Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Особый взгляд Швейцарский комик Майк Мюллер о прямой демократии

Menschen heben die Hand um abzustimmen

На общем собрании граждан и правления общины/муниципалитета люди в Швейцарии по старинке голосуют руками. 

(Keystone/Urs Flüeler)

Майк Мюллер, актер театра и кино, выступающий также с сольными программами, находится сейчас на вершине своей славы и карьеры. После грандиозного успеха спродюссированного швейцарским национальным телеканалом SRF сериала «Похоронных дел мастер», в котором Майк Мюллер сыграл главную роль, он обратился к жанру шоу. Сейчас артист совершает длительное турне по Конфедерации со спектаклем, посвященным теме общего собрания граждан одной отдельно взятой швейцарской деревни.

Общее собрание? Эта тема нам всем хорошо знакома, по меньшей мере с момента выхода на широкие экраны классической ленты Эльдара Рязанова «Гараж». А как выглядит такой «гараж» на материале швейцарских реалий? Майк Мюллер любезно нашел для нас время и согласился поговорить о неисповедимых путях швейцарской прямой демократии.

Швейцария — страна прямой демократии, растущей снизу вверх. Муниципальный или общинный уровень самоуправления в стране является важнейшим несущим элементом всего здания швейцарского федерализма. Швейцарские муниципальные депутаты играют важнейшую роль в организации повседневной жизни в городских районах, сёлах и деревнях.

Майк Мюллер (Mike Müller)

Швейцарский актер театра и кино, выступающий также с сольными программами и театрализованными шоу и антрепризами.

Родился в 1963 году в кантоне Золотурн, изучал философию в Университете Цюриха, в театр пришел в середине 1990-х гг., затем последовали роли в кино и работа на телевидении.

С 2008 по 2016 года вместе с Виктором Джакоббо (Viktor Giacobbo) вёл сатирическое шоу на канале SRF «Giacobbo/Müller». Начиная с 2013 года играет заглавную роль в сериале «Der Bestatter» («Похоронных дел мастер»).

В театрализованном шоу «Heute Gemeindeversammlung» («Сегодня у нас общее собрание») обращается к теме швейцарской прямой демократии, находя в ней очень много моментов, достойных пера Салтыкова-Щедрина.

Конец инфобокса

Но все по-настоящему важные вопросы решаются тут только на общих собраниях всех граждан, то есть местных жителей с правом голоса. Обсудить бюджет, годовой финансовый отчет, проанализировать налоговые поступления, решить вопрос постройки новой школы — этими и многими другими делами в Швейцарии занимается именно общее собрание граждан общины или муниципалитета.

Понятно, что этот институт прямой демократии в Швейцарии просто-таки обречен на то, чтобы быть ареной, на которой сталкиваются амбиции, раскрываются характеры и горят страсти шекспировского масштаба. Для Майка Мюллера общее собрание — неисчерпаемый кладезь тем и сюжетов, выдумать специально которые просто невозможно. Превратив типичное общее собрание в комедию нравов и положений, он затронул нерв эпохи, а заодно и создал настоящий театральный хитВнешняя ссылка.

swissinfo.ch: Скажите пожалуйста, почему Вы вдруг принялись высмеивать общинные собрания?

Майк Мюллер (Mike Müller): Я вовсе ничего не высмеиваю!

swissinfo.ch: А что же Вы тогда делаете?

M.M.: (смеется) Общинное собрание для меня это очень удобный формат, сцена, на которую я могу выпустить самых разных персонажей. Такое собрание — это древнейшая форма демократии, когда люди собираются вместе и решают разные вопросы. Это формат, который как прожектором высвечивает все проблемы прямой демократии как таковой. 

А еще это институт, который вполне вдруг может взять и превратиться в античный «суд черепков», больше нам известный как «остракизм», то есть в действо, в рамках которого можно просто без всякой договорно-правовой основы взять и приговорить кого-нибудь к ссылке, или когда группа людей, задавшись целью решить какие-то свои личные задачи, собирается и просто переворачивает, как говорится, доску, смешивает все карты.

На мои спектакли всегда приходит много чиновников и представителей местной власти. Я вовсе не хочу уподобляться современным городским левакам, высмеивающим провинциальные нравы, но я сам видел, как те, пропустив один-другой стаканчик вина, говорили потом: «Да, у нас в точности все так же!»

swissinfo.ch: Готовясь к Вашему шоу, Вы много ходили по общинным собраниям?

M.M.: Нет. На самом деле я взял смелость выдумать всю эту историю от начала до конца. Зато повсюду, где мы выступаем, под конец спектакля я всегда добавляю локального колорита. Для этого я заранее звоню председателю общины и местным жителям, чтобы разузнать о том, что их волнует в данный момент, какая у них повестка дня. При этом я не преследую цель выносить сор из избы конкретной общины. 

Меня больше интересует собрание граждан в качестве изначальной формы демократии, мне интересны особенности, которые часто просто исчезают на общенациональном уровне. В последние годы в швейцарской федеральной политике слишком сильным стал чисто идеологический аспект. А на локальном уровне идеология не играет такой уж важной роли, потому что тут необходимо искать решение совершенно конкретных практических вопросов.

swissinfo.ch: То есть, по Вашему мнению, такая вот здравая, практическая направленность и является основным преимуществом муниципальных собраний?

M.M.: Вот именно!

Ein Mann in Anzug und mit Kaffeetasse

Майк Мюллер (Mike Müller) в роли председателя общего собрания членов общины.

(André Albrecht)

swissinfo.ch: Довелось ли Вам участвовать в муниципальных собраниях в качестве рядового швейцарского гражданина?

M.M.: Да, один раз лет 35 назад. Но, знаете, я уже давно живу в Цюрихе, где общинных собраний нет.

swissinfo.ch: Но все равно, система прямой демократии дает Вам возможность непосредственно вмешиваться в политику. Разве это не здорово? Или вам все равно?

M.M.: Ясное дело, в Швейцарии не найдется никого, кто отказался бы от такой привилегии, которую дает система прямой демократии. Она хороша уже тем, что благодаря ей власти все время вынуждены доказывать народу как свою легитимность, так и правильность принимаемых ими решений. В Швейцарии, в отличие от Германии, нет правительственной оппозиции, но есть народ, который и является главным оппонентом власти любого уровня. Посредством референдума народ имеет право и возможность высказывать свое мнение.

Но нужно уметь видеть и границы прямой демократии. В Швейцарии нет Конституционного суда и конституционного контроля, а потому велико искушение всякую ерунду сразу напрямик прописывать в Конституции, вплоть до архитектурных и строительных норм и правил. А теперь еще мы наблюдаем, как партии сплошь рядом запускают разного популистские инициативы. В итоге под разговоры о благе Родины они превращают Конституцию в нелепое лоскутное одеяло. А ведь у основного закона цели и задачи совсем иные.

Подводя итоги Общественное благо и загадочная душа Швейцарии

Что такое общественное благо? Должно ли государство заниматься бизнесом? Передовая статья главреда SWI Swissinfo Ларисы Билер.

swissinfo.ch: То есть, о Вашему мнению, конституционный контроль необходим?

M.M.: Не могу точно сказать. В Швейцарии нет Конституционного суда, его необходимость мне не очевидна. Потому что если опять посмотреть на Германию, то мы увидим, что там целый ряд важных политических решений просто передается судьям. Что для демократии не есть хорошо, как мне кажется! Поэтому куда большую ответственность должны были бы взять на себя политические партии. 

Но им на это зачастую просто «плюнуть и растереть», особенно если они поддерживают неолиберальную повестку дня и заигрывают с либертарианскими идеями, представляя их в качестве «последнего писка» интеллектуальной моды. На самом же деле они, из-за собственных лени, небрежности и эгоизма, просто-таки попирают ногами саму идею конституционной государственности.

swissinfo.ch: Швейцарская Конституция и в самом деле напоминает лоскутное одеяло, но не из-за того ли, что у тут у граждан в руках и есть только один инструмент — конституционная инициатива? А выдвигать собственно законодательные инициативы они не могут?

M.M.: (задумчиво) Вот тут я не уверен. В принципе, я считаю, что конституционная инициатива вполне достаточна. Потому что как только народ начнет еще копаться на референдумах и в текущем законодательстве, то тогда мы просто в итоге рискуем погрузиться в бесконечный хаос противоречий. И в один прекрасный момент мы окончательно потеряем ориентировку и не будем понимать, что у нас главное, а что не очень... 

