Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

ЕСПЧ и Швейцария Швейцария и ее особый взгляд на европейские права человека

Сирийские беженцы на Главном вокзале Милана. Теперь Швейцария снова имеет право выдворять семьи беженцев в Италию. Эта практика была до недавнего времени блокирована решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

(Keystone)

Швейцария отмечает важную дату: 40 лет назад страна ратифицировала европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод — базовый документ, на котором строится работа Совета Европы. Тем самым Конфедерация взяла на себя обязанность разделять и соблюдать современное понимание прав человека и гражданина. Прошло сорок лет — каковы итоги?

«Конвенция о защите прав человека и основных свобод», более известная под своим неофициальным наименованием «Европейская конвенция по правам человека» («ЕКПЧВнешняя ссылка»), была подписана в 1950 году и вступила в силу 3 сентября 1953 года. Этот документ устанавливает неотъемлемые права и свободы человека и гражданина и обязывает государства, подписавшие его, гарантировать эти права каждому.

Главное отличие «ЕКПЧ» от иных международных договоров в области прав человека состоит в наличии реально действующего механизма защиты декларируемых прав. Речь идет о Европейском суде по правам человека (ЕСПЧВнешняя ссылка), который рассматривает индивидуальные жалобы на нарушения «ЕКПЧ». Швейцария ратифицировала Конвенцию 28 ноября 1974 года. Возникает вопрос — почему это произошло относительно поздно?

Поздняя модернизация

Ответов на этот вопрос дается много, и все они разные. Самый распространенный вариант толкования указывает на наличие в стране прямой демократии, глубоко укорененной в кантонах и общинах, в этих биотопах, традиционно осуществлявших, например, социальное попечение (или как тогда говорили "призрение") над теми, по тем или иным причинам не мог сам себе заработать на пропитание. И именно поэтому, в частности, в Швейцарии так поздно начали развиваться элементы современного социального государства.

По этой же причине женщины в Швейцарии так поздно получили право политического голоса. Считалось, что им достаточно «поговорить» со своими мужьями, которые, идя на голосование, учтут и мнение своих «вторых половин». И точно такая же логика таится, видимо, и в долгом нежелании Швейцарии присоединяться к современным методам и форматам защиты прав человека. Считалось, что прямая демократия исконного швейцарского образца в достаточной степени защищает эти права.

Однако медленно, но верно, эпоха «политического модерна» все-таки пробила себе дорогу в Швейцарию. Символом успешной политической модернизации страны стали не только государственная пенсионная система «AHV» (введена в 1948 году) и право женщин избирать и быть избранными (с 1971 года), но и ратификация «ЕКПЧ» сорок лет назад. Впрочем, сам факт ратификации еще не означал, что Швейцария готова немедленно согласиться с современными формами реализации прав, прописанных в Конвенции.

ЕСПЧ в цифрах

В период с 1959 г. по декабрь 2013 г. в Страсбурге было зарегистрировано 644 357 жалоб. Решения были вынесены по 4% всех жалоб (22 764). 

Большинство жалоб поступало из России (16,8%), Италии (14,4%), Украины (13,3%), Сербии (11,3%) и Турции (11%). Половина вынесенных решений приходится на пять государств: Турцию (2 994), Италию (2 268), Россию (1 475),Польшу (1 042) и Румынию (1 026).

В период с 1974 г. по декабрь 2013 г. в Страсбург поступило 5 940 жалоб, так или иначе касавшихся Швейцарии, причем половина из них была подана в период после 2002 года. 5 516 жалоб (93%) были признаны недопустимыми. В 2013 году было зарегистрировано 445 жалоб или 0,55 на 10 тыс. жителей, причем средний показатель здесь для всех государств-участников – 0,80 на 10 тыс. жителей.

В период с 1974 г. по конец декабря 2013 г. были вынесены окончательные приговоры по 125-ти делам, касавшимся Швейцарии. Обвинительные приговоры в адрес Швейцарии составили менее 1,6% от всех этих жалоб. В среднем каждое разбирательство длилось от 4 до 5 лет. 

Конец инфобокса

Особенно сложно складывались ее отношения с Европейским судом по правам человека. Вся глубина проблемы станет еще более понятной, если вспомнить, что в Конфедерации, начиная с 13-го века, с большим подозрением относились к «чужим судьям», то есть к любым попыткам внешних сил оказывать влияние на внутреннюю политику страны, вне зависимости от степени формальной легитимности таких попыток.

Сложный юбилей

Этим и многим другим проблемным узлам был посвящен специальный 74-страничный докладВнешняя ссылка швейцарского правительства, выпущенный по случаю сорокалетнего юбилея ратификации Швейцарией «ЕКПЧ». С точки зрения Федерального совета, отраженной в докладе, Европейская Конвенция по правам человека «является в настоящее время центральным элементом всего комплекса европейских социально-политических ценностей».

«Присоединение к Конвенции способствовало созданию и укреплению правового государства в Швейцарии, а сама Конвенция оказала на швейцарскую правоприменительную практику не меньшее влияние, чем нынешняя федеральная Конституция», — говорится в докладе. И хотя «не все решения страсбургского суда (ЕСПЧ — прим. ред.) одинаково убедительны», Федеральный совет считает, что критический «внешний взгляд», на казалось бы, исконные швейцарские дела был и останется на будущее важной «корректурой».

Опасное решение

На тезис о «внешнем взгляде» стоит обратить особое внимание. Он является индикатором того очевидного факта, что в отношениях Швейцарии и ЕСПЧ до сих пор присутствует определенная напряженность. «Чужих судей» в Швейцарии все еще «не любят». Европейский суд по правам человека и его некоторые решения в части, касающейся швейцарской практики предоставления, или скорее, наверное, непредоставления, политического или иного убежища, постоянно оказываются в Конфедерации объектами жесткой критики.

Новую фазу «турбулентности» в этой непростой сфере вызвало решение ЕСПЧ, вынесенное в начале ноября 2014 года. В этом решении от Швейцарии требуется, в частности, не высылать назад в Италию особенно социально уязвимых беженцев, не получив предварительно от итальянских властей гарантий гуманного обращения со стариками и детьми, учитывающего их специфические потребности.

Это решение вызвало особенное возмущение у правоконсервативной Швейцарской народной партии (SVP). Играя роль лидера всех тех, кто в стране недоволен необходимостью выполнять обязательства, проистекающие из международных соглашений, эта партия намерена ни больше и ни меньше как вычеркнуть из Основного закона Швейцарии тезис о превалировании международного права над национальным.

С этой целью партия намерена вынести на один из будущих национальных референдумов законопроект под прямо противоположным названием: «О превалировании национального права над международным» («Landesrecht vor VölkerrechtВнешняя ссылка»). А кое-кто пошел еще дальше. На следующий день после обнародования доклада к 40-летию присоединения Швейцарии к Конвенции газета «Нойе Цюрхер Цайтунг» («NZZ») сообщила, что министр обороны страны Ули Маурер, представляющий в Федеральном совете, правительстве страны, как раз Швейцарскую народную партию, считает возможным даже выход Швейцарии из «ЕКПЧ».

В связи с этим Вальтер Кэлин (Walter KälinВнешняя ссылка), известный швейцарский специалист в области международного права и директор «Швейцарского Центра по вопросам прав человека» («Schweizerisches Kompetenzzentrum für Menschenrechte — SKMRВнешняя ссылка), заявил, что это «серьезная и опасная тенденция», и что тем самым Швейцария встает в один ряд с такими странами, как Великобритания и Россия, где тоже сейчас рассматривается идея выхода из «ЕКПЧ».

«Если бы Швейцария и Великобритания вышли из Конвенции, это не означало бы, конечно, что в этих двух странах было бы покончено с правами человека, потому что в обеих странах и так имеется развитая правозащитная культура. Однако это послужило бы оправданием для тех стран, которые захотят выйти из Конвенции, не имея подобной культуры. И это был бы колоссальный шаг назад», — убежден В. Кэлин.

Дипломатия ОБСЕ

Швейцария и ОБСЕ: каковы итоги? Эксперты убеждены, что в условиях украинского кризиса Берну удалось укрепить авторитет этой организации. 

Малочисленные случаи

Если верить критикам, то складывается впечатление, будто Швейцария переживает в Страсбурге не лучшие времена, став объектом едва ли не «международно-правового моббинга». Однако реальная статистика показывает несколько иную картину. Начиная с 1974-го года всего было зарегистрировано около 6 тыс. исков и жалоб, связанных со Швейцарией, причем, по состоянию на конец 2013-го года, только 3% из них были допущены к производству, и лишь в 1,6% случаев от общего количества жалоб было установлено реальное нарушение положений «ЕКПЧ».

Основным мотивом отклонения жалоб судом была, как правило, недостаточная правовая обоснованность этих исков, а также наличие по данному делу решения, уже вынесенного каким-либо швейцарским судом. Конечно, в Швейцарии решения страсбургского суда, скажем так, не всегда встречают с распростертыми объятиями, равно как, впрочем, в подавляющем большинстве стран-участников Конвенции. Однако некоторые постановления «ЕСПЧ» в исторической перспективе оказались весьма важными, став импульсом к давно назревшей модернизации швейцарской судебной системы.

Таково, например, было дело Марлен БелилосВнешняя ссылка против Швейцарии. 29 мая 1981 г. полицейская Комиссия при муниципалитете Лозанны наложила на нее штраф в размере 200 франков за участие в несанкционированной демонстрации, против чего она возражала, дойдя в итоге до суда в Страсбурге и получив полное оправдание. Суд решил, что в данном случае имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции, речь в которой идет о праве «на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом».

Не менее важным было и дело Ютты ГуберВнешняя ссылка, швейцарской гражданки, проходившей в августе 1983 года в качестве свидетеля по делу о преступной группе «Ангелы ада», занимавшейся вербовкой женщин для занятия проституцией на территории Германии. Швейцарское правосудие признало ее виновной в даче ложных показаний и приговорило к штрафу в 4 тыс. швейцарских франков. Дойдя до Страсбурга, госпожа Губер добилась признания судом факта нарушения в ее отношении статьи 5 п. 3 Конвенции, в которых трактуется право на свободу и личную неприкосновенность.

Конвенция и суд

"Конвенция о защите прав человека и основных свобод", также известная под неофициальным названием "Европейская конвенция по правам человека", является одним из основных документов Совета Европы.

Этот международный договор был подписан в 1950 году и вступил в силу 3 сентября 1953 года. Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы для каждого и обязывает государства гарантировать эти права каждому человеку, который находится под их юрисдикцией.

Главное отличие Конвенции от иных международных договоров в области прав человека — существование реально действующего механизма защиты декларируемых прав — Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), рассматривающего индивидуальные жалобы на нарушения конвенции.

Любой гражданин или житель страны Совета Европы, считающий, что его права и свободы, закрепленные какой-либо статьёй Конвенции, были нарушены, имеет возможность обращения в Европейский суд по правам человека, если соответствующая статья была его страной ратифицирована.

Членами Конвенции являются все страны Совета Европы. Новые государства-члены обязаны подписать её при вступлении в Совет Европы и ратифицировать в течение одного года.

Протоколы № 2, 3, 5, 8, 9, 10, 11, 14бис (утратил силу после вступления в силу протокола № 14) и № 14 посвящены изменениям в порядке деятельности Суда, равно как и не вступивший пока в силу, по состоянию на 2013 год, протокол № 15.

Конец инфобокса

«Во всех этих делах речь шла о принципиальных решениях, которые в итоге помогли усовершенствовать швейцарское правосудие», — убежден В. Кэлин.

Чужие судьи

Бывший федеральный судья Мартин Шубарт (Martin Schubarth) считает, что Конвенция оказала положительное влияние на правоприменительную практику в Швейцарии, приведя, в конечном итоге, к введению избирательного права для женщин. С другой стороны, он подчеркивает, что Европейский суд по правам человека иногда слишком уж назойливо вмешивается в национальное законодательство. «Совершенно неприемлема ситуация, когда небольшая коллегия судей, которая, как правило, не имеет компетенции швейцарского законодателя, начинает действовать вместо него, не обладая при этом никакой демократической легитимацией», — заявил недавно судья Шубарт швейцарской газете «Blick».

Лидер антиевропейских сил Швейцарии, видный политик и миллионер Кристоф Блохер придерживается именно такого мнения. «С каких это пор мы вдруг начали ставить под сомнение способность наших федеральных судей принимать решения по вопросам прав человека, не говоря уже о том, все основные принципы и идеи, содержащиеся в „ЕКПЧ“, швейцарцы зафиксировали в своей федеральной конституции задолго до того, как это сделали европейцы в своих документах», — указал он недавно в интервью газете «Le Matin Dimanche». По мнению К. Блохера «проблема Конвенции состоит в том, в том, что дела в ее рамках решаются, так сказать, на расстоянии. Последствия же принятых ими решений судей уже не интересуют».

Вальтер Кэлин не согласен с такой постановкой вопроса и считает, что страсбургские судьи давно уже для Швейцарии не «чужие», а скорее, наоборот, ведь ратифицировав как саму Конвенцию, так и Дополнительный Протокол к ней от 1994 года, на основе которого и был официально образован ЕСПЧ в Страсбурге, «Швейцария совершенно суверенно и добровольно приняла решение о признании приоритета страсбургского судопроизводства над национальным», — напоминает В. Кэлин.

Более того, Швейцария имеет право от себя назначать одного из 47-ми судей, в настоящий момент это Хелен Келлер (Helen Keller). Поэтому всякое решение суда, принимаемое в связи со Швейцарией, принимается с участием швейцарского судьи. Наконец, любая страна, входящая в Совет Европы, в том числе и Швейцария, имеет возможность влиять на кадровый состав суда через свою делегацию в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), разъясняет В. Кэлин.

Непрерывные реформы

Федеральный совет не остается глухим к критике, звучащей в адрес ЕСПЧ и «ЕКПЧ» и намерен «принимать ее во внимание при обсуждении будущих реформ Конвенции и Суда». Одним из возможных путей снятия существующей напряженности могло бы быть более интенсивное использование принципа субсидиарности, в соответствии с которым государства несут основную ответственность за обеспечение прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, и пользуются при этом свободой усмотрения, а Европейским Судом по правам человека осуществляется при этом только надзор в отношении реализации этой самой свободы усмотрения.

По словам В. Кэлина, в таком подходе нет ничего нового. «И если уж сравнить жалобы, подававшиеся в суд в 1990-х гг., с тем, как подходят к некоторым делам сегодня, то можно было бы покритиковать Суд именно за то, что он пренебрегает принципом субсидиарности и заходит порой слишком далеко». Вопрос теперь стоит в чисто практической плоскости, а именно, должна ли Швейцария, как и другие страны, ратифицировать протокол № 15Внешняя ссылка к «ЕКПЧ», на основании которого принцип субсидиарности должен быть четко прописан уже в преамбуле Конвенции. Все ведущие швейцарские политические партии, за исключением блохеровской «SVP», высказались в пользу ратификации, и если это так и произойдет, и преамбула будет соответствующим образом модернизирована, то тогда, тем самым, будет реализована одна из самых назревших реформ Суда.

Напомним, что в середине 2000-х гг. ЕСПЧ был просто завален горой жалоб (большинство из которых было, кстати, из России), и очень остро стоял вопрос избавления от этой «пробки». В качестве временного выхода было принято решение назначать специальных уполномоченных судей по тем или иным кластерам жалоб. Это позволило сократить число «висящих дел» со 160 тыс. в 2011 году до «всего лишь» 80 тыс. дел в году 2013-м. Однако долгосрочное решение может принести только реализация положений протокола № 15, который, в частности, упрощает критерии приемлемости жалоб и предусматривает ускоренные темпы их рассмотрения.

Непочатый край работы

Швейцария, которая в 1990-е годы играла активную роль в деле реформирования ЕСПЧ, хотела бы пойти еще дальше. Во время своего недавнего визита в Страсбург министр юстиции Конфедерации Симонетта Сомаруга отметила, что поддерживает проведение будущей весной в Бельгии Министерской конференции Совета Европы, участники которой сконцентрируется на такой важнейшей долгосрочной проблеме, как порядок реализации решений Европейского суда по правам человека странами-участниками Совета Европы.

Все дело в том, что страсбургский суд в настоящее время страдает от тысяч повторяющихся дел и так называемых дел-клонов, которые не поднимают новых правовых вопросов, а касаются только дел, по которым Суд уже выносил свои решения. Но такие дела вновь и вновь поступают в Страсбург, а все потому, что национальные государства с их порой более чем несовершенной правовой структурой, попросту не выполняют свои «домашние задания» и не реализуют решения ЕСПЧ надлежащим образом.

«Возможно, целый ряд министерских конференций Совета ЕвропыВнешняя ссылка, посвященных проблемам реформы европейской системы защиты прав человека, основным элементом которой является ЕСПЧ, прошедших в Интерлакене в 1998 и 2010 гг., в Измире в 2011-м и в Брайтоне в 2012-м, заставили-таки национальные государства более тщательно выполнять решения суда. Однако расслабляться не следует, работы у нас в этой области еще непочатый край», — резюмирует Франк Шюрманн (Frank Schürmann), ведущий эксперт швейцарского федерального Ведомства юстиции (Bundesamt für Justiz).


Перевод на русский и адаптация: Юлия Немченко при участии Игоря Петрова, swissinfo.ch

Ключевые слова

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Longform The citizens' meeting

Teaser Longform The citizens' meeting

The citizens' meeting

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта