Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Личность человкка О чем мечтает швейцарский парень-гомосексуал?

David Leuenberger assis à la table d'un café avec un verre d'eau et un livre.

Давид Лойенбергер (David Leuenberger) уверен в том, что однажды и Швейцария, вослед за Германией, признает «брак для всех».

(Thomas Kern/swissinfo.ch)

Он мечтает о браке и, возможно, о детях. Такие простые желания — но именно эти права гомосексуалам в Швейцарии пока не доступны. Давиду Лойенбергеру (David Leuenberger) нередко приходилось в жизни бороться и преодолевать преграды, но он тем не менее называет швейцарское общество в целом открытым и довольно толерантным. А что касается законов, регулирующих сейчас в стране брачно-семейные отношения, то они будут рано или поздно изменены и модернизированы. Лишь бы только не было слишком поздно!

«Единственную в моей жизни резкую реакцию неприятия и отторжения мне пришлось пережить в отношениях с родителями, которые, конечно же, любили меня и по-настоящему хотели защитить». Давид Лойенбергер натура чувствительная, но на жизнь и на преподносимые ею сюрпризы он смотрит с легкостью и оптимизмом. Сейчас ему 30, он работает менеджером в области дизайн-проектов. Свою историю Давид непринужденно рассказывает нам на террасе своей квартиры в центре Берна. На улице вечереет, летний теплый закат настраивает на отпускной лад. «Быть гомосексуалом в Швейцарии — это вовсе не проблема, я чувствую, что меня принимают везде, даже на работе, таким, каков я есть. Здесь существует равноправие, только некоторые законы предстоит еще подогнать под реальность», — говорит он.

Что такое LGBT / LGBTIQ?

Данная аббревиатура составлена из первых букв английских слов Lesbian, Gay, Bisexual und Transgender (лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы и трансгендеры).

Собирательное понятие LGBTIQ учитывает также транссексуальную самоидентификацию, интерсексуальную, а также людей с «квир-идентичностью» (англ. «queer» — «странный»), то есть людей, находящихся вне традиционных рамок идентичностей, включая и гендерно нормативных гетеросексуалов, чьё сексуальное поведение, однако, ставит их вне гетеросексуально-определяемого мейнстрима (например, люди, практикующие БДСМ или «свинг»).

За каждой из этих букв находится человек, уникальная личность, с собственной судьбой, со своими надеждами, страхами, сложностями, с единым для всех людей стремлением к счастью и самореализации. 

Поэтому портал swissinfo.ch решил обратить особое внимание на эту проблематику и подробнее рассказать о том, что происходит в данной области конкретно в Швейцарии.

Конец инфобокса

Но в его истории, конечно, есть и неприятные моменты, последствия которых ему еще предстоит преодолеть. Речь идет о настоящем кризисе отношений с родителями, который разразился после его камин-аута. «О моей гомосексуальности моя мать узнала случайно, когда мне было 20 лет. Она позвонила мне и, плача, попросила приехать домой», — вспоминает он. В этот день привычный для Давида мир рухнул и прекратил свое существование. Родители не сразу поняли его, они принялись взывать к его разуму, думая, что он просто сбился с пути и пошел «по кривой дорожке» и что ему ничего не будет стоить взять и снова стать «нормальным», словно речь шла о капризе, а не о глубинной сути его личности.

За непониманием в их отношениях наступила фаза гнетущей тишины. Этот вопрос со временем превратился в табу. «Мы просто решили вынести тему моей ориентации за скобки, сделать вид, что ее не существует. В течение десяти лет мы вообще не говорили об этом. Но даже и позже, уйдя уже из родного дома, я по-прежнему, встречаясь с родителями, чувствовал напряженность». Такого рода скрытый конфликт весьма негативно повлиял на его отношения с родителями, отдалив от собственной семьи, отношения с которой всегда были важны для него и к которой он всегда был так привязан.

«Я чувствовал себя "нормальным"»

Когда в возрасте примерно 12 лет у него появились первые вопросы в связи с сексуальной ориентацией, Давид даже не мог себе представить, с какими трудностями ему придется столкнуться. «У меня создалось впечатление, что все были такими же, как и я, и я чувствовал себя абсолютно ‘нормальным’». Сомнения и вопросы, возникшие в связи с нетрадиционной ориентацией, возникли много позже. Но как и где можно было найти ответы на них? «Впервые гомосексуала я увидал в телевизионном реалити-шоу. До этого никто не говорил со мной о гомосексуальности».

Наступившая эпоха интернета открыла ему море возможностей. «Как и все остальные, я начал ходить по специализированным чатам. Уже тогда мне было ясно, что то, что я считаю нормой, не было нормой для остальных, но и что я не единственный, кто находится в такой ситуации», — говорит Давид. Со временем сомнения исчезли, появилась уверенность. Пошли первые свидания, первая любовь, но все время оставалась эта тишина — вплоть до того самого урока английского языка в гимназии. 

«Я должен был читать доклад, хотя и не понимал английского. Я расплакался, прямо посреди урока. Так как я не мог перестать плакать, учитель привел мою лучшую подругу, которая училась в другом классе. Это был первый раз, когда я мог сказать кому-то, что я гей». Он почувствовал огромное облегчение. «С тех пор, как мне исполнилось 18, я пытаюсь больше не прятаться, по крайней мере, находясь за пределами своей семьи», — вспоминает Давид. Не будучи навязчивым, он тем не менее не скрывает своей гомосексуальности ни на работе, ни в кругу друзей. «Никто пока отрицательно не реагировал, просто некоторые мои друзья сожалеют, что не знали этого раньше — иначе, по их словам, они могли бы меня поддержать», — рассказывает он.

Брак для всех — и в Швейцарии тоже?

Как говорят его друзья, Давид не боится проблем ни на работе, ни в личной жизни. «Мы знаем его как труженика и борца, но за этим фасадом скрывается ранимая натура, которая ищет понимания и хочет быть любимой», — говорит Изалина Мерцерат (Isaline Mercerat), его подруга с юношеских лет. Сегодня у Давида совершенно свободная жизнь. Он мечтает о браке и, возможно, о детях.

Семейное право Какие новые формы брака и семьи нужны Швейцарии?

Нужны ли Швейцарии, — наряду с браком и зарегистрированным партнерством, — новые правовые формы совместного проживания граждан?

«Когда-нибудь Швейцария тоже признает „брак для всех“. В конце концов женщинам здесь предоставили право голосовать тоже с опозданием. Моя единственная забота заключается в том, что это изменение в законе могут внести слишком поздно, когда мне будет уже поздно что-либо что-либо в жизни». «В пользу „брака для всех“ есть много аргументов», — уверен Давид. Многие дети уже выросли в «радужных» семьях и ничего с ними отрицательного не случилось. По его словам, это должно убедить последних сомневающихся.

Давид регулярно смотрит на экран своего смартфона. В эпоху социальных сетей свидания назначаются теперь почти исключительно онлайн. «В то время как гетеросексуалы лишь недавно открыли для себя „Tinder“ (мобильное приложение для романтических знакомств — прим. ред), геи уже давно используют Интернет, чтобы найти серьезные отношения», — указывает он. В наше время бары и дискотеки играют уже не такую роль, как это было раньше.

Растопить лед

Гомосексуалы по-прежнему подвержены более высокому риску заражения болезнями, передающимися половым путем. «Поскольку я исхожу из того, что у каждого могут быть проблемы со здоровьем, то я предохраняюсь постоянно. У меня создается впечатление, что у гетеросексуалов это не всегда так и что они если чего и боятся, то скорее нежелательной беременности». За желанием провести свою жизнь с постоянным партнером скрывается у него и еще одна мечта.

«Я бы хотел просто однажды спокойно рассказать родителям про моего друга, пригласить его к нам на Рождество, как мой брат делает это со своей девушкой». Между тем Давиду удалось немного растопить лед и поговорить-таки однажды с родителями на чистоту о его жизни. Диалог вести все еще пока сложно, но уже не невозможно. «Я надеюсь, что когда-нибудь мы вновь станем такими же близкими людьми, какими мы были когда-то», — говорит он. «Важно понимать, что реакция моих родителей основана на большой любви. Они любили меня и просто хотели защитить».

Правовые основы

В Швейцарии принцип «брак для всех» пока, в отличие от Германии, не признан в качестве обязательной правовой нормы. 1 февраля 2007 года для однополых пар было введено «зарегистрированное партнерство», во многом напоминающее действующую во Франции такую форму брачно-правовых отношений, как «гражданский договор солидарности» или «ПАКС» («Pacte civil de solidarité», — «PACS»).

Эта форма действует во Франции с 15 ноября 1999 года и позволяет как гомосексуальным, так и гетеросексуальным парам, проживающим вне брака, обеспечить себе некоторые минимальные личные и имущественные права. С реформой от 23 июня 2006 года вступил в силу обновлённый ПАКС, дополнительно расширяющий права партнёров. Однако главное остаётся — вытекающие из такой формы отношений права и обязанности не аналогичны правам и обязанностям, существующим в рамках традиционного зарегистрированного брака, например, в части, касающейся искусственного оплодотворения или облегченной натурализации партнера/партнерши.

Осуществлять усыновление в Швейцарии однополые пары не могут, однако начиная с 1 января 2018 года люди, связанные зарегистрированным партнерством, смогут официально усыновлять или удочерять детей своего партнера/партнерши. Что касается «брака для всех», то не исключено, что, с оглядкой на опыт Германии, дискуссия на этот счет возобновится и в Швейцарии. Соответствующая парламентская инициатива была представлена в декабре 2013 года «Партией зеленых либералов» («GLP»). Законопроект предлагал не только ввести «брак для всех», но и предоставить возможность заключать ПАКС, в том числе, и гетеросексуалам. Текст: Штефания Зуммерматтер.

Конец инфобокса


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×