Ветеран из системы ООН стал мишенью на родине

Паулу Сержиу Пиньейру с 2011 года возглавлял Независимую международную комиссию по расследованию событий в Сирии. © Keystone / Jean-christophe Bott

Паулу Сержиу Пиньейру с 2011 года возглавлял Независимую международную комиссию по расследованию событий в Сирии. 

Этот контент был опубликован 18 сентября 2020 года - 07:00
Джамиль Шад (Jamil Chade), Женева

Бразилец Паулу Сержиу Пиньейру отмечает 25-летний юбилей своей службы в системе Организации Объединённых Наций. За это время он занимал несколько высоких должностей в разных странах мира, занимаясь преимущественно расследованием случаев нарушения прав человека. Тем не менее именно в своей родной стране Пиньейру столкнулся с наиболее серьёзной угрозой.

Учёный-правовед недавно был включён в список преподавателей, полицейских и общественных деятелей, которых бразильское правительство и спецслужбы считают «антифашистами».

В интервью swissinfo.ch Пиньейру рассказал о тех проблемах, с которыми он столкнулся за свою 25-летнюю карьеру, о принципах многосторонности, ключевой роли жертв нарушений прав человека в работе ООН и о том, что в Бразилии он стал политической мишенью.

swissinfo.ch: Имея 25-летний опыт работы в ООН, как Вы считаете, какую роль этот международный орган на самом деле может играть в деле защиты прав человека?

Паулу Сержиу Пиньейру: Если говорить об ООН в целом, то с момента возникновения этой организации права человека составляли её основу, — начиная с принятия Всеобщей декларации прав человека. Тема прав человека проходит красной нитью во всех резолюциях Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности. Все службы ООН занимаются защитой прав человека по всему миру. Но самым важным органом, организующим эту деятельность, является Совет по правам человека ООН в Женеве, в котором с 1979 года работают специальные докладчики, изучающие ситуацию в различных странах при содействии Верховного комиссара ООН по правам человека.

swissinfo.ch: Испытывали ли Вы какие-либо разочарования из-за ограниченной роли организации в международных делах?

П. С. П.: Разочарование могут испытывать только жертвы нарушений прав человека, которых я предпочитаю называть выжившими. Те из нас, кто пытается пролить свет на нарушения прав человека и добиться правосудия, разочарованы только органами ООН, которые не работают так, как должны были бы. После более десяти лет нарушений прав человека и военных преступлений [в Сирии, например] неудовлетворительная работа Совета Безопасности означает, что Международный уголовный суд эти преступления не разбирает. И это не просто разочаровывает выживших в войне: они считают такую ситуацию необъяснимой.

swissinfo.ch: Во время Вашего первого назначения в Бурунди в 1995 году были реальные ожидания, что прогресс будет достигнут. Получилось ли этого добиться?

П. С. П.: У спецдокладчика нет волшебной палочки, с помощью которой он мог бы изменить ситуацию в той или иной стране. Но разница в том, что сначала такими вопросами занимались специальные докладчики, а после 2016 года – следственная комиссия. Местное гражданское общество стало сильнее, а правительство чувствует себя уверенно в области защиты прав человека. Моим лучшим собеседником был министр по правам человека Юджин Ниндорера (Eugene Nindorera), который впоследствии стал директором миссий ООН по правам человека в Кот-д'Ивуаре и Южном Судане.

swissinfo.ch: Вы также несколько лет занимались проблемами Мьянмы и её нынешнего лидера Аун Сан Су Чжи (Aung San Suu Kyi), когда она всё ещё находилась под домашним арестом. Как проходили эти встречи?

П. С. П.: Мьянма была особым случаем, поскольку там военное правительство стремилось стать ближе к органам ООН, занимающимся защитой прав человека, и к гражданскому обществу. В течение первых четырёх лет я получал доступ во все места и организации, по которым делал запрос. Но ни я, ни другие представители ООН в этой стране не смогли удовлетворительным образом ответить на эту открытость. Таким образом, правительство не смогло оправдать наше присутствие перед военной хунтой [которая фактически управляла страной] и в конечном итоге было свергнуто. Я вернулся в Мьянму только четыре года спустя, в 2007 году, когда произошло восстание [буддийских] монахов и гражданского общества.

Пауло Серхио Пиньейру (в центре) во время посещения пагоды Шведагон в Янгоне, Мьянма, во время его визита в азиатскую страну в ноябре 2007 года в качестве независимого следователя по правам человека. Keystone / Str

swissinfo.ch: Война в Сирии сейчас продолжается уже на самом деле почти десять лет, и в рамках расследования, которое Вы возглавляете, собран беспрецедентный объём данных по этому кризису. Что Вы можете сделать с этой информацией?

