоже возможно, сами источниками такой угрозы.

swissinfo.ch: Но можно ведь сказать, что смерть — это нормальный итог старости. Почему бы просто не дать старому человеку умереть?

А.Б.: Я вырос в рамках традиции, в которой четко сказано: каждый человек — это цель сам себе, вещь в себе и для себя. Исходя из этого мы даже и в обычное время не можем просто прикинуть расходы и доходы и рассчитать с цифрами в руках, какие пациенты нам обошлись дороже всего. Интуитивно и эмоционально это невозможно.

«Красная этическая линия»

swissinfo.ch: А как быть в исключительные, кризисные времена?

А.Б.: На данный момент этот вопрос в Швейцарии не возникает. В Ломбардии, где отделения интенсивной терапии переполнены, все выглядит по-другому. Но мы еще до такой стадии не дошли, у нас еще есть резервы.

swissinfo.ch: Как в такой ситуации взвесить и сопоставить ущерб, наносимый экономике, и ущерб, причиняемый здоровью? Другими словами: стоит ли спасть людей, если в итоге экономика целых стран, может быть, окажется в состоянии полного упадка? Есть ли тут какая-то красная «этическая» линия? 

А.Б.: Мой ответ вряд ли вас удовлетворит. У меня ведь сложилось все-таки впечатление, что у наших властей есть сценарий действий, и этот сценарий вполне реалистичен. Предполагается, что кризис продлится от двух до трех месяцев. Наша система вполне способна «пережить эту неприятность».

swissinfo.ch: Но многие представители малого и среднего бизнеса считают, что сложившаяся ситуация представляет для них реальную опасность и угрозу, ставящую под вопрос выживание их бизнеса. Для них это тоже вопрос жизни и смерти — хоть и в переносном смысле.

А.Б.: Федеральные власти искали и нашли-таки ответ на проблему недостатка ликвидности. Деньги есть. Эти меры основаны на предположении о том, что мы вполне способны пережить особую ситуацию. То есть падение в абсолютную нищету реальной опцией в этом предположении не является. 

Если бы горизонт событий исходил из двух лет, а не двух месяцев, то да, тогда было бы тяжеловато. Но без денег мы бы все равно не сидели. Единственной проблемой, решение которой нам бы пришлось искать, стал бы поиск формата обеспечения дееспособности парламента, который обычно и даёт «зеленый свет» бюджетным расходам.

​​​​​​​

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей