Navigation

Правовые аспекты изнасилования: Швейцария и мировые тренды

Активистки во время демонстрации против сексуального насилия в отношении женщин в Швейцарии перед Федеральным дворцом в Берне, 21 мая 2019 года. © Keystone / Anthony Anex

Как Швейцария дискутирует на тему пресмотра и актуализации уголовно-сексуального законодательства.

Этот контент был опубликован 20 января 2021 года - 07:00

Все большее количество стран закрепляют в своем уголовном законодательстве понятие «изнасилование» как половые сношения без взаимного согласия, причем даже в случае отсутствия применения силы. Данная тенденция может заметно повлиять на содержательное наполнение процесса пересмотра соответствующего законодательства Швейцарии.

Мужчина вступил в половую связь со своей бывшей подругой — против ее воли. Он был обвинен в изнасиловании, а затем оправдан. По мнению швейцарского судаВнешняя ссылка, если бы партнерша на самом деле не хотела секса с ним, она вполне могла бы ясно проявить свою волю и защитить себя. Если она не сделала этого, значит, следует исходить из того, что, наверное, она все-таки близости хотела.

В Швейцарии сексуальные отношения считаются изнасилованием, если половой акт был совершённый с жертвой, находящейся в беспомощном состоянии (бессознательное состояние, сильное алкогольное опьянение, психическое расстройство, малолетний возраст, физическая слабость), с использованием физического насилия или угрозы его применения, психологического давления, экономической, психологической или иной зависимости жертвы. Аналогичные нормы действуют также в России, Китае, Франции и Испании и других странах.

Секс без взаимного согласия должен стать наказуемым

В Испании, однако, все меняется. Здесь национальный Уголовный кодекс должен быть скоро адаптирован в соответствии с положениями Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Вступив в силу в Швейцарии в 2018 году, она требует, среди прочего, сделать наказуемыми половые отношения без наличия обоюдного согласия.

В Испании масло в огонь дебатов на эту тему были подлиты вопиющим случаем: группа мужчин подвергла насилию молодую женщину, засняла все происходящее на видео и распространила ролик через мессенджер Whatsapp. Даже несмотря на такое общественное глумление, преступники отделались сравнительно мягкими приговорами, поскольку жертва не защищалась с применением физической силы, а потому данное нападение не рассматривалось с правовой точки зрения как «изнасилование».

Внешний контент

То, что еще только обсуждается в Испании, Дании, Нидерландах и Финляндии, уже стало реальностью в Швеции, Великобритании, Ирландии, Германии, Греции, Бельгии, Люксембурге, Исландии, Австрии, Австралии, Южной Африке и на Кипре: секс без согласия, даже без факта применения силы — это все равно «изнасилование». «Дебаты на эту темы часто провоцировались именно конкретными случаями, как это было, например, в Испании». 

Нора Шайдеггер (Nora ScheideggerВнешняя ссылка), наш собеседник, является докторантом Института Макса Планка в немецком Фрайбурге. В ее активе - диссертация на тему сексуально-уголовного права. «Сейчас речь снова идет о возвращении в Германию феминистских дебатов образца 1980-х годов», — говорит Нора Шайдеггер. «В 1990-е годы эти дебаты притихли, чтобы выйти на новый виток в контексте Стамбульской конвенции, а также движения #MeToo».

Новый тип деликта

В настоящее время в Швейцарии также обсуждается тема актуализации национального уголовного законодательства. Разного рода радикальные неправительственные организации и движения призывают закрепить в пересмотренной редакции УК концепцию взаимного согласия. Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич (Marija Pejčinović Burić) также призвала недавно страны-члены СЕ пересмотреть подходы к юридическому понятию «изнасилование». В настоящее время швейцарское Федеральное ведомство юстиции (Bundesamt für Justiz, подразделение Министерства юстиции и полиции Швейцарии) выясняет, существует ли в Швейцарии необходимость в проведении реформы УК в аспекте сексуальных правонарушений.

Федеральный совет, кабмин Швейцарии, сначала не видел в необходимости в реформах УК. В Швейцарии уже сейчас каждый, кто игнорирует произнесенное в его или её адрес «нет», не остается безнаказанным. Он / она может быть обвинен /обвинена в совершении «сексуального домогательства» (sexuelle Belästigung) и получить солидный штраф. Нора Шайдеггер считает такую норму слишком мягкой и расплывчатой, а потому в своей кандидатской диссертации она предлагает ввести новый вид правонарушения под названием «сексуальное посягательство» (sexueller Übergriff). Это предложение недавно было одним из членов парламента превращено в конкретную депутатскую инициативу и не исключено, что оно скоро станет реальностью. 

Но зачем множить сущности? Многие страны ведь просто пошли на расширение такого состава преступления, как изнасилование. «Дело в том, что понятие „изнасилование“ очень сильно заряжено эмоционально. Оно считается одним из наихудших преступлений». Поэтому не стоит допускать его смысловой инфляции, запихивая под одну «обложку» много разных других видов правонарушений. «Имеет смысл зарезервировать, что называется, термин „изнасилование“ за самыми серьезными нарушениями. Конечно, принуждение к сексу — это серьезное правонарушение, но изнасилование, то есть уничтожение сексуального достоинства личности и ее автономии также является очень весомым деликтом».

Внешний контент

По мнению профессора уголовного права Бернского университета Мартино Моны (Martino MonaВнешняя ссылка), сохранение в Швейцарии понятия «принуждение» (Nötigung) в качестве отдельного вида правонарушений имеет свои исторические причины. «В 19 веке жертва изнасилования сама рисковала подвергнуться уголовному преследованию за незаконный половой акт вне брака, поэтому юридическое понятие „принуждение“ служило для женщины способом и методом доказать, что она на такой секс своего согласия не давала. Но сегодня это уже неактуально, сейчас мы находимся в совершенно другой социальной ситуации. Поэтому вызывает недоумение тот факт, что уголовное право у нас по-прежнему основано на устаревшем понимании морали и сексуальности».

Страх перед фальшивыми обвинениями

В Швейцарии вопросы «новой и старой этики» пока еще решаются в парламенте, а не левыми или правыми активистами в социальных сетях. Поэтому в ходе парламентских дебатов недавно обсуждались аргументы как в пользу введения в УК понятия «взаимного согласия», так и против. Какие это аргументы? Во-первых, есть риск того, что обвиняемому придется доказывать наличие согласия, что будет равносильно отмене понятия презумпция невиновности и переносу «бремени доказательства» со стороны обвинения на сторону обвиняемого, а это, в свою очередь, не будет соответствовать принципу верховенства права. Во-вторых, есть не меньший риск превращения понятия «взаимного согласия» в инструмент сведения счетов при помощи ложных обвинений. 

Феномен ложных обвинений, а также практика «придумывания» факта изнасилования задним число этак лет через 25 после вероятных событий существуют уже сегодня довольно широко. В Швейцарии громких дел такого рода пока еще не было. Возникает вопрос: увеличилось ли число ложных обвинений в изнасилованиях в странах, где секс без согласия и даже без применения силы уже считается изнасилованием? В Великобритании, в частности, пенетрация без согласия считается изнасилованием, причем жертва не обязана / обязан физически сопротивляться, важно лишь то, что она / он не давала / давал согласия на секс. 

По словам Джонатана Херринга (Jonathan HerringВнешняя ссылка), профессора права Оксфордского университета, в Великобритании сейчас нет проблем с ложными обвинениями. Согласно актуальным исследованиям, такие случаи есть, но они очень редки. С другой стороны, по его словам, в стране по-прежнему мало обвинительных приговоров по делам об изнасиловании, поскольку в суде очень трудно доказать, что возможная жертва не давала / давал на секс своего согласия. 

«Проблема в том, что многие присяжные все еще верят в мифы, существующие в связи с изнасилованием. Речь идет о так называемом виктим-блейминге: мол, жертва, которая находится в пьяном виде или ходит в „сомнительные“ клубы, сама виновата, так как все вокруг исходят из того, что актуальное состояние или местонахождение жертвы является сигналом его / её изначального согласия на секс». Н. Шайдеггер также говорит, что не следует питать ложных надежд: доказать, что жертва сказал / сказала «нет», гораздо труднее, нежели найти доказательства насильственного секса с видимыми признаками и / или следами насилия.

Станет ли Tinder опасной ловушкой?

Мы обратились к семейному терапевту и сексологу Клаусу Хееру (Klaus HeerВнешняя ссылка) с вопросом о том, какие проблемы могут возникнуть в швейцарской правоприменительной практике в случае введения в УК понятия «сексуальное посягательство»?

