Navigation

Пандемия и священники в Вооруженных силах Швейцарии

Современный капеллан в армии Швейцарии должен прежде всего прислушиваться к людям и вести с ними диалог. Vbs/ddps

В эпоху пандемии на плечи капелланов ложится сложная задача прежде всего психологической поддержки военнослужащих.

Этот контент был опубликован 15 февраля 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Швейцарская армия оказалась непосредственно вовлеченной в коронавирусный кризис. Прошлой весной Вооруженные силы Швейцарии, впервые после Второй мировой войны, оказались мобилизованными для оказания помощи гражданским властям с целью противодействия первой волне коронавирусной инфекции. 

Все это приводило порой к психологической перегрузке военнослужащих и даже к духовным кризисам в духе вечного вопроса: «Почему Бог, если он есть, допускает все эти страдания»? И тогда на первый план выходит институт военных священников. Армейское капелланы сейчас особенно востребованы в швейцарских вооруженных силах. На их плечи ложится сложная задача психологической и духовной поддержки военнослужащих.

Лицом к лицу со смертью

А такая поддержка становится сейчас особенно важно с учетом того, с чем сталкиваются швейцарские военнослужащие с их традиционно низким эмоционально-болевым порогом, в клиниках и больницах, куда их в составе военно-медицинских бригад отправляли с целью оказания поддержки гражданскому персоналу, находящемуся на грани своих сил и возможностей. 

«Представьте себе молодого человека, который внезапно оставляет свою гражданскую жизнь и оказывается в больнице, где он должен заботиться о людях, находящихся при смерти», — говорит капитан Штефан Юнгер (Stefan Junger), глава Управления военной душепастырской работы в МО Швейцарии (Armeeseelsorge AS). «Например, недавно ко мне обратился 21-летний военнослужащий, который вынужден был был буквально хватать за руки пациента, пытавшегося в состоянии аффекта вырвать из себя все эти медицинские провода и трубки системы ИВЛ. С психологической точки зрения это была для него огромная психологическая нагрузка и стресс». 

Это, конечно, крайний случай. Но даже сам факт мобилизации и необходимости на время покинуть гражданскую жизнь уже может вызвать состояние тревожности. Кроме того, как у мобилизованных военнослужащих, так и у тех, кто несет обычную службу в обычном режиме, может возникнуть ощущение, что вокруг все идет не так и общество находится в глубоком кризисе, с учетом того, что во многих частях и подразделениях Вооруженных сил были отмены отпуска и ограничены права личной мобильности. Необходимость оставаться изолированным в казармах несколько недель или даже месяцев может весьма отрицательно сказаться на моральном духе войск.

А поговорить?

В этом контексте институт военного душепопечения начинает играть особенную роль. За последнее время в ВС Швейцарии было создано 35 новых дополнительных рабочих ставок. Работает «горячая линия» в составе пяти капелланов. Их задача: быть доступными для военнослужащих и внимательно по меньшей мере выслушивать всех, кто нуждается в собеседнике, кто хочет выговориться и получить даже может быть не совет, а просто слова поддержки. 

«Армейские капелланы доступны для всех, кто хочет быть услышанным и кто ищет совета, для всех, у кого появились вопросы о смысле жизни или кто просто ищет личной беседы, причем независимо от своей религиозной принадлежности», — уточняет Штефан Юнгер. «Мы уже накопили позитивный опыт. Военнослужащие, призванные в рамках первой мобилизации в прошлом году, были рады возможности при необходимости обратиться к кому-то, пусть даже просто для того, чтобы поиграть в карты». 

В швейцарских Вооруженных силах, кроме института военного духовенства, существуют еще психолого-педагогическая и социальная службы. Зачем тогда обращаться к капелланам, когда у тебя накопились личные проблемы или если ты просто чувствуешь себя усталым, выгоревшим, подавленным? «Отличительной особенностью армейских священников по сравнению с двумя этими службами является возможность действовать на местах, в полевых условиях, на передовой и на полигоне полевого учебного центра». 

В Швейцарии такой формат «психологической поддержки» имеет давнюю традицию. Напомним, что знаменитый деятель церковной Реформации Ульрих Цвингли как и был по своей «первой профессии» армейским священником, участвовавшим в печально знаменитой битве при Мариньяно (1515 г.). В современной Швейцарии институт военного духовенства был учрежден в 1874 году, при том понимании, что действовать он будет только в военное время. В 1883 году этот институт приобрел постоянный характер, функционируя и в мирное время. 

В настоящее время для армии Швейцарии требуются по меньшей мере 170 капелланов. Все они добровольцы, приходящие в войска по линии тех или иных церквей или религиозных общин. Кандидаты в капелланы должны обладать богословской подготовкой, а также иметь развитые навыки межличностной коммуникации. Последние двадцать лет капелланами могут становиться и женщины. 

На первом месте — душепопечение!

