Почему в Швейцарии не любят жилые высотки?

Вид с высоты башни Roche-Turm, г. Базель, Швейцария, архитекторы Herzog und de Meuron, 2016 год. Roland Schmid / 13 Photo

Первые попытки массовой высотной застройки были в Швейцарии сделаны в 1960-1970-е годы, но критика в адрес этих проектов была такова, что от такого формата решения жилищного вопроса здесь отказались вплоть до начала 21 века. 

Этот контент был опубликован 20 июля 2020 года - 09:23

Оригинальная русскоязычная версия: Игорь Петров. 

Вы бывали в Монтрё? Смотрели на этот город сверху, с автобана, оттуда, где устроена специальная смотровая площадка? Если да, то вы, наслаждаясь грандиозной панорамой Женевского озера, почти неизбежно натыкались взглядом на бетонную высотку, которая, конечно, на «вставную челюсть» не тянет, но на один «зуб» - вполне. И невольно возникает классический вопрос: кто так строит? Да еще на фоне такой красоты?

Речь идет о жилом комплексе Tour d’Ivoire, из окон которого - слов нет - открываются потрясающие виды. Но насколько это 82-метровое здание вписывается в общую атмосферу Монтрё, этого классического памятника эпохи «бель эпок»? Так или иначе, если оглядеть с высоты птичьего полета города Швейцарии, то можно сделать вывод, что в среднем жилые постройки в них не превышают пяти-шести этажей (напомним, что в Швейцарии отсчет этажей начинается со «второго» этажа). 

Такие высотные «скайлайны», как во Франкфурте-на-Майне или Москве, в Швейцарии пока немыслимы. «Мы в те годы не строили в вышину, сделав ставку на интенсивное использование принципа горизонтального планирования». Это говорит Мартин Винценц (Martin Vinzens), глава Отдела жилой застройки, районирования и кадастра (Sektion Siedlung und Landschaft) в Федеральной канцелярии (Bundeskanzlei, аппарат правительства и парламента) в Берне. 

«Никто не воспринимал тогда почву и ландшафты в качестве ценного ресурса. Кроме того, малоэтажная застройка дешевле в реализации, она предоставляла возможность контакта с внешними зелеными пространствами, а также, что важно, так можно было наблюдать за детьми, играющими на улице. Не менее важным был и тот факт, что небоскрёбы затеняют окрестности, поэтому высотные строительные проекты обычно наталкиваются в Швейцарии на активное сопротивление народа».

Башня Bel-Air, город Лозанна, кантон Во, 68 метров. Она стала самым первым экспериментальным высотным зданием Швейцарии. Архитектор: Альфонс Лаверье (Alphonse Laverrière), 1929 — 1932 гг. Keystone / Luca Zanier

Исторические городские центры следует охранять

Сандро Ланг (Sandro Lang), по профессии юрист и дипломированный специалист в области земельного районирования и кадастра. Он живет в городе Баар, что в кантоне Цуг, свою дипломную магистерскую работу (PDF) он посвятил теме правовых, исторических, экологических и прочих аспектов высотной застройки. «Высотному строительству в Европе помешали две мировые войны, да и в целом строительство высотных зданий является весьма дорогостоящим предприятием».

Иным является и менталитет. В самом деле, в городах стран бывшего СССР, равно как и в США, как правило, нет «исторических центров» в европейском смысле, то есть уютного переплетения старых переулков и исторической застройки. В Москве такие кварталы (Зарядье, Арбат) были последовательно уничтожены и принесены в жертву имперским проектам, в центре которых находились огромные улицы, лишенные «человеческого изменения».

Kai Reusser / swissinfo.ch

Нечто похожее произошло и в Париже, где знаменитый барон Осман (Georges Eugène Haussmann, 1809-1891) практически снес весь старый центр и выстроил современный город, удобный прежде всего для военных парадов. Но в целом в «старой» Европе такие центры остались до сих пор, будучи магнитом для туристов. Ок, коронавирус этот поток прервал, но в будущем, когда все вернется в норму, люди если и будут ездить в Европу, то только ради того, чтобы иметь возможность прикоснуться к «настоящему» средневековью.

«В Швейцарии никто не хотел уродовать высотными зданиями живописные старые центры. Первые по-настоящему высотные здания здесь появились примерно в 1950-х годах, но строились они на окраинах в формате многоэтажных жилых комплексов, более или менее бережно вписанных в окружающий деревенский ландшафт», — говорит А. Ланг. Одним из таких комплексов стал жилой кооперативный квартал «Мурифельд-Виттигкофен» (Überbauungsgenossenschaft Murifeld-Wittigkofen UBG) в Берне.

Башни жилого комплекса «Мурифельд-Виттигкофен» (Murifeld-Wittigkofen) хорошо видны (на фото слева) из окон нашей редакции. Архитектор: Отто Зенн (Otto Senn), 1957 год. swissinfo.ch

Реализованный к началу 1970-х годов, он стал одним из образцов блочного высотного строительства, предлагающего жильцам полный пакет возможностей и услуг, начиная от обязательного машиноместа в подземном гараже и заканчивая магазинами, фитнес-центрами и прочими объектами инфраструктуры.

Одновременно жилой комплекс непосредственно граничит с сельскими пригородами, с историческим замком и фермерским хозяйством Виттигкофен, а также с кварталом, в котором расположены престижные структуры ООН (офис Всемирного почтового союза UPU), имея при этом удобную транспортную привязку. До Центрального вокзала Берна отсюда можно комфортно доехать на трамвае за 15 минут, при этом, что важно, жилой комплекс никоим образом не конкурирует со старым центром Берна, внесенным в Список культурного наследия ЮНЕСКО. 

Высотные дома в районе Heiligfeld, город Цюрих, были первыми «ласточками» массовой многоэтажной застройки в Швейцарии. Архитектор: Альберт Генрих Штайнер (Albert Heinrich Steiner), 1950 — 1952 гг. Werner Friedli / Eth-Bibliothek

Швейцарцы не любят «человейники»

По словам Сандро Ланга, швейцарские градостроители и инвесторы и сейчас не считают высотные здания оптимальной формой для действительно качественного и комфортного решения жилищного вопроса. «Швейцарцы были и остаются сторонниками односемейных домов. Массового перехода в лагерь поклонников жизни в жилых башнях до сих пор в стране нет». Мартин Винценц согласен с этим. 

«В глазах швейцарцев высотные здания выглядят уродливыми, не имеющими собственного лица, стесняющими свободу. Многие образцы такой застройки в самом деле были, особенно в начальной фазе, не столь уж и удачными. И люди говорили: ну нет, такого у нас в стране мы не хотим». 

Под начальной фазой подразумеваются 1960-е и 1970-е годы, когда в Швейцарии был построен целый ряд многоэтажных жилых комплексов, таких, как, например, уже упоминавшийся «Мурифельд-Виттигкофен» или комплекс «Чарнергут» (Tscharnergut) в районе Берн-Вифлеем. Отличились и другие города: в Цюрихе возник комплекс Hardau, а в пригороде Женевы городе Вернье (Vernier) был построен комплекс Cité du Lignon.

Жилой комплекс Hardau в Цюрихе состоит из четырех довольно-таки мрачных на вид башен средней высотой 95,4 м. Архитектор: Макс Колльбруннер (Max Kollbrunner), 1976 — 1978 гг. Keystone / Steffen Schmidt
Жилой комплекс Le Lignon в Женеве имеет протяженность в 1,0 км и считается самым длинным зданием в Швейцарии. Рассчитан на 10 000 человек, актуальная численность жильцов не превышает 5 700 чел. Архитектор: Жорж Аддор (Georges Addor), 1962 — 1971 гг. Keystone / Martial Trezzini
Жилой комплекс Telli в городе Аарау (Aarau) из-за своей необычной формы носит прозвище «Плотина» (Staumauern). Высота: 50 метров, население: 2 500 человек. Архитектор: Ханс Марти (Hans Marti), 1971 — 1991 гг. Markus Bertschi / 13 Photo

Поначалу эти высотные здания считались очень престижными и современными, но потом их репутация быстро пришла в упадок. Если в той же России высотные квартиры являются престижными и дорогими, во многом потому, что богачи интуитивно не хотят жить близко к неуютной земле, то в Швейцарии, наоборот, земля всегда была ухоженной и приветливой. 

Оттого высотки тут стали в общественном сознании унылыми квартирами для малообеспеченных людей. Мартин Винценц согласен. «Многоэтажные жилые дома не так уж и дешевы на самом деле. Но состоятельные люди здесь изначально исходили из иных предпосылок, мол, у меня достаточно денег, так что почему бы мне не купить сразу дом с садом, и тогда у меня будут покой и тишина».

Страна маленькая, но живется в ней просторно

Прошло время, и ситуация начала меняться. Земля под застройку в Швейцарии становится дефицитной. После пересмотра в 2014 г. кадастрового законодательства новых земель под застройку в стране практически уже не отводится. Каков же выход? В уплотнительной застройке? Тем более что скоро в стране уже могут проживать до 10 млн человек (сейчас — только 8,5 млн). 

Kai Reusser / swissinfo.ch

Так или иначе, но уже с начала 2010-х годов в стране наблюдается заметное оживление на рынке высотных жилых и коммерческих городских зданий. «Если мы хотим добиться большей плотности застройки на одной и той же площади и если мы хотим еще, чтобы вокруг у нас была в наличии зелень, то у нас нет другого выбора, кроме как начинать строить вверх», — говорит Мартин Винценц. Но пока от перелома в области строительных тенденций Швейцария очень далека. 

Видные буквально отовсюду, башни жилого комплекса HochZwei стали новым символом Люцерна, район Allmend: высота, соответственно, 77 и 88 метров. Это сейчас самые высокие здания Центральной Швейцарии. Архитекторы: Marques AG и Iwan Bühler GmbH, 2009 — 2012 гг. Herbert Zimmermann / 13 Photo
Высотный комплекс Jabee Tower, город Дюбендорф, кантон Цюрих, сейчас самое высокое жилое здание в стране (100 метров). Архитектор: Майк Саттлер (Mike Sattler), 2016 — 2019 годы. Albinfo
Высотка Meret Oppenheim Hochhaus в Базеле, 81 метр, 150 квартир. Архитекторы: Herzog & de Meuron, 2016 — 2019 гг. Keystone / Georgios Kefalas

Во-первых, высотное массовое строительство на постсоветском пространстве играет для строительных компаний роль удобного способа сверхбыстрого заработка с максимальными маржами при минимальных затратах. В Швейцарии царят иные экономические базисные условия. Во-вторых, в своей дипломной работе С. Ланг пришел к выводу, что в Швейцарии небоскребы лишь в очень ограниченной степени пригодны в качестве формата уплотнительного высотного строительства. 

Какой дом считается «высоткой»?

Кстати, а что такое «высотка» по швейцарским СНИПам? Какого-то общего определения тут нет, но в большинстве кантональных нормативных строительных и противопожарных документах высотным считается дом от 30 метров. 

End of insertion

Ведь население, от решения которого зависит, быть такому строительству или нет, все еще настроено скептически. Кроме того, «вокруг таких жилых комплексов в Швейцарии в обязательном порядке нужно создавать зеленый пояс, а это часто просто сводит на нет весь эффект от уплотнительного проекта». Не в последнюю очередь свою роль играет и швейцарский федерализм. 

В стране нет единого центра, который высасывал бы все соки из регионов и где концентрировались бы все деньги и прочие ресурсы, а потому и люди. Но это уже политический вопрос, и совсем другая история. Как бы то ни было, в большинстве регионов Швейцарии по-прежнему с экономической и политической точек зрения выгоднее строить вдоль по горизонтали. Отсюда и парадокс: Швейцария страна маленькая, но живется в ней на удивление просторно.

Поделиться этой историей