Клаус Хеер: Если факт повышения степени общественной осведомлённости о недопустимости сексуальных посягательств ощутимо реализуется в уголовном праве, то, с моей точки зрения, источником проблем или «опасностью» этот факт быть не может. Напротив. Все это показывает только одно, а именно: постепенно проходит время, когда мужчины просто использовали женщин для того, чтобы помочь себе освободиться от избыточного сексуального давления, сбросить пар, так сказать. 

Варварство как раз заключается в том, что у нас до сих пор не наказывают за секс даже после того, как жертва четко сказала «нет», а также когда «нет» истолковывается как некое «особо изощренное «да». Ситуация женщины также может серьезно осложниться в случае, если (в суде приводится аргумент о том, что она) «из слабости» якобы оставила мужчину в убеждении, что ему позволено игнорировать ее границы, потому что он-де, по ее мнению, нуждается в этом как мужчина.

Я почти уверен, что в наших супружеских спальнях «культура изнасилования» (Rape Culture) распространена гораздо шире, чем принято считать. Многим женщинам не хватает просто настойчивости, сил и способности однозначно сказать «нет» и упорно добиваться этого «нет». Это самая настоящая брачная проституция, которую практикуют вместе и мужчина, и женщина. Или, иначе говоря, эмансипация женщин часто спотыкается о край брачного ложа, и это сегодня, в 21 веке, в как бы цивилизованной Центральной Европе.

А как быть со «свиданиями на одну ночь», организованными через такие мобильные приложения, как «Тиндер»? Значит ли это, что люди, прежде чем лечь в постель, должны будут подписывать что-то вроде соглашения о взаимном согласии, либо при помощи того же приложения, либо путем обмена селфи? Другими словами, не становимся ли мы все немного параноиками?

«Свидания на одну ночь» (One Night Stand) всегда рискованны в любом случае, с Tinder или без него. Способа точно узнать, с кем ты будешь иметь дело в квартире, сдающейся в почасовом режиме, не существует. Письменные соглашения, наверное, не так уж сильно изменили бы общее положение. В случае любого конфликта мы тут просто будем тонуть в правовых дебрях. Случайный секс — это в любом случае авантюра, пикантное приключение, которое может иметь далеко идущие побочные последствия. Это нужно четко понимать, прежде чем пускаться «во все тяжкие». Особенно будучи женщиной. Бюрократические меры предосторожности способны в лучшем случае создать видимость гарантий безопасности. 

End of insertion

«Решающим фактором является не тип применяемого законодательств, но воля и достоинство человека. Какие бы поправки не вносились в УК, на первом месте стоит свободная воля человека», — говорит профессор Мартино Мона. «Формулировка „Да-значит-Да“ не видится мне удачной, потому что она имплицирует необходимость что-то подписывать, а это, конечно же, бессмыслица. Вот почему я лично выступаю за правило „Нет-значит-Нет“, даже если в конце концов мы имеем дело „с тем же предметом, вид сбоку“. В любых обстоятельствах воля человека должна быть ясно различима. Кроме того, правило „Да-значит-Да“ неоправданно создает дополнительные политические оппозиции».

Дебаты в исламских странах

В некоторых арабских странах, таких как Тунис или Египет, сексуальные отношения с женщиной без ее согласия подлежат наказанию; если речь идет о насилии или угрозах применить насилие, то наказание будет заметно выше. Однако в арабском мире (Египет, Иордания, Ливан, Марокко, Алжир и Сирия) в центре дебатов стоят иные приоритетные темы, например, стоит ли отменить норму, согласно которой насильник остается безнаказанным в случае, если он женится на своей жертве. 

Кроме того, в так называемом «шариатском праве» существует положение, согласно которому жертва изнасилования, которая не может доказать факт насилия четырьмя свидетелями мужского пола или признанием самого преступника, может быть осуждена за «блуд». Это положение, предположительно изначально введенное в качестве инструмента защиты от необоснованных обвинений в насилии, является законом, например, в Катаре, государствах Персидского залива, в Нигерии. 

Наказания за изнасилования в большинстве мусульманских стран гораздо суровее, чем в Швейцарии: нормой являются длительные сроки тюремного заключения, а в некоторых странах за изнасилование может быть также вынесен смертный приговор.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.