Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Звуки музыки Швейцарские зомби в стиле дет-металл

Автор: , Лангенталь и Берн

Группа «Nihilo» является лидером швейцарской бескомпромиссной рок-музыки в стиле дет-металл. Такой коллектив не каждому придется по душе и по вкусу. Но разве не Швейцария является родиной того же дадаизма, художественного течения, поставившего своей целью надавать общественному вкусу как можно больше пощечин? Музыка стиля дет-металл не укладывается в привычные клише, связанные с образом альпийской идиллии. Но именно этим она и интересна. 

На сцене Рагулан Вивеканантан (Ragulan Vivekananthan, вокал), Николя Грабер (Nicola Graber) и Нильс Микаэль Хуги (Nils Mikael Hugi, оба гитары), Адриан Рор (Adrian Rohr, бас) и Дамиано Федели (Damiano Fedeli, ударные) — это настоящий «ужас, летящий на крыльях ночи». Однако в жизни «великолепная пятерка» из региона Лангенталь что в кантоне Берн сама любезность. Рагулан Вивекантанан работает журналистом, Николя Грабер — преподаватель игры на гитаре, Нильс Хуги — маркетолог, а Д. Федели и А. Рор трудятся один в качестве инструктора в фитнес-клубе, а другой — в риэлтерской компании. Но потом наступает вечер... 

Когда поешь, то ты превращаешься в зверя. И его криками ты разрушаешь Космос.

Гион Маттиас Кавелти, "The Litterband"

Конец цитаты

Группа «NihiloВнешняя ссылка» является лидером швейцарской бескомпромиссной рок-музыки в стиле дет-металл. Родина коллектива — небольшой, всего 505 человек населения, городок Кляйндитвиль (Kleindietwil) на севере кантона БернВнешняя ссылка. Группа существует вот уже 10 лет, участники коллектива играют свою музыку, не обращая внимания на коммерческий успех. 

Чистый идеализм

«Металл» из Швейцарии

По информации продюсера Патрика Хэберли Швейцария характеризуется довольно оживленной и густонаселенной «металлической сценой». Проблема в том, что в стране не хватает площадок, где группы могли бы себя показать «в полный рост». В Швейцарии есть даже свои хорошо известные в мире легенды, такие, как группы «KrokusВнешняя ссылка», «GotthardВнешняя ссылка», «Celtic FrostВнешняя ссылка» и «EluveitieВнешняя ссылка».

Однако в стране есть огромное число других команд, которые вряд ли известны за границей даже самым закоренелым фанатам. Причина проста: «Для крупных компаний международного музыкального бизнеса швейцарские группы неинтересны потому, потому что затраты на производство и на их раскрутку на маленьком рынке Конфедерации вряд ли амортизируются, а продвигать их в мире не имеет смысла». Поэтому швейцарский «металл» может надеяться только на самого себя.

Огромную роль при этом играют именно такие «менеджеры-многостаночники», как Патрик Хэберли, а также крошечные лэйблы, которые публикуют пластинки «металлических» групп, известных только на местном или региональном уровне. Очень важными площадками являются фестивали и концерты «опен-эйр», среди которых выделяется «Greenfield FestivalВнешняя ссылка» в городе Интерлакен (Interlaken). Проводятся в Швейцарии и многочисленные мини- и микро-мероприятия на открытом воздухе, организованные горсткой поклонников такой музыки. Они собирают максимум 200-300 фанатов и существуют лишь короткое время.

При этом, по мнению Патрика Хэберли, «в Швейцарии, как и во многих других сферах жизни, четко наблюдается граница между немецкоязычной и франкоязычной частями страны. Если группы из западных кантонов скорее ориентируются на музыку современных радикальных групп металлистов из Франции, то немецкоговорящие швейцарские металлисты придерживаются скорее классического дэт-метал и трэш-метал, который исповедуют немецкие группы».

Конец инфобокса

Группа находится на полном самофинансировании. Вкладывая в свое дело все свои душевные силы, особого коммерческого успеха участники команды пока не добились. Скромны результаты продаж и её нового альбома 2014 года с характерным названием «Dum Spiro Spero» («Пока дышу — надеюсь»). Обо всем этом нам рассказывает Патрик Хэберли (Patrick HäberliВнешняя ссылка), менеджер и продюсер группы с самого момента ее основания. Кроме группы «Nihilo» он выступает менеджером еще трёх групп схожего направления из Финляндии, США и Великобритании.

Кроме того, он еще и фотографВнешняя ссылка, видеорежиссер, философ и даже... музыкант-металлист, и все это делает его центральной фигурой на швейцарской металлической сцене. Интересных и неортодоксальных идей у него хватает. Например, для создания общего портрета группы «Nihilo» П. Хэберли нашел пещеру, под сводами которой он сумел добиться требовавшейся мрачной атмосферы, в прямом и переносном смысле, андеграунда. А вот видеоролик к синглу группы «InfectedВнешняя ссылка» он снимал в стиле фильмов про зомби в провинциальном городке Лангенталь с участием собственных друзей, а так же статистов-любителей.

«Тяжелой» музыкой Патрик Хэберли заразился в ранней юности от своего старшего брата, любимой группой которого был и остается великий коллектив «Dream TheatreВнешняя ссылка», играющей в стиле «прогрессивный металл». Огромное впечатление произвела на него способность этой группы быстро менять ритм, темп и стилистику композиций. «Я видел их вживую почти два десятка раз, одно время я просто преследовал их, ездил за ними на все их концерты», — рассказывает он. Однако потом он немного отошел от «прогрессивного» направления в тяжелом роке, выбрав собственный стиль и определившись с собственными предпочтениями.

Художественная провокация

Обычно под «настоящим металлом» принято понимать брутальных мужчин с дикими гривами, агрессивные ритмы, животно-трубный или искаженный фальцетный вокал, сопровождаемый глухо гремящими или резко воющими звуками гитар. В качестве культурного кода или художественной концепции такие коллективы используют, как правило, традиции, всходящие к европейскому готическому роману (Мэри Шелли и «Франкенштейн», роман, написанный, кстати, в Швейцарии«) или к американской традиции «мрачной» литературы в стиле детективного хоррора (Эдгар По).

Многие группы в этом жанре обыгрывают в своих названиях и в своей музыке элементы жестокости, насилия и даже дьявольщины, о чем свидетельствует их внешнее пристрастие к черепам, костям и капающей крови. Однако те, кто принимает дьявольский антураж за чистую монету, упускают из виду несколько важных вещей. Во-первых, все это есть ни что иное, как сценический образ. Во-вторых, за лохматыми металлистами на сцене скрываются творческие люди, которые вполне в состоянии сочувствовать и сострадать. Просто их задача состоит в том, чтобы дать адекватный акустический ответ на характерное для нашей эпохи повседневное насилие.

К этому добавляется, конечно, и надлежащая порция художественной провокации и протест против застывших художественных и творческих образов и норм. Таково, по крайней мере, мнение швейцарского журналиста и писателя Гиона Маттиаса Кавелти (Gion Mathias CaveltyВнешняя ссылка), вокалиста недавно созданной им команды «The Litterband». «Когда поешь, то ты превращаешься в зверя. И его криками ты разрушаешь космос. Во время пения тебя охватывает ни с чем не сравнимое ощущение, что ты превратился в какое-то анти-божество», - говорит он. 

Агрессию ищите в другом месте

Иного мнения придерживается Вольфганг Хаас (Wolfgang Haas), епископ швейцарского города Кур (Chur), а затем, с 1997 года, архиепископ г. Вадуц (Vaduz) в Княжестве Лихтенштейн. Его «алтарником» («министрантом»), кстати, был как раз Гион Маттиас Кавелти. Для В. Хааса «металл» однозначно является жанром сатанинским. «Посмотрите сами: все эти перевернутые кресты, голые монахини, этот жуткий "корпспейнт", характерный чёрно-белый грим, используемый исполнителями на концертах или выступлениях, алтари, черепа, и каждое третье слово „сатана“. Как можно относиться ко всему этому?», — спрашивает он. 

Больше «металла», хорошего и разного

«Металл» — это всего лишь общее понятие для области, которая сама подразделяется на различные более мелкие поджанры. Вот только неполный обзор: Heavy Metal, Black Metal, Speed Metal, Trash Metal, Death Metal, Melodic Death Metal, Doom Metal, Power Metal, True Metal, New/Nu Metal, Progressive Metal, Gothic Metal, Folk Metal, Pagan Metal, Celtic Metal или Symphonic Metal.

Существует джаз-металл и даже прогрессивный дэт-джаз-метал. К этому можно добавить такие синтетические явления в этой области, как, например, гpайндкор (grindcore) — экстремальное направление рок-музыки, название которого происходит от слова «grind» («молоть») и для которого характерен звук, построенный на атональных риффах, «размалывающе», «со скрежетом» переходящих из одного в другой.

Многие из жанров металла имеют комплексную структуру вокала, которая характеризуется многочисленными сменами тональности и ритма. Композиции исполняются в очень быстром темпе и с высокой точностью акцентировки.

Конец инфобокса

А вот Патрик Хэберли описывает музыкантов-металлистов как очень открытых, несложных и позитивных людей. «Они подчеркнуто приличны и открыты. Они очень тесно связаны между собой и поддерживают друг друга. Поэтому и работать с ними одно удовольствие». Кроме того, музыканты в стиле металл весьма миролюбивы.

«Когда недавно в СМИ утверждали, что фестиваль традиционной швейцарской борьбы на поясах „швинген“, прошедший летом 2013 года в городе Бургдорф (Burgdorf), стал самым большим, и при этом самым мирным в Европе мероприятием под открытым небом, то это вызвало у меня только улыбку», — говорит П. Хэберли. «Например, фестиваль музыки в стиле „металл“, который проходит регулярно в знаменитой деревушке Вакен (Wacken) недалеко от Гамбурга, является по числу посетителей куда более крупным культурным событием, нежели фестиваль в Бургдорфе, но при этом не менее мирным и спокойным!»

Не только для мужчин

Ив Пессина (Yves Pessina), программный директор широко известного в узких кругах франкоговорящей западной Швейцарии фестиваля «ParabôleВнешняя ссылка», согласен с этим. Каждый год он приглашает для участия в фестивале «металлические» группы как из Швейцарии, так и из-за рубежа. По его мнению, если кто и учиняет проблемы и сложности, то только не «великие и ужасные» люди с гитарами. Когда супруга Ива впервые решилась сходить с ним на один из «тяжелых» концертов, настроена она была весьма скептично.

«Однако ей пришлось с удивлением сделать вывод о том, что атмосфера тут была гораздо спокойнее и приятнее, чем даже на обычном рок-концерте! И это действительно так: на нашем фестивале никогда не было никаких проблем ни с музыкантами, ни с фанатами, ну, разве что, нам приходится иногда конфликтовать с посетителями, которые пытаются прорваться на концерты бесплатно», — рассказывает И. Пессина. Окончивший цюрихскую ВТШ специалист в области информатики и отец двоих детей, он особо ценит тот факт, что между «экстравагантным обликом музыкантов и абсолютно нормальными, любезными и мирными людьми, в которых они превращаются, покинув сцену, существует «дистанция огромного размера».

Гион Матиас Кавелти, напротив, не согласен с такой трактовкой. «Это вне сцены находится ненастоящий мир. Истинная реальность только на сцене. То, что находится вне сцены, меня не интересует», — заявляет он с убежденностью настоящего апологета. Не согласен он и с тем, что «металл» является культовым явлением «только для мужчин». «Мою первую тяжелую пластинку, а это был один из альбомов великой группы „Black Sabbath“, я, будучи совсем пацаном, нашел в мамином шкафу под тоннами пластинок с записями Петера Крауса (Peter Kraus) и Корнелии Фробесс (Cornelia Froboess), молодежных шлягерных идолов 1960-х годов (этаких немецких Льва Лещенко и Валентины Толкуновой — прим. ред.). Хорошенький же это был сюрприз для меня!»


Перевод с немецкого: Юлия Немченко при участии Игоря Петрова., swissinfo.ch


Гиперссылки

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×