Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Локарно Как швейцарцы стали беженцами в фильме «Heimatland»

Автор: , Локарно-Берн

Сериалы и фильмы на темы происходящего или уже случившегося апокалипсиса сейчас очень модны во всем мире. Швейцария решила не отставать и выдвинула на соискание главной премии Локарнского кинофестиваля кинопроект «Heimatland» («Родина»), реализованный сразу десятью молодыми режиссерами. Что будет, если Швейцария станет зоной катастрофы? Что случится, если Евросоюз, окружающий Конфедерацию со всех сторон, откажется принимать у себя беженцев из этой альпийской страны?



Швейцария стала жертвой катастрофы и население страны ищет убежища в соседних государствах. Однако Европейский союз закрыл границы для всех, кто не является гражданином ЕС...

Швейцария стала жертвой катастрофы и население страны ищет убежища в соседних государствах. Однако Европейский союз закрыл границы для всех, кто не является гражданином ЕС...

(pardolive.ch)

Постапокалиптические сериалы и кинокартины, от «Ходячих мертвецов» и «Последнего корабля» до «Мировой войны Зет» и «Штамма», сейчас весьма популярны и востребованы публикой. Почему так происходит — это уже другой вопрос, но ясно одно: никогда еще кино и сериалы не использовались с такой интенсивностью и убедительностью в качестве своего рода лаборатории социологических и даже философских опытов.

Интересно же попытаться предсказать, как поведет себя реальное общество в результате если уж не настоящей «смерти Бога», то хотя бы в ситуации, когда «все позволено» и нет больше никаких общественных регулятивов и конвенций. Швейцария решила не отставать и поставить над собой такой же кино-эксперимент. Что произойдет, если неожиданно в стране будет объявлено чрезвычайное положение в связи с таинственным облаком, плотно взявшим страну в кольцо, точно совпадающее с линией государственной границы и грозящее вызвать бурю, которая гарантированно превратит все 43 тыс. квадратных километров швейцарской территории в ландшафт, как на Луне?

Нечто подобное где-то мы уже видели и читали. Ну конечно, точно такой же сценарий разыграл Стивен Кинг в своем, признаемся, великолепно написанном триллере «Under the Dome», который в русском переводе называется «Под куполом». Там в центре повествования стоит небольшой город, который оказывается неожиданно отрезанным от внешнего мира непонятным до поры до времени прозрачным, но непроницаемым куполом. Что будут делать люди, когда под ним начнут заканчиваться продукты и воздух? 

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

HEIMATLAND – Trailer Deutsch from CONTRAST FILM on Vimeo.

Из книги Стивена Кинга следовало, что в ситуации «смерти Бога» внутри каждого человека побеждает тот самый «вечный фашизм». Швейцарский же вариант этой истории исходит из другой предпосылки: купол, накрывший Конфедерацию, это самое таинственное облако, изолировавшее ее от окружающего мира, возникло в самой Швейцарии и он является барьером проницаемым, но непрозрачным. Избежать грозящего катастрофой урагана можно только покинув страну, став беженцем.

И если в триллере С. Кинга герои боролись за выживание в небольшом средне статистическом городке, то фильм «Родина» (отнюдь не случайно выбранное название с отсылкой к еще одному мега-популярному сериалу) исходит из образа Швейцарии, расположенной вроде бы в центре Европы, но полностью от нее отделенной, живущей своей, мало кому понятной жизнью. И что будет, если всем ее 8 миллионам жителей не останется ничего иного, как бежать из нее? И что будет, если на границах Евросоюза, со всех сторон окружающего Конфедерацию, их встретят военные кордоны, пропускающие только тех, у кого есть паспорт одной из стран Евросоюза?

Представленный в ЛокарноВнешняя ссылка в международном конкурсе, фильм «Родина» носит, по мнению его создателей, отчетливо политическую окраску, превращаясь в своего рода декларацию политического бунта нового поколения кинематографистов, потрясенных ежедневными трагедиями, происходящими в водах Средиземного моря, — речь идет, конечно же, о проблеме беженцев.

«Этот фильм был создан на основе желания осуществить акт творческой рефлексии, посмотреть со стороны на то, как мы живем», — говорит 32-летний режиссер Ян Гассманн (Jan Gassmann), который вместе с 30-летним коллегой Михаэлем Крумменахером (Michael Krummenacher) является также продюсером проекта. «Речь идет не о том, чтобы кого-то осудить, хотя мы знаем, что сами и являемся частью общей проблемы, потому что по сути мы потеряли способность строить отношения с нашими соседями».

Сама идея этого фильма появилась четыре года назад, то есть еще задолго до того момента, когда в феврале 2014 года народ проголосовал за инициативу «Против массовой иммиграции», требующую ограничить трудовую иммиграцию из стран ЕС путем введения квот и контингентов. «Реальность нас обогнала», — замечает Ян Гассманн. Лионель Рупп (Lionel Rupp), 32-летний режиссер из «французской» части Швейцарии, добавляет: «Если мы будем изолировать себя и дальше, любоваться собой, думая, что наша страна — образец для подражания, и отрицать существование проблем, то мы просто окажемся в тупике».



В одной из деревень центральной части Швейцарии: население берется за оружие, чтобы обезопасить себя от грабежей и погромов.

В одной из деревень центральной части Швейцарии: население берется за оружие, чтобы обезопасить себя от грабежей и погромов.

(pardolive.ch)

Но вернемся к фильму. Оказавшись под «куполом», герои книги Кинга обнаруживают в себе много нехороших качеств, но при этом они начинают немедленно организовывать общественную структуру, пусть заново и под руководством других людей и на основе иных идей. Создание социальной структуры все-таки глубоко характерно для сути человека. Тоже самое происходит и в швейцарском фильмеВнешняя ссылка, который, созданный 10-тью режиссерами, является своего рода микро-сериалом.

Герои фильма реагируют на новую ситуацию по-разному, иногда абсурдно, а порой проявляя настоящую солидарность. Страна, в которой «никогда ничего не происходит», вдруг оказывается перед лицом экзистенциальной угрозы, которая заставляет людей раскрыть себя, проявить свои чаяния, страхи и надежды — и это именно то, на чем создатели проекта и хотели сделать основной акцент.

Есть те, кто, несмотря ни на что, хочет остаться в стране, как, например, пожилая дама, которая прячется в своем доме в надежде, что родные стены помогут пережит апокалипсис. Молодежь хочет «пить и веселиться» в духе нашумевшего австралийского фильма-апокалипсиса «These Final Hours» («Последние часы»). Женщине-полицейскому не дает покоя дух некоего африканца, убитого ею когда-то.

Жители швейцарской глубинки вооружаются, чтобы защититься от таинственного мародера-иностранца, но в конце концов они убивают соседа. Показаны они довольно непривлекательными типами, но лишь они одни сумели объединиться против общего врага, пытаясь сохранить социальное начало. И кстати — всегда ли республиканизм перерождается в фашизм?

Швейцарцы — беженцы?

Но есть и те, кто решил покинуть страну и постараться найти себе убежище в сопредельных странах, не зная о том, что Европейский союз уже давно закрыл свои границы, не желая принимать у себя по меньшей мере миллион беженцев из Конфедерации. Право покинуть зону апокалипсиса получают лишь члены одной хорватской семьи, поскольку у них имеются в наличии паспорта граждан Евросоюза.

И тут уже авторы фильма отсылают к швейцарской классике, фильму Маркуса Имхофа (Markus Imhof) «Переполненная лодка» («Das Boot ist voll»), с той лишь разницей, что в фильме «Родина» ситуация разворачивается на 180 градусов и теперь уже не швейцарцы закрывают границы, как во время Второй мировой, но рубежи ЕС закрыты перед носом самих швейцарцев.

В отличие от стандартной голливудской продукции, в фильме «Родина» нет ни очевидно положительных героев, ни злодеев, ни хеппи-энда. Немного в лоб и прямолинейно, но авторы фильма стараются донести до публики простую мысль о том, что сила коллектива, солидарность, сплоченность — это единственный выход из изоляционизма. А пока этого нет — нет и счастливого конца.



Режиссеры фильма «Heimatland», начиная с дальнего ряда слева направо: Михаэль Крумменахер (Michael Krummenacher), Ян Гассманн (Jan Gassmann), Майк Шайвиллер (Mike Scheiwiller), Тобиас Нёлле (Tobias Nölle), Кармен Жакер (Carmen Jaquier), Бенни Яберг (Benny Jaberg), Лиза Блаттер (Lisa Blatter), Грегор Фрей (Gregor Frei), Лионель Рупп (Lionel Rupp), Йонас Майер (Jonas Meier).

Режиссеры фильма «Heimatland», начиная с дальнего ряда слева направо: Михаэль Крумменахер (Michael Krummenacher), Ян Гассманн (Jan Gassmann), Майк Шайвиллер (Mike Scheiwiller), Тобиас Нёлле (Tobias Nölle), Кармен Жакер (Carmen Jaquier), Бенни Яберг (Benny Jaberg), Лиза Блаттер (Lisa Blatter), Грегор Фрей (Gregor Frei), Лионель Рупп (Lionel Rupp), Йонас Майер (Jonas Meier).

(pardolive.ch)

Стоит здесь отметить, что швейцарское кино очень похоже на русско-советское, потому что ориентировано оно на «свою» публику, которой не надо разжевывать культурные и социальные контексты и символы. За рубежом известны только считанные швейцарские фильмы, и то, как правило, это оказываются глуповатые комедии положений вроде дошедшего даже до России фильма «Армейский пирог» («Achtung, fertig, Charlie!»), где в главной роли снялся без всяких скидок выдающийся швейцарский стенд-ап комик Марко Рима.

Однако Ян Гассманн и Михаэль Крумменахер были убеждены в том, что пора изменить ситуацию и снять чисто политическое кино, но сделанное при этом с учетом основных мировых кино-трендов. Четыре года назад они запустили процесс своеобразного кастинга, отобрав из нескольких десятков претендентов 10 режиссеров, которые потом все вместе и разработали концепцию проекта «Родина».

Получился у них не фильм с привычным линейным повествованием, но своего рода коллаж историй, которые в итоге сплетаются в единый сюжет, так, как это происходит, например, в знаменитом фильме Пола Хаггиса «Столкновение» («Crash»). Большинство из тех, кто был занят в фильме, не являются профессиональными актерами. «Нам нужны были новые, свежие лица. И еще мы хотели показать наличие языковых особенностей у людей из разных регионов Швейцарии, а потому не стали снимать актеров, говорящих на стандартизированном швейцарском диалекте немецкого», — рассказывает М. Крумменахер.

Следует напомнить, что большая часть режиссеров, снимавших отдельные эпизоды к фильму, это в основном мужчины из немецко-говорящей Швейцарии. В этой команде нет кинематографистов из италоязычного кантона Тичино, только две женщины и лишь два представителя франкоязычной Швейцарии. «Конечно, нам бы хотелось иметь более сбалансированный состав и особенно отразить разнообразие швейцарского кино, снятого женщинами-режиссерами», — признает продюсер Штефан Айхенбергер (Stefan Eichenberger).

«Но все-таки в проект мы набирали людей не по принципу квот, желая избежать попадания в ловушку типично швейцарского политкорректного компромисса».


Обработка и адаптация: Надежда Капоне и Игорь Петров

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×