У нас уже существует проблема с чрезмерно узко сформулированными положениями Конституции, которые противоречат базовым гражданским нормам и правам человека. Сегодня в Швейцарии мы уже дошли до реальных размышлений о выходе из Европейской конвенции о правах человека... Вот это будет номер, вот это будет настоящий спектакль, отмеченный либертарианским шиком!

swissinfo.ch: Общинное собрание — это еще и формат, в рамках которых власти оказываются лицом к лицу с народом. То есть можно было бы просто проголосовать «за» или «против», но нет, власть вынуждена вести долгие беседы с электоратом. Как вы оцениваете такую традицию?

M.M.: В принципе позитивно, ведь в этом случае власти обязаны убеждать народ в своей правоте, любые проекты должны получать предварительное и прямое одобрение граждан. Политики и чиновники у нас близки к народу — и это прекрасно. В Германии, например, власти относятся к гражданам как к последним нищебродам. Я сам работал в Германии, и письма из немецких налоговых органов это, доложу я вам, просто нечто, находящееся далеко за гранью приличия!

В Швейцарии все, к счастью, по-другому. Я могу позвонить в любое ведомство, и там мне сразу помогут. Директор театра в Германии очень удивился, когда я уже через 10 минут получил нужный формуляр из Швейцарии по электронной почте. Он остался в полной уверенности, что у меня там «все схвачено». А я ведь просто позвонил совершенно незнакомому чиновнику, который отвечал за вычеты из моей зарплаты в государственную пенсионную кассу.

swissinfo.ch: В рекламном трейлере Ваш персонаж говорит, мол, «сегодня вечером у нас много вопросов, в том числе наконец-то обсуждение кандидата, ходатайствующего о предоставлении ему швейцарского гражданства. Ну что же, может быть на этот раз ему все-таки повезет, хм... этому господину Стоядиновичу...». Смогли бы Вы разъяснить соль этой иронии иностранцу?

bestatter

трейлер

Для Майка Мюллера общее собрание — неисчерпаемый кладезь тем и сюжетов. Если Вам, даже зная немецкий, всего равно не удалось понять, что он говорит — не беда! Проблема с десятками диалектов есть классическая швейцарская проблема!

M.M.: Никакая это, к сожалению, не соль, а горькая правда жизни. В Швейцарии вопрос натурализации часто решается на общинных собраниях. И тут уж, как говорится, от кантона к кантону — кому как повезет. В Цюрихе это просто, потому что там эта процедура во многом чисто формальная. Но кое-где у нас порой бывали случаи, когда людям паспорта не давали просто потому, что кандидат не знал, как зовут деревенского пекаря. Для меня это как раз и есть классический остракизм, когда можно просто взять и отказать человеку в праве стать членом социума без объяснения каких-либо причин. Так в свое время отклонялись ходатайства о натурализации многих выходцев из стран Балканского полуострова. И не потому, что кандидат бил свою жену или ездил зайцем в автобусе, а просто потому, что фамилия у него оканчивается на «ич». Знаете, это уже просто ни в какие ворота не лезет...

swissinfo.ch: В своих спектаклях Вы часто обращаетесь к разнообразным локальным темам. Вы шутите о том, как людей заставляют заниматься бесплатно общественной работой и о том, как избиратели бесконечно спорят по вопросам, не стоящим выеденного яйца. Вы не прочь поиронизировать на темы, связанные с кумовством и местечковой ограниченностью людских горизонтов в провинции. Но у вас в зале сидят, как правило, те же самые швейцарцы. А как бы Вы поступили, если бы Вас попросили, что называется, на пальцах, объяснить все эти реалии иностранцу?

Сделай сам Сохранит ли Швейцария традиции общественного служения?

Что спасёт отцов швейцарской демократии и уместен ли торг о том, сколько общественно-полезной политической работы должен выполнять каждый гражданин?

M.M.: Я бы для начала сказал, что немного утрирую и нарочно выискиваю в швейцарских локальных политических сюжетах вещи, годящиеся для превращения в комедию. И что я вовсе не утверждаю, что на местах все решается по блату. С другой стороны, доля истины в этом точно есть. Понимаете ли, локальная политика — это, прежде всего, конкретные дела, умные партийные программы тут мало кому интересны. Граждане грудью встают на защиту не партийных, но местных интересов, им интересно прежде всего общественное благо.

Милиционный, добровольческий подход к политике в Швейцарии очень распространен. Это еще одна вещь, которую надо понять иностранцу. Под началом у мэра города Илльнау-Эффретикон (Illnau-Effretikon, кантон Цюрих), к примеру, находятся 150 человек, но кроме того он еще преподает в профтехучилище в городе Винтертур. Местная политика, не будет забывать, определяется данной местностью: большой город Цюрих сильно отличается от маленького поселка вроде деревни Шангнау в бернском регионе Эмменталь (Schangnau im Emmental).

swissinfo.ch: Как Вы считаете, не устарели ли общинные собрания, отвечают ли они все еще духу времени? Другими словами, проголосовали бы Вы за их ликвидацию в Швейцарии?

M.M.: В общем и целом, я нахожу, что общинное собрание — это хорошая вещь. Оно позволяет экономить средства, поскольку настоящий парламент есть все же удовольствие очень дорогое. Но многое зависит и от размера общины. Если в Золотурне, городе с населением в 16 тысяч человек, на собрание приходят полторы сотни граждан, то это значит, что тут что-то точно пошло не так. Но я думаю, что на вопрос о том, нужно ли общинное собрание, должны отвечать сами местные жители. Профессиональные (политические) структуры не обязательно сами по себе являются наиболее предпочтительным форматом. Но конечно, здесь многое опять-таки зависит от фактора случайности, результаты собраний могут быть более чем непредсказуемыми, что в условиях прямой демократии, с другой стороны, совершенно нормально. Я тоже ведь не всегда понимаю, о чем, собственно, мы голосуем сегодня на референдуме. Демократия — система сложная, не лишенная недостатков.

swissinfo.ch: Но также и преимуществ?

M.M.: Да уж, точно, вы не найдете ни одного швейцарца, который назвал эту систему ерундой, от которой можно было бы легко отказаться. В Германии, к примеру, люди могут решить что-то серьезное только раз в четыре года. Не слишком большой простор! И это приводит к патовым ситуациям, когда, как сейчас, эта страна гребла-гребла к своей Ямайке, да так и не догребла. Но зато огребла проблем по полной программе!

+Тут можно прочитать о том, какое отношение Ямайка имеет к Германии

Ключевые понятия

Конституционный контроль. Особый вид правоохранительной деятельности, заключающийся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции (основному закону) данной страны. Различают конституционный контроль и конституционный надзор. Существуют также предварительный контроль, который осуществляется до вступления в силу закона, и последующий (в отношении действующих законов). В Швейцарии конституционного суда нет, единого мнения насчет того, нужен ли он вообще, в Конфедерации тоже нет.

+ Швейцарцы одобрили законопроект! Что дальше?

Народная инициатива. Инструмент прямой демократии в Швейцарии, дает гражданам возможность предлагать изменения текста федеральной конституции. Для этого в течение 18-ти месяцев необходимо собрать 100 тыс. подписей, нотариально заверить и передать в Федеральную канцелярию (Bundeskanzlei) в Берне. Выдвигать же «законодательные инициативы» («Gesetzesinitiative»), то есть предлагать поправки в уже действующее федеральное законодательство, или же инициировать принятие нового федерального закона, народ права не имеет. Для этого сначала парламент должен принять закон, и только потом его можно будет вынести на референдум.

+ Как рождается закон, или Фазы парламентского законотворчества в Швейцарии

Остракизм (др.-греч. ὁ ὀστρακισμός, от τὸ ὄστρακον — «черепок, скорлупа»). В античных Афинах процедура народного голосования, в ходе которого граждане на глиняных черепках писали имя гражданина, угрожающего, по их мнению, демократии. Если имя одного и того же человека написали 6 тыс. и более человек, то тогда его изгоняли сроком на 10 лет. Остракизм — это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание захвата власти.

+Швейцарский парламент — самый дешевый в мире?

+Аграрное лобби в швейцарском парламенте

«Милиционная система» («Milizsystem»). Распространённая в Швейцарии практика занятия гражданами политических и общественных постов на добровольной, неоплачиваемой основе. Эта же практика изначально находилась (и пока еще формально находится) в основе работы швейцарского федерального парламента: швейцарские депутаты не являются «профессионалами», они только четыре раза в год приезжают в Берн на парламентские сессии, а в остальном продолжают работать по своей «первой» специальности.

Конец инфобокса


Перевод с немецкого и адаптация: Людмила Клот, Игорь Петров


Гиперссылки

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×