«Яблочный край Тургау стал в Швейцарии банановой республикой»?


Ренат Кюнци ( Ренат Кюнци), русскоязычная оригинальная версия: Игорь Петров
Работа по подсчету голосов на избирательном участке. Во время выборов в кантональный парламент в кантоне Тургау в марте 2020 года могла произойти фальсификаця (на фото: город Цюрих). Dominic Steinmann/Keystone

Вообще-то в Швейцарии царит карантин и вся политическая деятельность приостановлена. Пользуясь своими полномочиями, Федеральный совет (правительство Швейцарии) постановил ввести прямое правление на основе чрезвычайных указов. Парламент к своей регулярной деятельности сумел вернуться только на этой неделе 4 мая 2020 года в понедельник. Казалось бы, демократия свёрнута? Не так все просто.

В Швейцарии есть 26 суверенных кантонов, которые имеют свою собственную политическую повестку дня. Там, на уровне субъектов федерации, демократия продолжалась дальше. Буквально накануне тотального карантина 15 марта в Женеве прошли коммунальные выборы. 7 апреля, уже в период действия карантина, в 21 из 45 общин кантона Женева, включая и город Женеву, прошли вторые туры выборов. Затем, также 15 марта, прошли выборы парламента и кантонального правительства кантона Тургау. Неделей позже, 22 марта, прошли выборы органов законодательной и исполнительной власти в кантоне Швиц. В кантоне Санкт-Галлен 19 апреля прошел второй тур выборов членов правительства. 

Все эти выборы были проведены, в том числе, на основании возможности в Швейцарии голосовать по почте. Стоило ли тогда отменять референдум 17 мая по инициативе о денонсации режима свободы перемещения между Швейцарией и ЕС? Вопрос спорный и не он тема данного материала. Темой же его является кризис демократии, с которым столкнулся швейцарский кантон Тургау. Здесь прокуратура расследует сейчас обстоятельства предполагаемой фальсификации итогов выборов в кантональный парламент в середине марта. 

По данным Партии зелёных либералов (GLP), у нее украли 6 400 голосов и отдали их консервативной Швейцарской народной партии (SVP). Эксперты и журналисты говорят «о, возможно, крупнейшем случае политического мошенничества за все последние годы». Есть и те, кто утверждает, что все это — «гибридная акция» по уничтожению политической репутации «народников» накануне назначенного на 27 сентября голосования по тому самому предложению SVP денонсировать режим свободы перемещения между ЕС и Швейцарией.

Так или иначе, обвинения, выдвинутые GLP, стоят того, чтобы разобраться с ними внимательнее. Как сообщается, вся история могла начаться тот самый момент, когда один из членов избирательной комиссии во Фрауэнфельде, столице небольшого кантона Тургау, при подсчете голосов засчитал 100 избирательных списков правой экологической партии в качестве ста списков консервативной Швейцарской народной партии (SVP). Затем ещё 100 избирательных списков GLP просто исчезли и были заменены избирательными списками SVP (подробности см. во вставке в конце материала).

Региональная пресса выполнила свой долг

Когда были объявлены результаты выборов, Андреас Шеллинг (Andreas Schelling), секретарь отделения партии GLP в кантоне Тургау и президент партийного округа GLP Фрауэнфельд, просто не мог поверить своим глазам. Особенное же подозрение его и его коллег вызвало аномально необычное отношение числа неизменённых избирательных списков, которые избиратели GLP опустили в урны, к числу таких списков, опущенных в урны в изменённом виде (что это такое, «изменённый список», — см. в конце материала).

Партия GLP подала официальную жалобу, опротестовав уже официально подтвержденные результаты выборов и призвав SVP «вернуть парламентские кресла, полученные с помощью манипуляций, их законному владельцу», на что «народники», разумеется, ответили отказом. Затем наступил звездный час прессы, «четвертой власти». 

Местная газета Thurgauer Zeitung едва ли не каждый день публиковала все новые и новые детали, ситуация с каждым часом и в самом деле во всё большей степени приобретала нехорошую окраску. В итоге Государственная канцелярия кантона (аппарат правительства и парламента кантона) подала иск в суд «в отношении неустановленных лиц». 

Виновато «социальное дистанцирование»?

«В избирательном округе города Фрауэнфельд возникла явная диспропорция, которая сразу же привлекла к себе наше внимание. Во всех других общинах кантона Тургау это соотношение находилось в пределах обычного диапазона», — говорит А. Шеллинг. Он и партия Зелёных либералов в целом рассматривают данный показатель в качестве «лакмусовой бумажки», при помощи которой можно проверить, насколько честно проходили выборы. 

А. Шеллинг утверждает, что из-за фальсификации его партия потеряла 6 400 голосов. «Яблочный край Тургау определенно стал какой-то банановой республикой», — политически некорректно возмущается Андреас Шеллинг. Он считает, что во всём виновато «требование соблюдать между людьми расстояние в два метра, которое также относилось и к наблюдателям на избирательных участках по всему кантону Тургау». Сейчас это дело попало «на карандаш» к прокурору кантона Тургау Штефану Хаффтеру (Stefan Haffter). 

В ходе расследования он для начала лично пересчитал результаты в городе Фрауэнфельд, а это были семь коробок, заполненных бюллетенями. Об этом красочно рассказала газета Thurgauer Zeitung. По итогам нового подсчета он пришел к выводу, совпадавшему с официальными результатами. Тем не менее он понимает, что что-то на выборах во Фрауэнфельде все-таки «пошло не так». Сейчас он готовится опросить всех людей, так или иначе причастных к организации и проведению выборов. Опросы должны пройти в начале мая. Всего предполагается опросить 90 человек. Об этом он сообщил в интервью SWI swissinfo.ch. 

«Сработали грубо»

Результатов прокурор ожидает к середине мая. Времени мало, потому что уже 20 мая новый парламент кантона должен собраться на свое первое конституирующее собрание. Первый пункт повестки дня - утверждение результатов выборов 15 марта 2020 года. В связи с проводимыми расследованиями возникает вопрос, сможет ли парламент собраться в запланированные сроки? 

С. Хаффтер не комментирует ход следствия. Тем не менее для него ясно, что «если обвинения будут подтверждены и если манипуляции окажутся именно таких масштабов, о которых идет речь, то это будет означать, что имиджу кантона Тургау и города Фрауэнфельд будет нанесен огромный ущерб». 

Сильвано Мёкли (Silvano Moeckli), почетный профессор политологии Университета Санкт-Галлена, говорит, что «мы имеем дело с самой крупной за последние годы возможной фальсификацией итогов региональных выборов в Швейцарии». С. Мёкли вот уже несколько десятков лет является международным наблюдателем на выборах, и он знает все тонкости всех возможных способов фальсификации. По его мнению, если тут и в самом деле работали злоумышленники, то «дело своё они сделали довольно грубо». Ведь косвенная проверка итогов выборов возможна в Тургау при помощи данных, поступивших с мест из муниципалитетов.

Можно также просто обратить внимание на общее настроение избирателей в этом относительно небольшом кантоне. «Вот почему я считаю вероятных преступников довольно-таки „криворукими“ людьми», — говорит С. Мёкли. Зачем все это вообще было сделано? С его точки зрения, есть три основные возможные причины. Во-первых, просто человеческий фактор! Во-вторых, умышленное или неумышленное, но возникшее из ситуации, мошенничество в пользу SVP. В-третьих, «гибридная акция» с целью дискредитации Швейцарской народной партии.

«Корректно организовывать и проводить выборы»

Сильвано Мёкли предлагает поэтому провести «следственный эксперимент и заставить всех главных действующих лиц еще раз разыграть всю процедуру обмана в ходе выборов». Но при этом возникает другой вопрос: неужели в Швейцарии возникла и применяется «Фальсификация по модели Фрауэнфельда», эффективная настолько, что с ее помощью можно фальсифицировать кантональные выборы, меняя даже политическое большинство? С. Мокли так не думает. «Организованное сверху мошенничество в больших масштабах вряд ли возможно на выборах, проводимых при помощи бумажных бюллетеней и при децентрализованном подсчете голосов под наблюдением представителей всех участвующих партий. 

А вот в случае с электронным голосованием, о чем свидетельствуют выборы в Нигерии или Венесуэле, такой обман вполне возможен. Поэтому выборы следует проводить только с помощью бумаги и карандаша». В то же время эксперт предостерегает от чрезмерной реакции и от инстинктивного стремления ввести в кантонах (а их 26) и в общинах (а их в Швейцарии 2 202) более жесткое избирательное законодательство. Не считает он целесообразным и проведение новых выборов. «Я против ужесточения общих правил только из-за одного такого случая. Необходимо просто лучше выполнять уже существующие нормы». 

Например, избирательные комиссии можно было последовательно формировать, «смешивая» представителей всех партий, с правого фланга до левого. Так они были бы в большей степени мотивированы контролировать друг друга. Еще одной проблемой является вскрытие конвертов с голосами, поданными по почте, до собственно дня выборов. Эту практику следует перепроверить и оценить заново. По мнению С. Мекли, «запечатанные конверты с бюллетенями не могут вскрываться досрочно. Но казус в Тургау имеет и свою положительную сторону: он снова напомнил всем нам о том, насколько это важно - корректно организовывать и проводить избирательный процесс».

Как, возможно, происходила предполагаемая манипуляция?

Масштабы: 6 400 голосов; 200 избирательных списков, в каждом по (максимально) 32 кандидата.

Косвенная улика номер 1: соотношение числа избирательных списков от партии Зелёных либералов (GLP), опущенных в урну без изменений, и числа изменённых списков. Обычно это соотношение составляет плюс / минус 1:1. В городе Фрауэнфельд (столица кантона Тургау) этот показатель вдруг составил 1:10 (27 неизменённых списков, 283 изменённых списков).

1-я фальсификация: 100 избирательных списков, поданных за GLP, были засчитаны как списки в пользу Швейцарской народной партии (SVP).

Косвенная улика номер 2: «Штриховые списки» (на швейцарском политическом жаргоне: Laufzettel). Это рабочие списки, на которых счетчики голосов для собственного удобства отмечают голоса, отданные в пользу данной партии, проставляя черточку или вертикальный штрих. Каждый из этих списков подписывается двумя членами избирательной комиссии. На сей раз в Тургау была зафиксирована существенная разница в 3 200 голосов между данными «штриховых ведомостей» и официальным итоговым результатом.

Юридический вопрос: имеют ли подписанные «штриховые ведомости» правовой статус официальных избирательных протоколов? Правительство кантона Тургау считает, что не имеет.

2-ое мошенничество: манипулятор (манипуляторы) подменил (подменили) бюллетени и вместо 100 неизменённых бюллетеней, поданных в пользу GLP, засчитали такое же число в пользу SVP, в итоге первая партия 3 200 голосов потеряла, вторая приобрела. С учетом фальсификации номер один в пользу партии поменяли 6 400 голосов.

Вопрос из зала: что такое «изменённые списки»? Ответ: в Швейцарии избиратель имеет право опустить в урну партийный список в неизменном виде, но он может также, если ему нравится партия, но не нравится отдельный кандидат от нее, вычеркнуть данного кандидата и так опустить список в урну или же добавить своего кандидата, и проголосовать таким «изменённым списком». Если и третья опция: взять чистый лист бумаги и составить вообще свой собственный список.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей