Оставить стабильную Швейцарию и начать новую жизнь во Франции

Слева направо: Мартин Кессельринг, его подруга, Рено Мозер, Цими Кессельринг, Николас Кессельринг. Auberge La Plaine

В переезде Цими Кессельринг (38 лет) и Рено Мозера (41 год) во Францию не было ничего заранее предуготовленного судьбой. Но однажды эта пара жителей Берна решила бросить вызов судьбе и стать управляющими гостиницей, основанной в свое время отцом Цими, Мартином Кессельрингом (68 лет). 

Этот контент был опубликован 21 июня 2020 года - 07:00
Эмили Ридар

Цими работала в историческом центре Берна. Там она вместе с подругой открыла дизайнерскую мастерскую. Рено отвечал за финансы в дилерском и сервисном центре Porsche в Берне. Желания поселиться в другой стране у них никогда не было, но эта возможность была слишком хороша, чтобы ее упустить. 

Поэтому, когда Мартин решил в январе 2019 года отойти от дел на заслуженный отдых, Цими, её брат Николас (36 лет) и её муж Рено взяли управление гостиницей La Plaine в департаменте Дром, что на юго-востоке Франции, в свои швейцарские руки.

Семейный бизнес

Семья Кессельринг и Франция — это давняя история. С раннего детства Цими все школьные каникулы проводила с родителями на юго-востоке этой страны. Её отец Мартин был учителем, а в молодости работал туристическим гидом в национальном парке Севенны (Parc national des Cévennes).

Давно уже полюбив юг Франции, а потом и под влиянием семьи Мартин начал думать о приобретении здесь дома, который он мог бы превратить в Центр повышения квалификации для бернских учителей. 

Для этого проекта Мартин и его жена решили найти идеальное место и в 1995 году купили очень запущенную ферму в департаменте Дром (Drôme) на юго-востоке Франции в регионе Овернь — Рона — Альпы. Увы, кантон Берн передумал отправлять своих учителей за границу, так что семье Кессельринг пришлось срочно пересматривать свои планы.

Гостиница La Plaine Auberge La Plaine

«Так мы практически в одночасье стали управляющими гостиницы и поварами», — говорит Рено. В течение двенадцати лет члены семьи, друзья и нанятые рабочие занимались ремонтом старых и возведением зданий, в которых сейчас расположено 18 комнат для постояльцев и ресторан.

Ни о чем не жалея

Управляющими гостиницы Мартин Кессельринг и его компаньон были в течение многих лет, но в 2017 году Кессельринг-старший задумался о пенсии. Поэтому он, само собой, попросил свою дочь, получившую образование в сфере гостиничного бизнеса, взять на себя управление комплексом La Plaine. «Это предложение застало нас врасплох», — вспоминает Цими. 

Пара взяла год на раздумья, и в итоге в 2018 году приняла предложение, все как следует рассчитав со стратегической точки зрения. «Если через пять-десять лет мы решим продать этот бизнес, у нас всё ещё будет время и возможность вернуться к нашим изначальным профессиям». 

Но при этом «мы сказали себе, что если не попробуем провернуть это дело сейчас, то мы уже никогда этого не сделаем. Мы не хотели сожалеть об этом шансе, оказавшись в возрасте шестидесяти лет». И так Цими, Рено и Николас «отказались от знаменитой швейцарской стабильности» и в январе 2019 года переехали в общину Шабрийан (Chabrillan), что южнее города Валенс (Valence).

Профессиональный и личный вызов

Через неделю после прибытия во Францию Рено задался вопросом: «А что он там, собственно, делает?» Теперь таких вопросов он уже не задает. «Но тогда мы были новички, и мы должны были найти свой ритм». Каждый должен был найти себе свое новое место в жизни. Цими занимается дизайном интерьера, персоналом, завтраками и приемом клиентов. Рено отвечает за административную и, в частности, финансовую часть. Николас взял на себя текущий ремонт и ухаживает за садом.

Новое поколение управленцев принесло с собой из Швейцарии новые правила и новую манеру работать. Переведя все процессы на цифровой формат, оно внедрило новые способы труда, начав работать более сфокусированно и структурированно. Цими, правда, отмечает, что не всё всегда шло идеально. «Этот бизнес создал мой отец, и все те изменения, которые мы хотели внести, вызвали у нас с ним много споров». 

Затем Мартин решил отойти от оперативной деятельности, но он продолжает помогать наследникам в технической сфере. Немалая нагрузка нередко подвергала прочность личных отношений серьезным испытаниям. Цими и Рено всегда старались поддерживать друг друга, но теперь порой у них возникают расхождения во мнениях по тем или иным вопросам. 

«Это было для нас испытанием. Работа и личная жизнь не „разделены в пространстве“, всё смешано. Приходится планировать своё свободное время гораздо более тщательно. Но если бы мы поняли, что наши отношения в опасности и грозят разрушиться, то мы бы все бросили, потому что для нас наши отношения — всегда на первом месте», — говорит Цими. Вот почему Рено и Цими в предстоящем сезоне хотят все организовать по-другому. Сами они сосредоточатся на приёме и обслуживании клиентов, а для остальных задач наймут персонал. Они также планируют брать обязательно один выходной в неделю, чтобы немного «переключиться».

Маленькие трудности эмигрантов

«Неоспоримым преимуществом является то, что нам не нужно было пробивать себе дорогу». Когда Мартин 25 лет назад только начинал свой бизнес здесь, ему пришлось столкнуться со значительным скепсисом со стороны местных жителей. Тем более что в то время, когда он приобрел здания, всего в 80 километрах от этого места случилось нашумевшее массовое самоубийство адептов культа Ордена Храма Солнца. 

И потому жители региона боялись, что здесь будет воссоздана новая ветвь этой секты. Гостиница расположена немного в стороне от деревни, и ввиду постоянной загруженности работой Цими и Рено до сих пор не смогли создать какой-то круг постоянного общения. Эта ситуация их немного удручает их, но они надеются на изменения, особенно когда у них будет немного больше времени для себя. Еще одна трудность — бюрократия. 

Гостиница La Plaine и местность вокруг нее. Auberge La Plaine

«Понять внутреннюю логику работы французской административной системы и узнать, кому и какие вопросы задавать и где и какую информацию нужно добывать, было очень сложно. Но тут ничего необычного нет, каждый, кто уезжает, чтобы поселиться за границей, сталкивается с такими же проблемами», — говорят они. Чего им не хватает больше всего? 

«Швейцарского сдобного хлеба-плетенки (Bärner Züpfe)», — почти не задумываясь, с улыбкой отвечает Рено. А еще им не хватает в местных жителях тех качеств, которые обычно приписывают швейцарцам: аккуратности и пунктуальности. Будучи бернцами, привыкшими купаться в реке Ааре, которая даже в черте города сохраняет свою кристальную чистоту, они хотели бы иметь возможность купаться в реке и около их дома, но, к сожалению, летом она почти полностью пересыхает.

«Пятая Швейцария»

В 2018 году во Франции проживало почти 198 000 швейцарцев, что является самой многочисленной общиной швейцарцев за рубежом (26% от общего числа швейцарских экспатриантов). Затем следуют германская диаспора (90 400 человек), Италия (49 600 человек), Великобритания (35 700 человек) и Испания (23 800 человек).

Число швейцарцев за рубежом увеличивается в последние годы почти во всех этих странах. Самый большой прирост за последний год был зафиксирован в Великобритании (+2,7%), а самый незначительный — в Италии (+0,1%).

За пределами Европы почти 24% швейцарцев живет в Америке, 7% — в Азии, 4% — в Австралии и Океании, 3% — в Африке. Страны с наибольшим числом швейцарцев вне Европы — это США (80 400 человек), Канада (40 000), Австралия (25 100) и Израиль (20 200 человек).
 

End of insertion

На вопрос о том, какие аспекты жизни во Франции им, напротив, нравятся больше, чем в Швейцарии, Цими без колебаний отвечает: «Климат!». Со своей стороны, Рено считает, что французы «не такие сложные», как швейцарцы. «У них более гибкий ум, и они в большей степени склонны к поискам нестандартных решений».

Валерий Курту

«Очень многие мечтают о том, чтобы управлять гостиницей, но мало кто действительно понимает, что это значит, — говорит Цими и в числе основных трудностей на пути к успеху называет нехватку денег и упорства.  — Чтобы создать такой проект, как этот, нужно быть готовым выдержать любые испытания». 

Рено добавляет, что если бы это не был семейный бизнес, они бы ни за что не решились на подобную авантюру. Во всяком случае, уж точно «не в таких масштабах». Ведь они считают себя «настоящими бернцами»: они прекрасно чувствовали себя в своем городе и решение эмигрировать далось им очень нелегко. Сейчас они дают себе пять лет, чтобы создать и развить бизнес по своему собственному усмотрению. Ставки сделаны!

Перевод с французского: Евгений Мамонтов.

Поделиться этой историей