Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Будущее СМИ Швейцарские эксперты: «Газеты очень скоро вымрут»


Casper Selg und Ottfried Jarren

Радио-журналист Каспер Зельг (Casper Selg, слева) и эксперт Отфрид Яррен (Otfried Jarren): какая судьба уготована качественным СМИ? 

(Ursula Meisser)

Качественные СМИ находятся сегодня в нелегкой ситуации. Пользователей, готовых платить за информацию, становится все меньше. В интернете, где публиковаться теперь может каждый, почти всё находится в открытом и бесплатном доступе. Но кто в этом потоке информации скажет нам, какие сведения являются достоверными, а какие нет, где кончается журналистика и начинается голая пропаганда? Хорошо функционирующее общество нуждается в надежных ориентирах, а рынок порой не в силах дать свободным гражданам такие ориентиры.

Классические СМИ исчезнут, убежден Отфрид Яррен (Otfried Jarren), профессор Цюрихского университета (UZH). Если этот прогноз верен, добавляет журналист Каспер Зельг (Kasper Selg), то тогда в будущем такие СМИ, как Швейцарская общественная национальная радио- и телевизионная компания (SRG SSR), солидарно финансируемая всем обществом, будут играть еще более важную роль. В одном из последних выпусков журнала Цюрихского Университета (UZH-MagazinВнешняя ссылка) было недавно опубликовано подробное интервью с ними, которое мы приводим здесь в полном русском переводе.

Дни демократии в Ааргау-2017 О роли СМИ в демократии, или Опустевшая Агора

От древнегреческой агоры к социальным сетям: как изменились технологии формирования и отражения общественного мнения за последние 3 тысячи лет?

Господин Зельг, Вы долгое время были зарубежным корреспондентом Швейцарского радио и телевидения SRF, были шефом редакции информационной радиопередачи «Эхо времени» («Echo der Zeit»). Вы выступаете за просвещенную, критическую журналистику. Принадлежите ли Вы к вымирающему виду журналиста?

Каспер Зельг: Надеюсь, что нет, но боюсь, что да!

Почему?

Каспер Зельг: Качественным СМИ выживать становится все тяжелее. Испытывает трудности даже «Йорк Таймс». Финансировать качественную журналистику сейчас стало очень сложно, потому что рекламные бюджеты из газетных издательств утекают в интернет, а пользователи все меньше готовы платить за информацию.

Господин Яррен, Вы разделяете такое мнение?

Отфрид Яррен: Да, вследствие перехода журналистики на цифровые рельсы прежние форматы финансирования классических СМИ больше не работают. Получать достаточный доход не способны сейчас даже новостные порталы или газеты, доступные только в интернете.

А что в наш век «фейковых новостей» и «альтернативных фактов» является хорошей журналистикой? И почему она нужна нам сейчас более, чем когда бы то ни было?

Каспер Зельг: Людям доступно просто море информации. И становится все труднее в нем ориентироваться. Однако маяки, на которые можно положиться, очень важны. Возьмите, к примеру, переговоры Швейцарии с Евросоюзом. Существует бесконечное множество мнений и самой разной информации. Найти правильный ориентир здесь трудно и стоит это дорого, но это крайне необходимо.

Этот информационный поток имеет разве только негативные стороны?

Отфрид Яррен: У нас существует сейчас избыток разных мнений, что затрудняет возможность ориентироваться, но с точки зрения демократии – это даже очень хорошо. Отсюда как никогда важной становится основная задача журналистики, состоящая в фильтровании фактов и высказанных мнений и в формулировании на основе этого «чистого остатка» общественно релевантных тем.

Casper Selg und Ottfried Jarren

Радио-журналист Каспер Зельг (Casper Selg, слева) и эксперт Отфрид Яррен (Otfried Jarren): кто объяснит нам разницу между истиной, правдой и ложью? 

(Ursula Meisser)

Вопрос, однако, в том, как в условиях цифровой революции можно было бы финансировать журналистику, работающую на общественное благо? Массовое распространение информации по цифровым каналам фундаментально изменило структуру рынка. Раньше у нас был «рынок предложения», и на нем те, кто предлагает товар, определяли, в какие сроки и по какой цене должна распространяться продукция. Классический пример такого формата — печатная газета. 

Сейчас у нас наступил «рынок спроса»: каждый при помощи, например, мобильного телефона, сам решает, что его интересует и какой контент он будет потреблять. И во всех случаях он платит только за отдельные услуги. А это все непосредственно отражается на то, какие темы выбирают для себя журналисты, на структуре масс-медийного предложения и, в конечном итоге, на самих предложениях, то есть на характере текстов, контента.

До сих пор решение, что публиковать, принимали несколько медийных холдингов. Интернет нарушил их монополию. Разве это плохо? Ведь таким образом общество и его проблемы становятся более прозрачными, пусть даже при этом порой наружу выплывает много откровенной пены?

Каспер Зельг: Я бы поспорил с утверждением о том, что так возникает больше прозрачности. Зачастую отдельный пользователь не имеет никакого представления, кто и какую информацию или мнение ему предлагает и какими мотивами он при этом руководствуется. В большинстве случаев нам совершенно неизвестно, кто стоит за данной информацией и является скрытым кукловодом.

Получая информацию мы подчас не в состоянии определить, что является фактом, что мнением, а что пропагандой. 

Отфрид Яррен: Проблема состоит в поиске инстанции, которая дала бы нам гарантию достоверности той или иной информации. Кто нам сегодня скажет, какие сведения достоверны, а какие нет? До последнего времени мы все верили в то, что «написано в газете», которая, собственно, одновременно «делала новости» и сбывала их на информационном рынке. 

В наши дни этот ранее незыблемый порядок вещей все активнее ставится под вопрос, прежде всего из-за появления в интернете других активных субъектов медийно-информационного поля, имеющих возможность распространять информацию по альтернативным каналам. По моему убеждению, мы увязли сейчас в структурном кризисе, так как своих сильных посреднических и ориентирующих позиций лишились не только средства массовой информации, но и, к примеру, политические партии.

Каковы последствия этого кризиса?

Отфрид Яррен: Классические массовые СМИ шансов на выживание не имеют. Газета как мы ее знаем — это интегрированный продукт, который черпает темы из сфер политики, досуга, культуры и, соединив их с рекламой, продает потом данную информацию на рынке по определенной цене. Сегодня медийного рынка в старом понимании этого понятия больше нет, потому что цифровая революция позволяет теперь распространять итоги журналистского труда другими способами, равно как и потреблять их индивидуально и выборочно. Рекламодатели и пользователи — именно они и определят дальнейший путь развития СМИ.

Политики и политические партии издавна стремились подстроить СМИ под свои цели.

Каспер Зельг 

Конец цитаты

Господин Зельг, а Вы согласны с такими просто-таки драматическими выводами?

Каспер Зельг: В таких тревожных тонах, признаюсь, еще никто на моей памяти перспективы средств массовой информации не описывал. Но при этом я тоже думаю, что в долгосрочной перспективе и без финансовой поддержки традиционные газеты вряд ли еще долго продержатся.

Давлению подвергаются не только печатные СМИ, но и швейцарская национальная общественная теле- и радиокомпания SRG SSR (подразделением которой является и сайт Swissinfo, — прим. ред.). Авторы законодательной инициативы «No BillagВнешняя ссылка» предлагают, например, вообще отметить в стране солидарный ежегодный сбор, идущий на финансирование общественных СМИ. Какие мотивы стоят за этим законопроектом?

Каспер Зельг: С одной стороны, за этим стоит идея, что если SRG больше не будет, то таким образом возникнет больше пространства для частных электронных СМИ. Люди, которые запустили инициативу «No Billag», свято верят, что рынок всё изначально делает лучше, чем общество или государство.

С другой стороны, речь идет о политических мотивах: политики и политические партии всегда пытались построить СМИ таким образом, чтобы те служили их интересам. Иногда это срабатывало очень хорошо — посмотреть хотя бы на пример Берлускони.

Консервативные правые круги в Швейцарии считают компанию SRG частью «левого медийного мейнстрима». Насколько в самом деле независима эта телерадиокомпания?

Каспер Зельг: Независимее, чем это можно себе представить. По сравнению с другими общественно-правовыми телерадиокомпаниями, например, в Германии или Франции, степень независимости SRG очень велика. Да, мы подвергались и всегда подвергаемся жесткой критике, но до сих пор почти не никому не удалась попытка оказать на нас прямое политическое влияние. В Германии, например, по политическим мотивам назначают не только генеральных директоров земельных ТРК, там даже пост главного редактора отдельных каналов вручают в соответствии с партбилетом. У нас такого никогда не было.

Постправда Как бороться с лживой информацией в соцсетях?

Ученые хотят создать алгоритмы выявления лжи. Общественные СМИ, оплаченные всем обществом, могут стать реальным способом борьбы с фейковыми новостями.

По-моему, упрек в адрес телерадиокомпании SRG в том, что она, де, является частью «левого медийного мейнстрима», всегда был и остается глупостью. Механизм очень прост: если я беру интервью у одного из правых, и я настроен критически, то он видит во мне левого и соответствующим образом начинает жаловаться. И то же самое происходит с точностью наоборот — левые ведут себя точно также.

Каковы были бы последствия приватизации SRG?

Отфрид Яррен: Приватизация пока даже не обсуждается и это правильно. В пользу такого подхода выступает только одна небольшая группа активистов из Цюриха, которая предпринимает в этом направлении некие политические шаги. Однако резонанс от их действий очень пока невелик. Тем не менее, ясно одно: если инициатива «No Billag» будет принята народом, то сократить свои программы, а может быть даже и совсем закрыться, будет вынуждена не только телерадиокомпания SRG SSR, но также, кстати, и многие частные радио- и телеканалы, которые тоже получают деньги из бюджета, формируемого за счет взимания ежегодного медийного сбора.

Каспер Зельг: С чисто технической точки зрения это просто означало бы, что в Швейцарии больше не будет нормального радио- и телевещания, что исчезли бы вменяемые программы как общественно-политического, так и культурного профиля. Таких программ не останется тогда ни в немецкоговорящей части Швейцарии, ни, тем более, в малых регионах. В Тичино смотрят телевизор и слушают радио 350 тысяч человек, и обеспечить им качественное и современное вещание только за счет потенциала рынка было бы просто невозможно. 

На мой взгляд, в дальнейшем нам нужно подумать о создании общенациональной платформы, — это могла бы быть как телерадиокомпания SRG, так и какой-то другой источник, — с помощью которой можно было бы узнавать, что вообще сейчас происходит в стране. И если исходить из того, что дни других качественных СМИ сочтены, прежде всего, по экономическим причинам, как это прогнозирует господин Яррен, то можно себе представить, сколь важную роль будет играть такая структура.

Если мы предположим, что классические средства массовой информации действительно вымрут, то какие тогда у нас еще существуют альтернативы, господин Яррен?

Нам нужно создать свободно доступные для всех новые журналистские платформы и площадки. 

Отфрид Яррен

Конец цитаты

Отфрид Яррен: Сейчас все более очевидным для нас становится тот факт, что информация, необходимая обществу для его исправного функционирования, является социально-значимым продуктом, таким же, как хлеб, вода или лекарства, но финансировать этот продукт в условиях цифровой революции только за счет рынка невозможно. Поэтому нам нужно было бы создать публицистические, журналистские платформы, которыми могли бы пользоваться различные поставщики информации, начиная, например, с традиционных медийных холдингов, заканчивая свободными журналистами или блогерами. Специальный редакционный комитет мог бы гарантировать соблюдение основополагающих норм журналистской работы.

Кто бы мог быть провайдером этих платформ, их непосредственным владельцем?

Отфрид Яррен: Это была бы некая общественная структура, такая же, как и, например, наука в целом, которая, обеспечивая доступ в библиотеки или музеи, а также предлагая программы для детей, для пожилых людей, словом, для всего общества, является своего рода общественной платформой, функционирующей в интересах общего блага. Правда, часто науку финансируют за счет общественных бюджетов, но в целом в демократических странах от конкретно государства наука очень далека и управляется она, как правило, самостоятельно.

Это и есть та новая идея, о которой мы говорили?

Отфрид Яррен: Идея эта пока только что возникла, в будущем над ней еще надо будет поработать. В основе ее лежит тот же принцип, что и у науки, а именно, принцип аккумулирования важной для общественности информации. Таким образом можно было бы избавиться от безусловной зависимости СМИ от издательского бизнеса. 

В науке в последние десятилетия издательства, если сформулировать жестко и откровенно, просто грабили ученых, которые, в итоге, пришли к выводу о необходимости создания общедоступных научно-просветительских и информационных платформ и порталов. Ситуация в сфере СМИ очень похожа. Доступ не только к знаниям, но и к достоверной информации является общественным благом, общественно-значимым делом.

Войны не будет, но будет такая борьба за мир в области СМИ, что от них камня на камне не останется.

Каспер Зельг

Конец цитаты

В мире СМИ сейчас наступил переломный момент. Господин Зельг, какое значение это имеет для будущего журналистики?

Каспер Зельг: Я и в самом деле думаю, что в сфере средств массовой информации войны, как говорится, не случится, но будет такая «борьба за мир», что камня на камне не останется. Но я надеюсь, что кое-какие камни все-таки не укатятся и останутся там, где они находятся и сейчас. Нам нужны качественные СМИ, все равно, в каком формате, будь это SRG или медийная платформа, контуры которой обрисовал нам господин Яррен. В любом случае нам нужно что-то, что гарантировало бы нам в этом растущем потоке информации ориентацию, какую-то коллективную основу, способ самоидентификации.

Как дальше будет развиваться журналистика, сказать очень трудно. Исходя из сегодняшней ситуации, можно предположить, что в будущем все меньшее число все менее квалифицированных журналистов должно будет производить все больший объем контента и что качество такой медийной продукции будет неуклонно снижаться. Это было бы крайне нежелательно как для репутации профессионального цеха журналистов, так и для общества в целом.

Как будет выглядеть медийный ландшафт будущего? Газетных издательств вообще больше не будет и останется «один сплошной интернет»?

Отфрид Яррен: Традиционная бизнес-модель медийных издательств себя изжила, это точно! Многие издательские холдинги и концерны уже ведь отказались решать изначально поставленные перед ними задачи, а именно, от создания публицистического, журналистского контента. Но в целом журналистика будет существовать и дальше, потому что обществу без нее никак. Вот только финансироваться она должна будет уже по-другому. Для этого уже есть образцы, например, кооперативы или фонды.

Общественные задачи, общее благо будут и дальше занимать в области информации и коммуникации очень важное место. Ясно также, что будущем журналистика откажется от своей безусловной фиксации на тексте «с большим количеством букв» и перейдет к использованию также и других форматов подачи информации. Я считаю, что создание медийных платформ — это логически правильное решение, оно поможет нам найти рецепты противодействия тем вызовам, перед которыми мы с вами стоим сегодня.

Каспер Зельг (Casper SelgВнешняя ссылка), работал в период с 1980 по 2015 гг. на швейцарскую национальную теле- и радиокомпанию «Schweizer Radio und Fernsehen SRF», вёл, а потом руководил ежевечерней новостной радиопередачей «Echo der ZeitВнешняя ссылка» («Эхо Времени»), входил в состав руководства телеканала «SRF», работал корреспондентом в Вашингтоне и Берлине. Сегодня он ушел на «вольные хлеба» и работает свободным журналистом.

Отфрид Яррен (Otfried JarrenВнешняя ссылка), профессор Кафедры литературно-художественной критики и публицистики на факультете журналистики Цюрихского университета, занимается вопросами развития СМИ и их ролью в обществе. В рамках научного проекта, профинансированного Швейцарским национальным научным венчурным фондом (SNF) изучал структурную эволюцию современных СМИ в условиях их перехода на цифровые рельсы на примере учебно-просветительской роли научных, научно-популярных и просто популярных журналов.

Конец инфобокса



Перевод на русский и адаптация: Юлия Немченко

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×