Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Религия и культура


Полтора столетия православия в Женеве


Автор: Людмила Клот, г. Женева


Все девять куполов церкви будут вновь позолочены. А с крыши ее открывается прекрасный вид на всю Женеву... (swissinfo.ch)

Все девять куполов церкви будут вновь позолочены. А с крыши ее открывается прекрасный вид на всю Женеву...

(swissinfo.ch)

В 2016 году Русская церковь в городе Кальвина отметит свое 150-летие. Сегодня ее здание скрыто строительными лесами — идет реставрация. Скоро уже храм предстанет в обновленном виде, а пока предлагаем окинуть взглядом историю местной православной общины, которой знаком не только праздничный звон колоколов, но и…  вандализм, а также судебные тяжбы.

На самом деле церковь, которую в Женеве называют просто "Русской", но с большой буквы, — Eglise Russe — носит имя "Крестовоздвиженская", в честь праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Старейший из православных храмов Швейцарии стоит в центре города, на холме, на перекрестке улиц, одна из которых носит имя родившегося в Женеве российского адмирала Лефорта (François Le Fort, 1656-1699), а другая — швейцарского писателя и художника Рудольфа Тёпфера (Rudolf Töpffer, 1799–1846). Лучшего места и представить себе невозможно!

Одновременно с синагогой и масонским храмом

Интересно, что в свое время такой замечательный участок земли православная община получила бесплатно, благодаря активным действиям протоиерея Афанасия Константиновича Петрова, служившего в церкви при Российской миссии, а также удаче и... политическому лобби в правительстве Женевы.

В своей книге, посвященной православию во франкоязычной части Швейцарии («Les Orthodoxes russes en Suisse romande», 1999 г.), русско-швейцарский историк Иван Грезин пишет о переговорах, которые с Жан-Жаком Шалле-Венелем, членом правительства Женевы, вел тогдашний российский чрезвычайный посланник и полномочный министр при Швейцарском союзе А. П. Озеров. Швейцарский политик поддерживал идею выделения бесплатного участка под строительство «греко-русской церкви», что было далеко не случайно.

Дело в том, что правительство Джеймса Фази (James (Jean Jacob) Fazy, 1794-1878, пришедшее к власти в городе в результате переворота в 1841 году и много сделавшее для развития и процветания Женевы, — прим. ред.) дало немало прав и привилегий католической церкви, поэтому следующее правительство постаралось уравновесить расклад сил, проявив толерантность ко всем религиозным конфессиям и подчеркнув, что «в Женеве, как ни в каком другом месте, свобода вероисповеданий хорошо обеспечена и гарантирована».

В выигрыше оказалась и греко-русская православная церковь. В 1863 году Большой Совет Женевы выделил ей участок под храм. Прежде на этом месте было раннехристианское кладбище, а вплоть до 15 века располагалось аббатство Сен-Виктор, чьим настоятелем был политик и бунтовщик Франсуа Бонивар, о котором мы знаем из поэмы Байрона «Шильонский узник». Примерно в ту же эпоху разрешения на строительство своих храмов получили англикане, еврейская община и масоны.

Деньги со всей России

Считается, что первый эскиз храма вышел из-под руки великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I. Архитектурный же проект принадлежит петербургскому архитектору Давиду Ивановичу Гримму (1823 —1898), создателю так называемого «русско-византийского стиля». После родной готики, узких улиц и массивных стен, сложенных из серого камня, нарядный стиль православного храма явно пришелся по вкусу женевцам, и теперь он входит во все путеводители по городу.

Слева: так выглядела Русская церковь в 2012 г. Справа: рестраврационные работы продолжаются, ноябрь 2015 г. (swissinfo.ch)

Слева: так выглядела Русская церковь в 2012 г. Справа: рестраврационные работы продолжаются, ноябрь 2015 г.

(swissinfo.ch)

Но на какие деньги строить? Российское Министерство иностранных дел дало тогда понять, что не выделит ни рубля на строительство, которое, впрочем, вполне приветствует. Деятельного Афанасия Петрова это не смутило, и он принялся за сбор средств среди прихожан. С разрешения Синода он принимал также пожертвования русских путешественников, посещавших Швейцарию, публиковал в газетах объявления с просьбами делать взносы.

Совершая многочисленные поездки по России, женевский священник строил свою кампанию на патриотических чувствах россиян и их желании восславить православную веру в центре Европы. И люди на его призыв откликнулись. Немалые суммы были подарены крупными меценатами и членами царской семьи. Ручейками текли и скромные пожертвования от простых верующих со всех уголков России. «Другими словами, эта церковь была выстроена на деньги всех россиян, без всякого значительного участия государства. А строительство было завершено без долгов», — отмечает Иван Грезин.

Сокровища внутри храма

Первый камень в основание храма был заложен 26 сентября 1863 года, а три года спустя в 1866 он был уже освящен. Руководил работами архитектор Жан-Пьер Гийебо. Строительным материалом стал камень, добытый в швейцарских каменоломнях недалеко от Женевы, а пять колоколов на звоннице были отлиты на литейном заводе города Арау. На строительство ушло 130 тысяч франков, отделка потребовала еще 80 тысяч. Над столярными, железными, позолотными и лепными работами хорошо потрудились женевские мастера.

Расходы

По имеющимся оценкам, общая стоимость реставрационных работ превысит 5 млн. шв. франков.

Из них 1,9 млн пойдут на внешнюю отделку, 2,2 млн — на работы внутри здания собора, 250 тыс. франков составят гонорар архитектора и еще 350 тыс. будут уплачены в счет НДС.

Федеральные власти Швейцарии, кантон Женева и ее коммуны внесут обеспечат примерно 30-40% от необходимого финансирования, что составить сумму в 1,5-2 млн франков. Вклад самой церкви составит 673 тысячи франков.

Значительные суммы на ремонт предоставляют лотерейная компания «Loterie Romande», Фонд Ханса Вильсдорфа (Fondation Hans Wilsdorf), а также другие частные фонды.

Для завершения ремонта не хватает около 2 млн. франков, сбор пожертвований продолжается.

В книге Михаила Шишкина «Русская Швейцария» приводится текст доклада, направленного послом А. П. Озеровым в Петербург министру иностранных дел А. М. Горчакову: «Вчера, 14 (26) сентября, происходило в Женеве торжественное освящение нового храма во имя Воздвижения Креста Господня... После тоста, провозглашенного мной за здравие нашего многолюбимого монарха и всего царского дома, который принят был с общим восторгом и дружным „ура!“, я произнес несколько слов благодарности и сочувствия Швейцарии и республике Женевской.

Здесь позволил я себе припомнить столь красноречиво и воодушевленно высказанную недавно в.с-вом политическую истину, что связь и дружба между нациями тогда только знаменательны и прочны, когда не основаны на своекорыстных расчетах. Этим словам, повторенным моей скромной речью, конечно, обязан я громким и единодушным рукоплесканиям, которыми почтили меня присутствовавшие».

Внутренняя отделка храма поражает любого, кто попадает сюда впервые. Фреску «Господа Саваофа» на куполе создал талантливый художник из Лугано Джакомо Донати (1819-1876). Изображения на кипарисовых царских вратах и на дверях ризницы принадлежат кисти итальянца Луиджи Рубио (1795-1882). Образы «Спаситель» и «Божья Матерь» написал молодой тогда выпускник петербургской Академии художеств Николай Андреевич Кошелев (1840-1918), будущий известный исторический, портретный и жанровый живописец, сподвижник И. Н. Крамского, а Джузеппе Бенцони покрыл стены арабесками «в русском стиле».

Сегодня эти как раз эти росписи и являются одной из главных забот реставраторов. Им предстоит разобраться, какой из слоев краски сохранять — изначальный, 19-го века, или слой 1916-го года, нанесенный в ходе реставрации к 50-летию церкви. Под темно-коричневым обнаруживается нежно-зеленый, а почерневший темно-синий слой скрывает светло-серый. Сложность еще и в том, что в 1966 году поверх фресок положили слой лака: он впитал в себя пыль и сажу, отчего внутреннее убранство храма стало непривычно темным. Какое решение примут реставраторы — пока не ясно, известно только, что, когда ремонт закончится, интерьер станет намного светлее.

За каждой иконой, крестом и другими реликвиями — своя история. Их дарили храму известные прихожане со всего мира. Есть у церкви и святыни. Иерусалимский Патриарх Кирилл пожертвовал напрестольный деревянный крест с частицей Животворящего Креста Господня. В настоящее время в храме хранятся также образ с частицей мощей святого Пантелеймона, медальон с частицей мощей святого Николая, икона с частичкой одеяния преподобного Серафима Саровского.

Вандалы с краской

Время не пощадило храм, и ремонта требует практически все: крыша, девять золотых «луковок» на ней, фасад, витражи, внутренние росписи, ограда, не говоря уже о водопроводе, системах отопления и электрических сетях. И как будто бы этого недостаточно, в октябре 2012 года церковь подверглась нападению вандалов.

На рассвете неизвестные швырнули на ее белые стены несколько «бомб» с краской, а на асфальте перед храмом оставили гневные надписи на французском языке. В них не было ни слова о боге, зато упоминались «палачи», «революционная солидарность» и «власть-убийца». Многие приписывают эту акцию швейцарским сторонникам девушек из группы «Пусси Райот», приговоренным как раз тогда к двум годам тюрьмы. И это вполне возможно, так как за несколько недель до того группа активистов забрались в Цюрихе на собор Гроссмюнстер (Grossmünster), устроив «панк-акцию протеста».

Полиция начала расследование, и сам тогдашний глава департамента полиции города и будущий мэр Пьер Моде (Pierre Maudet) взял дело на заметку, чем снискал большую симпатию в православном сообществе, но виновников порчи памятника культуры найти так и не удалось. Краска же, намертво въевшаяся в поры каменных стен, еще больше осложнила реставрацию.

Центр интеграции и памятник культуры

Перед входом в храм установлена большая доска с объявлениями на самые разные темы: поиск работы, благотворительность, языковые курсы, детские школы, ведь в новой жизни за рубежом церковь делается для иммигрантов еще и своеобразным интеграционным центром, а также площадкой для общения.

На отсутствие прихожан Русская церковь не жалуется, в обычные дни она заполнена довольно сильно, а уж на значительные службы — Рождественскую и Пасхальную — здесь собираются тысячи человек. Всем им не хватает в храме места, и они стоят во дворе и на прилегающих улицах. На удивление много здесь встречаешь молодых людей и детей. Для большинства прихожан родной язык русский, но есть здесь и греки, и выходцы из Восточной Европы и православные уроженцы Африки.

Освящение куличей на Пасху. (swissinfo.ch)

Освящение куличей на Пасху.

(swissinfo.ch)

Можно тут познакомиться и со швейцарцами, принявшими православие. Среди них, например, 72-летний Франсуа Мозер (François Moser), сегодняшний председатель «Общества русской церкви» («Société de l’église russe» — «SER»), которой принадлежит ее здание. Как Франсуа Мозер рассказал порталу swissinfo.ch, сам он вырос в православной семье, а его отчим был эмигрантом из России.

По оценкам Франсуа Мозера, сегодня к постоянным прихожанам в Женеве относятся 600-700 семей, а общее число православных составляет около 7 тыс. человек. Не забудем и постоянный поток туристов. Говоря же о ремонте, он подчеркнул, что «речь идет, все-таки, в первую очередь о помощи зданию, а не о поддержке религиозного культа».

Напомним, что с 1979 года здание церкви находится под защитой Конфедерации как культурный и исторический памятник, поэтому надзор за реставрацией осуществляет кантональное «Ведомство по вопросам охраны памятников культуры и ландшафтов» (Office du patrimoine et des sites).

Не все православные были согласны...

Идея ремонта храма вызвала у представителей православной Женевы неоднозначную реакцию. Например, фонды «Наследие русской культуры» и «Православное наследие» выступили против, утверждая, что восстановительные работы, которые де, ведутся на недостаточно высоком профессиональном уровне, приведут к разрушению церкви. 

Юристы этих фондов еще в 2013 году подали первый иск с требованием прекратить работы, затем последовал ряд апелляций. Женевская пресса писала, что за возникновением ремонтно-религиозного спора стоял бывший зампред ЮКОСа, а ныне крупный британский бизнесмен украинец Александр Темерко.

Летом 2015 года, когда юридические баталии были в самом разгаре, настоятель церкви отец Михаил (Донсков), архиепископ Женевский и Западноевропейский, на вопрос swissinfo.ch о том, что же делать, скромно отвечал: «Молиться». Впрочем, надеясь на бога, церковь и сама предпринимает довольно активные шаги вполне мирского, юридического, характера.

Адвокат Общества русской церкви Жульен Блан (Julien Blanc) обвинения в дилетантстве решительно отвергает. «Если перечислить всех экспертов, юристов и специалистов отдела планирования женевской Комиссии по охране исторических памятников (CMNS), то я думаю, в общей сложности получится, что этим делом занимались не менее сотни профессионалов!»

Наконец, суд дал «зеленый свет» всеобъемлющей реставрации храма. Юридический спор, однако, обошелся дорого: расходы на адвокатов и на аренду строительных лесов, которым пришлось простаивать без дела, составили около 100 тыс. франков. Из-за этих проволочек, к сожалению, реставрационные работы не удастся завершить к 150-летнему юбилею собора, который будет отмечаться в сентябре 2016 года.

Но ремонт движется, и если все пойдет по плану, то первый из девяти позолоченных куполов будет готов к 7 января 2016 года, как раз к православному Рождеству. На то, чтобы обновить позолоту всех куполов, понадобится примерно один килограмм золота, сверхтонкие листы которого покроют купола без использования клея, при помощи аутентичной старинной техники. 

×