Институты военного духовенства имеются в большинстве армий мира. Например, в 1995 году был создан синодальный Отдел Московского Патриархата с целью взаимодействия с Вооруженными Силами. В 2005 году было воссоздано Военное благочиние при Санкт-Петербургской епархии, а 21 июля 2009 года Президент России принял решение о воссоздании в Вооружённых Силах России института военного духовенства. 

В 2006 году французская армия создала мусульманское капелланское подразделение. А с того же года в Иностранном легионе постоянно присутствует православный священник из Московского Патриархата. В 2021 году Бундесвер вновь призвал в армию раввинов, с тем чтобы они поддерживали военнослужащих иудейской веры, число которых колеблется от 50 до 300 человек. Почти шесть сотен капелланов Православной церкви Украины занимаются душепастырской деятельностью в ВСУ. 

В Швейцарии институт армейского духовенства традиционно сотрудничает с протестантскими и католическими национальными церквами, а также с христианско-католической церковью Швейцарии (Die christkatolische Kirche der Schweiz), епископально-синодальной церковью, чтущей основные католические и общехристианские предания, доктрины и обряды, но обладающей организационной независимостью от Папы Римского. 

С ноября 2020 года это сотрудничество распространилось и на евангельских христиан, образующих несколько обособленных протестантских общин. Их отличает стремление буквально исполнять Евангелия и в целом заветы Библии, которая рассматривается ими как основной и единственный источник вероучения. 

В опубликованном недавно коммюникеВнешняя ссылка армейское руководство заявило, что «открытие армейского института духовенства (дополнительным конфессиям) соответствует потребностям все более диверсифицированного и разнообразного общества». В настоящее время в швейцарской армии (пока) нет капелланов нехристианских конфессий. Но все может очень скоро измениться. «Мы находимся в процессе консультаций с другими религиями», — говорит Ш. Юнгер. 

Армия и коронавирусный кризис

В Швейцарии воинская служба является обязательной для мужчин и добровольной для женщин. После примерно четырех месяцев базовой подготовки в «учебке» (Rekrutenschule) военнослужащий имеет право либо сразу отслужить положенные дни действительной службы, либо же он может ежегодно проходить военные сборы. 

Всю срочную службу за один раз проходят только 15% от общего числа призывников (только в некоторых родах войск и на определенных должностях). Тогда срок службы составляет 300 дней. Те, кто идет по второму пути, обязаны набрать в рамках сборов 240 дней службы (280 для спецподразделений). Младшие офицеры должны отслужить срочную длительностью в 680 дней. Затем возможен переход на профессиональный статус. 

На службе в армии находится также небольшое количество гражданских специалистов (около 3 600 человек), они занимаются мониторингом, преподаванием или выполнением специальных заданий. Такая система гарантирует Вооруженным силам Швейцарии наличие пусть и скромного, но постоянного мобилизационного потенциала

В 2019 году этот показатель составлял 140 304 чел. Правительство имеет право привлекать армию в рамках ее мобилизационных возможностей к оказанию поддержки гражданским структурам и институтам, если их собственных ресурсов становится недостаточно. Чаще всего Вооруженные силы помогают региональным властям справляться с последствиями стихийных бедствий. 

Во время первой волны пандемии весной 2020 года для поддержки гражданских властей было мобилизовано примерно 2 000 военнослужащих. Во время второй волны пандемии, начавшейся в ноябре 2020 года и завершающейся (хотелось бы надеяться) в конце марта 2021 года, мобилизация не проводилась. В этот период на боевом дежурстве постоянно находилось 700 военнослужащих, к которым добавились 350 добровольцев. 

По состоянию на начало февраля 2021 года помощь гражданским властям в рамках противодействия коронавирусу все еще оказывают около восьми десятков военнослужащих. Всего в рамках «Миссия КоронаВнешняя ссылка» ВС Швейцарии потратили около 33 000 человеко-дней.

End of insertion

«В принципе, мы готовы работать с любым религиозным сообществом, которое согласно с нашими основными принципами работы. Но сказать, когда это приведет к конкретным результатам, пока мы не можем. Ведь все дело в том, что мы ищем в первую очередь не имамов или раввинов, но капелланов мусульманского или иудейского происхождения». 

По его словам, концепция личной помощи гражданину в форме (а именно так формулируется в Швейцарии статус военнослужащего) не имеет ничего общего с идей «симфонии» властей светских в лице армии и церковных. «Сам формат душепопечения изменился. Сегодня речь идет о том, чтобы быть ближе к военнослужащим, деля с ними заботы их повседневной жизни. Тут нет места ни прозелитизму, ни сектантству. 

Наши принципы предельно ясны: будучи общественным учреждением, Вооруженные силы Швейцарии не проводят никакого различия между военнослужащими на основании их религиозных или конфессиональных убеждений. Это значит, что прежде всего ты окормляешь людей духовно и душевно, а проповеди читать — это потом. Мы не скрываем свою религиозную принадлежность. Если человеку нужна какая-то духовная поддержка, то мы ее оказываем. Но это не есть наша основная работа», — резюмирует Ш. Юнгер.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.