П. С. П.: Независимая международная комиссия по расследованию событий в Сирийской Арабской Республике — это не суд, и она не обладает никакой компетенцией в политических переговорах. Её цель — расследовать и документировать случаи нарушения прав человека, военные преступления и преступления против человечности. Мы работаем, чтобы защитить право сирийского народа на правду.

Наша база данных используется в ходе расследований, открытых в ряде стран, в отношении тех, кто повинен в нарушении прав человека в ходе этого военного конфликта. Эти данные также использует при подготовке уголовных дел для их передачи в суд специальный орган, созданный под эгидой ООН, под названием «Международный беспристрастный и независимый механизм по преступлениям, совершенным в Сирии».

swissinfo.ch: В 2020 году ООН празднует свой 75-летний юбилей. А есть ли что праздновать?

П. С. П.: У нас есть больше поводов гордиться, чем сожалеть. Представим только, что ООН не существовало бы. Международные конфликты были бы гораздо более напряжёнными, никто не решал бы проблемы, вызванные гуманитарными кризисами, и было бы ещё меньше гарантий соблюдения экономических и социальных прав.

И применение, пусть иногда и ошибочное, принципов Всеобщей декларации прав человека и конвенций по правам человека было бы ещё менее эффективным. Когда я работал в Бурунди, моя ассистентка Брижит Лакруа, уезжая, сказала мне: «Паулу, что действительно важно, так это то, что вы сделаете для жертв в будущем. Что касается выживших, мы должны радоваться, потому что сейчас наша работа сосредоточена на них».

swissinfo.ch: ООН и принципы многосторонних отношений сейчас находятся на перепутье, и реакция на пандемию показывает это. Существует ли реальный риск для системы?

П. С. П.: Пандемия ясно продемонстрировала, что в современном мире существуют неравенство, концентрация доходов и расизм, которые продолжают преобладать почти во всех странах, как на Севере, так и на Юге. Исключений нет. Бедные становятся беднее, их состояние здоровья ухудшается не только из-за того, что заразившимся COVID-19 не оказывается помощь, но и из-за того, что у них в целом нет прав на медицинское обслуживание.

Паулу Сержиу Пиньейру

Paulo Sérgio Pinheiro, уроженец Рио-де-Жанейро, занимал различные должности в системе ООН, в том числе специального докладчика по Бурунди и специального докладчика по правам человека в Мьянме.

С 2011 года он возглавлял Независимую международную комиссию по расследованию событий в Сирии. В своей родной Бразилии Пиньейру занимал пост государственного секретаря по правам человека во время президентства Фернанду Энрики Кардозу.

End of insertion

Я не думаю, что после пандемии в мире автоматически воцарится солидарность или обездоленные будут получать более качественную помощь. Чтобы это случилось, страны-члены ООН вместо того, чтобы лишать систему ресурсов (как они поступили с ВОЗ), должны усилить политическую и финансовую поддержку организации.

swissinfo.ch: В течение последних 25 лет помогало ли Вам в Вашей международной деятельности бразильское гражданство?

П. С. П.: Как сказал в одной своей книге бывший посол Франции в Бразилии Ален Рукье (Alain Rouquié), Латинская Америка — это «Дальний Запад», регион, отличный от остального западного мира. Поскольку бразильцы входят в эту группу стран, их воспринимают как независимых людей. После восстановления демократии в 1985 году и до отставки администрации Дилмы Русеф (Dilma Rousseff) [в 2016 году] Бразилию считали «честным брокером», надёжным переговорщиком, поскольку в течение этого периода мы никогда не отрицали случаи серьёзных нарушений прав человека в Бразилии.

Все страны хотели с нами дружить, пока не произошёл переворот с целью отстранения от власти Президента Дилмы Русеф. В Совете ООН по правам человека Бразилия всегда присутствовала при принятии резолюций по самым деликатным вопросам, например по защите прав гомосексуалистов, по проблеме расизма и насилия в отношении женщин и детей. Я думаю, что аура Бразилии, безусловно, мне помогала.

swissinfo.ch: Вы были внесены в список [так называемых «антифашистов»], подготовленный этим летом Министерством юстиции Бразилии, — своего рода досье на тех, кто недоволен правительством.

П. С. П.: Да, мне была оказана такая странная честь. Ведь достаточно просто зайти в Google, чтобы узнать, что я думаю, говорю и делаю в Бразилии, в органах ООН и по всему миру. Прискорбно было узнать об этой попытке возродить отвратительную практику шпионского сбора политических досье, используемую военной диктатурой.

К счастью, 21 августа 2020 года Федеральный верховный суд принял историческое решение девятью голосами против одного — запретить Министерству юстиции распространять эти отчёты о том, что думают и делают определённые граждане.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей