Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Демократия и закон Какой смысл наблюдать за выборами в России?

Андреас Гросс

Андреас Гросс (Andreas Gross, род. 1952), политолог и политик. С 1991 по 2015 гг. был депутатом Национального совета, большой палаты парламента Швейцарии, от партии социалистов (SP). С 1995 по 2016 гг. был парламентским представителем Швейцарии в Совете Европы.

(Keystone)

Победитель на выборах 18 марта в России уже ясен: это Владимир Путин. Андреас Гросс уверен, что наблюдать нужно и за такими выборами тоже!

Среди европейских парламентариев швейцарец Андреас Гросс обладает, наверное, самым обширным опытом наблюдения за выборными процедурами. За последние 20 лет теперь уже бывший депутат швейцарского парламента от партии социал-демократов почти сто раз принимал участие в зарубежных наблюдательных миссиях, из них 10 раз речь шла о выборах в России, то есть в стране, где 18-го марта, то есть ровно через неделю, опять пройдут выборы президента, и победитель на которых, скорее всего, окажется прежним, то есть Владимиром Путиным. С точки зрения Андреаса Гросса уже сейчас ясно: честными эти выборы не будут.

SRF News: Какой смысл вообще наблюдать за выборами, исход которых ясен уже заранее?

Андреас Гросс (Andreas Gross): Смысл в этом есть все равно. Иностранные наблюдательные миссии на выборах в настоящее время являются стандартными (элементами избирательных процессов), кстати, в том числе и в так называемых «старых», развитых демократиях. Кроме того, смысл в таком наблюдении состоит в том, что люди в таких странах, как Россия, чувствуют себя польщенными. Они очень ценят уделяемое им (из-за рубежа) внимание.

SRF News: Осуществляя наблюдательную миссию в таких авторитарных странах, как Россия, не рискуете ли Вы просто оказаться «использованным» властями, которые изо всех сил стараются придать таким выборам облик процедур, проведенных с соблюдением всех самых супер-демократических стандартов?

Андреас Гросс: Допустить нечто похожее нельзя ни в коем случае. Будучи гражданином России, я был бы только рад, зная, что рядом со мной присутствует тот, кто знает, что отнюдь не всё протекает (в ходе этих выборов) в соответствии с демократическими правилами, и это несмотря на то, что, на первый взгляд, все вроде бы устроено вполне по-демократически. Но это отнюдь не означает, что при этом я недостаточно критичен (по отношению к происходящему).

«Будучи наблюдателем, ты должен открыто высказываться относительно всего, что ты видишь и думаешь». Андреас Гросс.

Конец цитаты

Десять лет назад в одном из интервью накануне очередных президентских выборов в России я откровенно сказал, что не считаю их демократическими. Потому что выборы — это процесс, которые начинается за два года (до дня голосования) и который должен отвечать определенным требованиям. И если эти требования в предвыборный период оказываются невыполненными, то какой смысл имеют даже идеально с технической точки зрения организованные выборы? Настоящими они уже все равно не будут.

SRF News: И тем не менее, будучи частью не вполне честных выборов, Вы, по факту, легитимируете их. Не так ли?

Андреас Гросс: Нет, не так! Наблюдатель ничего не легитимирует, но только при условии, конечно, что он имеет мужество откровенно высказываться относительно всего того, что он видит, знает и думает. Если он способен бросить вызов бюрократии и Кремлю, дать им понять, что он в состоянии аргументированно доказать, почему он не считает эти выборы соответствующими демократическим стандартам (...) Десять лет назад в Уфе я имел возможность наблюдать, как рабочие одной фабрики грузовиками доставлялись на избирательные участки. В этой ситуации мне даже не нужно было и спрашивать, как они все проголосовали. Они не были свободными в своих поступках, и они были вынуждены делать то, что им приказали.

SRF News: Каким образом вообще в России можно проконтролировать степень честности выборов?

Андреас Гросс: Работая в Совете Европы в Комиссии по мониторингу, которая следит за тем, как данная страна выполняет взятые на себя обязательства, ты имеешь уникальную возможность регулярно иметь дело с Россией. И ты прекрасно понимаешь, что выборы уже начинаются тогда, когда законодательством страны закладываются правила их проведения, в частности, когда определяются условия регистрации кандидатов. Тогда ты начинаешь наблюдать за предвыборной борьбой и общественными дебатами. 

Мы прекрасно видим случаи исключения кандидатов (из списка допущенных к выборам); мы видим, как преграды делаются настолько высокими, что преодолеть их нормальным путем не дано фактически никому; как один кандидат не вылезает из телевизора, а другого, если вообще, можно на экране увидеть только в три часа ночи. Все это и есть критерии, на основе которых идет процесс наблюдения за выборами. Собственно, на сам день голосования приходятся последние 10 процентов всего процесса.

SRF News: Послушав Вас, можно прийти к выводу, что выборы 18 марта не могут быть честными просто потому, что определенные названные Вами условия уже не выполнены.

Андреас Гросс: Так и есть! Сейчас мы наблюдаем такую же ситуацию, что и 10 лет назад, когда ОБСЕ даже отказалась вообще осуществлять мониторинг выборов в России. Насколько я помню, тогда российская сторона допустила к наблюдению не больше 30 человек. Такого количества, разумеется, совершенно недостаточно для того, чтобы наблюдать за выборами в такой огромной стране.

протест

Акция протеста в Москве накануне президентских выборов 2008 года, победу на которых одержал «человек Путина» Дмитрий Медведев.

(Reuters / SRF News)

SRF News: Во время последних выборов в России Вы зарегистрировали около 5 тыс. нарушений. И чем все это завершилось, к чему привело?

Андреас Гросс: К тому, что степень легитимности этих выборов оказалась не такой уж и большой. В ходе этих выборов не «что-то», а «всё» пошло не так, вкривь и вкось. Демократической легитимации у президента не оказалось.

SRF News: Владимиру Путину это особенно и не помешало, как мы знаем!

Андреас Гросс: Выборы тогда сопровождались мощными выступлениями протеста. То, как Путин бросал в тюрьмы людей, которые не сделали ничего, кроме того, что они вышли на улицу, показало, что все это ему, на самом деле, очень даже мешало. Все это, разумеется, не имело влияния в том смысле, что вот теперь, по прошествии времени, выборы проходят куда более демократично. Нет, такого не случилось, выступления на улице отнюдь не подтолкнули Владимира Путина к созданию более справедливых и честных предпосылок (для проведения выборов). Но досадили ему все эти митинги очень серьезно.

SRF News: Очень часто и сами наблюдатели слишком быстро машут рукой, мол, да ладно, все в норме. В Кении, например, наблюдатели тоже сказали, что, с их точки зрения, все прошло чисто. Однако потом Верховный суд постановил провести повторное голосование. Как бы Вы могли объяснить такой прокол, допущенный наблюдателями?

Андреас Гросс: Это были европейские депутаты. Все это меня тоже обеспокоило, мне даже в какой-то степени за них стыдно стало. Объяснить же произошедшее в Кении я могу только тем, что наблюдатели не поняли, что выборы — это длительный процесс, который тянется месяцами. Скорее всего, они просто посмотрели на то, что происходило в воскресный день. Да, техническую сторону тоже следует анализировать. Но я очень надеюсь, что коллеги из Европарламента проделают свою работу над ошибками, поймут, что же «пошло не так» у них.

Интервью провел Беат Зольтерманн (Beat Soltermann).

Впервые этот материал на немецком языке (оригинал доступен по ссылкеВнешняя ссылка) был опубликован 15 февраля 2018 года.

Конец инфобокса


Подготовил: Игорь Петров

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта