Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Налоги Швейцарский финансовый центр и новые правила игры

За прошедшие месяцы Швейцария много сделала для повышения степени международной прозрачности своей налоговой системы. Речь идет, в частности, о переходе на режим автоматического обмена банковской информацией по счетам нерезидентов на основе новых стандартов ОЭСР, и о более жестких правилах, определяющих формат оказания правовой помощи по делам об уклонении от уплаты налогов. И тем не менее, сидеть в 2015 году сложа руки у Швейцарии не получится. Для укрепления своих позиций в качестве глобального финансового центра ей предстоит сделать еще очень много.

Деньги не пахнут? Или все-таки у них есть свой аромат? Вот уже несколько лет подряд германские таможенники используют на границе со Швейцарией специальных собак, наученных «вынюхивать» курьеров, перевозящих «черный нал». 

(Keystone)

В последние годы швейцарская финансовая система переживала непростой процесс трансформации. Традиционная модель швейцарской банковской тайны, в которой были заложены положения, легко позволявшие вкладчикам по своему усмотрению «оптимизировать» налоги, оказалась обреченной.

Один из таких принципов опирался на очень тонкое различение «налогового обмана» (обычно в этом случае имеет место фальсификация финансовых и налоговых документов) и «уклонения от налогов» (когда иностранные владельцы вкладов в швейцарских банках как бы «забывали» их задекларировать и сообщить о них «своим» налоговым органам). Обман считался в Швейцарии преступлением, а уклонение — нет. Оно рассматривалось в качестве административного правонарушения и было приравнено, фактически, к переходу улицы на красный свет.

Экономика и банки СтранаБанкиров

Швейцария богата потому, что тут много банков? Так ли это? Узнайте в нашем материале, какова роль банковского сектора в экономике Конфедерации. 

Но времена изменились, международное давление на Швейцарию, и прежде всего, со стороны ОЭСР, качественно усилилось, угрозы занести страну в разного рода «черные» или «серые» списки возымели свое действие. И если еще в 2008 году министр финансов Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц (Hans-Rudiolf Merz) утверждал, что «торг по вопросу швейцарской банковской тайны не просто неуместен, а просто-таки невозможен», то уже год спустя правительство страны было вынуждено сделать и уклонение от налогов уголовно наказуемым деянием.

Все – за прозрачность!

Сейчас в Швейцарии все — и правительство, и парламентское большинство, и отраслевое «Банкирское объединение» — выступают за то, чтобы превратить страну в современный, прозрачный и с налоговой точки зрения безупречный мировой финансовый центр. Мысль о том, что подобный центр не может быть построен на зыбком песке сомнительных налогово-финансовых схем, стала в настоящее время общим местом и никем уже серьезно не оспаривается.

Банковская тайна: хроника объявленной смерти

2008 год: член федерального кабинета министров Швейцарии и министр финансов Ханс-Рудольф Мерц (Hans-Rudolf Merz) заявляет: «Торг по вопросу швейцарской банковской тайны не просто неуместен, а просто-таки невозможен».

Март 2009 года: Правительство Швейцарии, Федеральный совет, вынуждено уступить давлению ОБСЕ и несколько ослабить режим швейцарской банковской тайны. 

Отныне правовая помощь Берном оказывается не только по делам о «налоговом обмане» (фальсификация документов), и в случае «уклонения от налогов» (вклады, владельцы которых «забыли» их задекларировать).

2011 год: Швейцария предлагает ввести модель, в соответствии с которой нерезиденты со вкладами в швейцарских банках могли бы, оставаясь анонимными, уплачивать налоговым органам «своих» стран «порасчетный налог». Однако Германия, главный торговый партнер Конфедерации, выступает против.

Июнь 2013 года: Федеральный совет заявляет, что готов сотрудничать с ОЭСР в деле разработки новых международных стандартов автоматического обмена банковской и налоговой информацией по счетам нерезидентов, но при этом он намерен «выставить и свои требования».

2014 год: Американский «Закон о налогообложении иностранных счетов» (FATCA) фактически отменяет швейцарскую банковскую тайну в отношениях между Берном и Вашингтоном.

Октябрь 2014 года: Примерно 100 стран согласились перейти на разработанные ОЭСР новые международные стандарты автоматического обмена банковской и налоговой информацией по счетам нерезидентов уже к 2017/2018 гг. 

Швейцария находится в числе этих стран, однако свое положительное решение должен по данной теме принять парламент. Не исключено, что это решение будет вынесено на всенародный референдум.

Конец инфобокса

Более того, раздаются голоса, что Швейцарии больше не нужно укрывать у себя беглые капиталы, так как и без банковской тайны она обладает качествами, делающими ее одной из самых привлекательных финансовых площадок мира, включая политическую стабильность, квалифицированный персонал, широкую палитру инвестиционных и иных легальных финансовых инструментов, твердую и устойчивую валюту.

Следующий важный этап наступит для Швейцарии в феврале 2015 года, когда ее финансовая система подвергнется проверке со стороны «Глобального форума ОЭСР по прозрачности и обмену налоговой информацией между юрисдикциями». И здесь Конфедерации еще есть над чем поработать. В отличие от других стран Европы, она пока отстает в плане совершенствования законодательства, регулирующего предоставление международной правовой помощи по налоговым делам, а также борьбу с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем.

Из-за этих недоработок Швейцария находится для ОЭСР все еще на «Стадии номер 1», деля этот «почетный» статус с такими странами, как Ботсвана, Ливан или Панама. Напомним, что странам, которые откажутся соответствовать новым положениям ОЭСР, грозит занесение в черный список нелегальных налоговых оазисов. В 2014 году швейцарский законодатель уже предпринял ряд важных шагов для исправление ситуации.

В частности, начиная с лета 2014 года, швейцарские банки больше не обязаны информировать своих иностранных клиентов в случае, если банк, опираясь на официальное ходатайство иностранного государства об оказании правовой помощи, передаст налоговым властям этого государства исчерпывающую информацию по счетам данного клиента. Право оставаться анонимными теряют и обладатели блокирующих пакетов акций. Начиная с прошлого года они должны официально регистрировать сделку по приобретению коммерческой компании.

Обмен информацией начиная с 2018 года

Введя все эти правовые новации, Швейцария в целом исполнила основные требования и учла главные претензии, выдвигавшиеся в ее адрес со стороны «Глобального Форума». Поэтому многие эксперты исходят из того, что в феврале, после упомянутой проверки, Швейцария сможет перейти в «Стадию номер 2», в рамках которой речь уже пойдет о конкретной реализации правовых положений, обеспечивающих как международную налоговую прозрачность страны, так и переход к новым стандартам оказания правовой помощи по налоговым деликтам в соответствии с нормами ОЭСР.

Здесь следует учитывать, что и сами эти нормы не оставались статичными, они развивалась и совершенствовались параллельно. В итоге в октябре 2014 года несколько десятков стран заявили о своем намерении перейти на новые стандарты межгосударственного автоматического обмена налоговой информацией и отменить режим банковской тайны в отношении счетов и вкладов нерезидентов. Из них 58 стран хотят сделать этот шаг уже 1 января 2017 года, еще 35 стран намерены подождать до 1 января года 2018-го.

Добилась своего

«В последние десятилетия Швейцария просто спала в оглоблях и пропустила все важнейшие международные тенденции в налоговой области», — убежден Петер Кунц (Peter V. Kunz), профессор Кафедры теории экономического права и сравнительного правоведения Бернского университета, в разговоре с информационным порталом swissinfo.ch.

Однако «примерно три года назад руководству страны вдруг стало ясно, что переход на режим автоматического обмена банковской информацией с иностранными государствами неизбежен. После чего Берн принял единственно верное решение, исходя из принципа, что „если не можешь остановить процесс, нужно его организовать и возглавить“. Ну, или хотя бы принять участие в формировании правового базиса этого процесса, тем более, что это гораздо дешевле, нежели потом заниматься подгонкой своего права под новые международные условия».

Так что Швейцарии «удалось в последнюю минуту вскочить на подножку уходящего поезда и интегрировать в новые налоговые стандарты ОЭСР свои собственные положения. Среди них, в частности, следует отметить принцип всеобщности и обязательного исполнения всеми странами ОЭСР данных стандартов, взаимный характер режима межгосударственного обмена банковской информацией, а также реализация строжайших норм в области защиты персональной информации. Все эти вопросы были, по настоянию Берна, учтены экспертами ОЭСР», — подчеркивает профессор П. Кунц.

С другой стороны, все это вовсе не означает, что работа сделана и теперь можно почивать на лаврах. «Швейцарии в качестве ведущего международного финансового центра предстоит еще многое сделать для того, чтобы адаптировать свою финансовую и налоговую систему к новым международным реалиям. А главное, нужно не соскакивать с того самого поезда, едва не уехавшего без Швейцарии, и внимательно наблюдать за развитием и без того довольно туманной ситуации, чтобы опять не пропустить какую-то важную правовую новацию».

Референдум возможен

Запланированный на 1 января 2018 года переход Швейцарии на режим автоматического обмена банковской информацией с иностранными государствами является с внутриполитической точки зрения весьма амбициозной задачей. Процессы соответствующих модернизации и адаптации швейцарского права будут очень сложными и трудоемкими, не говоря уже о том, что и в обществе страны, и в парламенте на эту тему наверняка будут вестись очень жесткие дебаты.

Финансы ОбменДанными

PLACEHOLDER

Швейцарии придется принять участие в глобальной игре по перетягиванию налогового каната и попытаться все-таки найти решение проблемы ухода от налогов в отношениях со своим главным контрагентом — Европейским союзом. В противном случае Берн рискует утратить позиции ведущего мирового финансового центра.

Начало формальных переговоров Швейцарии и Евросоюза по вопросу урегулирования налоговых споров и проблем ожидается уже в ближайшие месяцы. Брюссель будет стараться заменить ныне действующую, но довольно дырявую «Директиву ЕС о налоге на доход от сбережений» («EUSD») на более жесткую и действенную систему.

В ее основе будет находиться прицельная борьба с уклонением от уплаты налогов, причем главным чудо-средством должен стать режим автоматического обмена банковскими данными. Таким образом, на сцене уже все готово для спектакля под названием «Борьба финансовых титанов», драмы воистину шекспировского накала со всеми полагающимися ингредиентами, включая интриги, хитроумные комбинации, недоверие и попытки навязать другим правила, по которым самому действовать очень не хотелось бы.

Как считают эксперты, такой почти что полный тупик стал возможен благодаря возникшему за последние десятилетия настоящему глобальному лабиринту из всевозможных оффшоров, трастов и прочих структурированных финансовых продуктов с «рычажным действием». Ситуацию осложняет еще и тот факт, что источники доходов частных лиц могут находиться теперь где угодно и иметь какую угодно форму, например, форму процентов, набегающих на сберегательные счета, договоров пенсионного страхования, дивидендов от пакетов акций фирм или иных компаний, или же физическое лицо может получать доходы от продажи объектов недвижимости.

PLACEHOLDER

Правила — что дышло...

Для того, чтобы обойти дух и букву существующих сегодня в налоговой сфере законов и постановлений, достаточно применить пару очень простых процедурных фокусов. На это указывает Александр фон Хеерен (Alexandre von Heeren), президент «Швейцарской ассоциации трастовых компаний» («Swiss Association of Trust Companies» — «SATC»).

«Например, некоторые страны уже заявили во всеуслышание, что они, де, готовы пойти на автоматический обмен данными по счетам в банках, правда, при условии, что право принимать решения о том, что, кому, как и когда будет выдаваться, останется в распоряжении национальных судов», — подчеркнул он в интервью порталу swissinfo.ch. «Такое решение позволяет в судебном порядке обжаловать решение о выдаче банковских данных, что по сути будет затягивать процесс обмена этими данными на годы».

В Швейцарии как правительство (Федеральный совет), так и «SATC» убеждены в том, что есть только один способ не допустить, чтобы такие международные центры, специализирующиеся на управлении состояниями («asset management»), как Панама или Багамы, получили в свое распоряжение незаслуженные конкурентные преимущества, а именно, заставить их подчиняться общепринятым международным стандартам в области обмена банковской информацией.

«В противном случае, то есть если каждая страна будет сама определять такие стандарты, обязательно найдутся „умники“, которые догадаются интерпретировать даже очевидные вещи очень узко и консервативно, получая возможность передавать только очень небольшой объем информации, в то время как остальные будут вынуждены расплачиваться по полной программе и выдавать если и не всю информацию, то почти всю», — считает Александр фон Хеерен.

«Пыль в глаза»

Впрочем, многие наблюдатели и аналитики считают, что швейцарские протесты на счет того, что в случае, если, мол, Берн пойдет на уступки в сфере обмена информацией, то это укрепит позиции их нечестных конкурентов, — а это как раз те самые доводы, к которым еще так недавно прибегали Австрия и Люксембург, — являются только непродуктивной потерей времени и сил.

«Эти страны пытались вести двойную и тройную игру», — убежден Марк Моррис (Mark Morris), налоговый консультант из Цюриха, плотно сотрудничающий с Европейской Комиссией, в интервью порталу swissinfo. ch. «Все принимаемые сегодня изменения в действующих положениях, определяющих взимание налогов с финансовых источников, нацелены как раз на оффшорные фирмы, на трасты и фонды». Он с недоумением воспринимает тот факт, что «как раз те самые страны, которые громче всех жалуются на такого рода структуры, являются странами, в наибольшей степени тормозящие проведение реформ, цель которых взять все эти трасты и прочие структуры на короткий поводок».

Моррис относится к числу экспертов, подозревающих, что Швейцария всего лишь хочет выиграть себе дополнительное время с тем, чтобы заключить с как можно большим числом стран двусторонние соглашения о взимании налога с финансового источника, а точнее, с доходов по счетам нерезидентов, что дало бы возможность избежать перехода с этими странами к режиму автоматического обмена банковской информацией.

Правила налогообложения

Положения «Директивы ЕС о налоге на доход от сбережений» («EUSD») начали применяться в Швейцарии с начала 2005 года. Они обязывают, в частности, швейцарские банки, открывающие счета для граждан ЕС, взимать с этих счетов налог на финансовый источник и передавать его в распоряжение соответствующей страны.

Очень скоро, правда, стали очевидны многочисленные недостатки и слабости этого документа, в результате чего в 2008 году в силу вступила его вторая, дополненная и исправленная, версия. Изменения затронули трактовку самого понятия «Доход». Теперь под ним понимаются и платежи, поступившие в распоряжение физического лица в форме дивидендов.

Кроме того, в новой редакции были учтены меры, позволяющие более эффективно бороться с «прорехами», через которые от налогов уходили доходы, сгенерированные трастами, фондами и прочими «оффшорами». Новая редакция «EUSD» обязывает так же эти финансовые институты поименно указывать, кто производил выплату средств в доход физического лица (settlor), и кто конкретно является бенефициаром этих выплат.

Конец инфобокса

В этом смысле Западная Европа превратилась сейчас в пространство с тремя «скоростями», с которыми идет реформирование существующих правил борьбы с уклонением от налогов. В то время как ЕС в целом намерен хотя бы адаптировать эти правила к самым очевидным изменениям и новациям, заткнув самые большие прорехи, Германия, Великобритания, Франция, Италия и Испания хотят пойти еще дальше, образовав группу стран, настаивающих на введении автоматического режима обмена банковской информацией.

Что же касается Австрии и Люксембурга, которые еще недавно столь упорно стремились сохранить свою банковскую тайну в прежнем виде, то они, как видно, осознали, что давление, которое оказывается на них в налоговой области, слишком велико. Они уже готовы сдаться, вот только Австрия пока упорно указывает на то, что все правовые новации в сфере борьбы с уклонением от налогов она введет у себя только после того, как тоже самое сделает Швейцария. Тем самым накануне начала переговоров Берна и Брюсселя Вена, фактически, оказывает на Швейцарию дополнительное давление, осложняя ее позиции.

…а отступать некуда.

Впрочем, пока что и само начало этих переговоров не выглядит делом до конца решенным. Швейцарское правительство, Федеральный совет, еще должно получить на ведение налогового диалога с ЕС благословение парламента. Вполне вероятно, что в обмен на согласие Швейцарии с изменениями в положениях, определяющих формат взимания налога с финансового источника, депутаты потребуют для швейцарских банков облегченного доступа на европейский рынок финансовых услуг. Налоговый еврокомиссар Альгирдас Семета (Algirdas Semeta) в июне текущего года уже посещал Берн и решительно отверг возможность такого размена. Однако в последние месяцы Швейцария и так пошла на очень большие уступки, и, как кажется, она тоже готова провести свою «красную линию», отступать за которую она уже не готова ни при каких обстоятельствах.

Правда недавно и Николя Пиктет (Nicolas Pictet), президент влиятельного «Объединения швейцарских частных банкиров» («Vereinigung schweizerischer Privatbankiers»), и авторы опубликованного в июне этого года независимого аналитического доклада, написанного по заказу и по поручению Федерального совета, правительства страны, уже высказались в пользу перехода от системы взимания налога на финансовый источник к системе автоматического обмена банковской информацией. Однако министр финансов Швейцарии Эвелин Видмер-Шлумпф (Eveline Widmer-Schlumpf) несколько раз с тех пор повторила, что такой переход случится только тогда, когда Швейцария убедится в том, что системой автоматического обмена налоговой и банковской информации охвачены все без исключения финансовые центры мира.

«Конкретно это означает, что и компании трастового характера должны будут обеспечить полную прозрачность в том, что касается их деятельности», — заявила министр в апреле этого года в рамках конференции членов «Международного валютного фонда» («IWF»). «Если мы не будем поименно знать всех партнеров и бенефициаров таких финансовых конструктов, то автоматический обмен информацией не даст нам ровным счетом ничего».

Ожидается, что уже в январе 2015 года Федеральный совет представит на рассмотрение партий, заинтересованных отраслевых объединений, профсоюзов и кантонов весь пакет предполагаемых правовых изменений. Эксперты исходят из того, что уже до конца текущего года парламент соберется с силами и четко обозначит свою позицию, выступив, разумеется, в пользу перехода на режим автоматического обмена банковской информацией.

А потом начнется самое интересное. Напомним, что, в соответствии со швейцарским правом, с момента принятия такого решения начнет вестись отсчет ста дней, в течение которых любое объединение, движение, партия или даже отдельный гражданин имеют право инициировать общенациональный референдум на данную тему. И если референдум все-таки будет организован — а это, скорее всего, так и произойдет — то тогда голосование по вопросу перехода к автоматическому обмену банковскими данными может состояться уже во второй половине 2017 года.

И покаются грешники... налоговые

Но пока, до момента окончательного перехода на новый налоговый режим, у иностранцев, имеющих на счетах в Швейцарии незадекларированные капиталы, остаются две возможности: либо «выйти на свет» и легализовать все свои деньги, либо перевести их в какую-то другую юрисдикцию. В связи с этом в последние месяцы швейцарские банки провели специальную и кропотливую работу с тем, что сделать для своих клиентов обе эти опции как можно более привлекательными.

Помогли со своей стороны и важнейшие партнеры Швейцарии, в первую очередь, Германия, а также Франция и некоторые другие страны, власти которых обратились ко всем своим гражданам, потенциальным «налоговым грешникам», с призывом окончательно решить все свои открытые вопросы в отношениях с родным фиском.

В подтверждение серьезности своих намерений эти государства запустили где более, а где менее щедрые программы налоговой амнистии. В Германии, например, такая программа будет действовать еще весь 2015 год. По ее окончании налоговым «уклонистам» грозять штрафы, причем куда более высокие, чем раньше, до начала программы амнистии.  

Навстречу G20 Обменданными2

PLACEHOLDER

Глобальный поход против технологий увода от налогов состояний и активов привел к тому, что между швейцарскими банковской тайной и сыром возникло сходство: все они украшены заметными дырами. Однако на дальнейшие уступки Берн не идет, требуя, чтобы вся мировая финансовая отрасль, а не только швейцарские банки, подчинялись общим прозрачным правилам. Но стоит ли делать это?

Критики в Швейцарии указывают, что требования Берна создать новые глобальные прозрачные правила деятельности трастов и иных финансовых институтов приводят только к ненужной трате времени. Даже совершенно независимые сторонники налоговых реформ признают, что такая правовая форма как траст сумела практически без потерь пережить все обрушившиеся на нее регуляторные и законодательные бури, и что бороться с ней не стоит.

«До недавнего времени швейцарская банковская тайна весьма отличалась от многочисленных форматов сохранения банковских секретов, действовавших в англосаксонском мире», - говорит Маркус Майнцер (Markus Meinzer), консультант германского отделения известной британской НКО «Tax Justice Network». И теперь в Швейцарии существует опасение, что в случае, если Конфедерация и в самом деле перейдет в отношениях с другими странами к режиму автоматического обмена банковскими данными по счетам нерезидентов, то состояния и активы из её банков начнут мигрировать в сторону разного рода оффшорных конструктов.

Ведь до сих пор абсолютная банковская конфиденциальность остается важнейшим элементом частной жизни для многих состоятельных людей, стремящихся уберечь свои состояния от нестабильной политической ситуации, бывших жен или мужей, от конкурентов по бизнесу или же алчных членов собственных семей.

Впрочем, точно такой же логикой руководствуется и другая сторона, а именно, налоговые органы и ведомства. Непрозрачные деловые структуры и практики, характерные для таких правовых форм, как трасты и холдинги, оказались под прицелом уже очень многих правительств. Новые и более жесткие положения регулятора призваны пролить более детальный свет на потаенный бизнес, связанный с управлением частными состояниями.

Трасты

Корни такой системы как «трасты» можно найти в Великобритании уже в 13 веке, когда английские короли, возвращаясь с богатой добычей из крестовых походов, искали достойных доверия лиц с тем, чтобы передать им задачу управления всем, что было нажито «непосильным трудом».

В настоящее время доверительная собственность (или траст — от англ. trust) формулируется в общем праве в качестве системы отношений, при которой имущество, первоначально принадлежащее учредителю, передается в распоряжение доверительного собственника (управляющего или попечителя), но доход с него получают выгодоприобретатели (бенефициары).

Учредитель (который может одновременно быть и выгодоприобретателем и/или управляющим) в рамках специального соглашения передает принадлежащие ему ценности под контроль попечителя, который обязан совершать с ними операции, приносящие выгодоприобретателям максимальную прибыль, или соответствующие другим инструкциям учредителя.

Трасты проявили себя особенно полезными инструментами управления имуществом и активами, разбросанными далеко по миру, находящимися в разных странах, или для урегулирования связанных с данной собственностью процессов, например, наследования.

Особенность траста как формы держания собственности состоит в том, что имущество траста не принадлежит ни учредителю (он теряет право собственности на него с момента передачи имущества управляющему), ни управляющему (он только управляет этим имуществом и является формальным держателем титула на имущество), ни бенефициарам до даты прекращения траста.

Можно сказать, что траст — это самостоятельный собственник, неразрывно связанный с его создателем (учредителем траста) и выгодоприобретателями, но не идентичный с ним. Поэтому в 20 веке трасты стали еще и методом легального разделения лица и его активов с целью минимизировать налоговую нагрузку на данное лицо.

Конец инфобокса

Поскрести по поверхности

Известный американский закон «FATCA» («Foreign Account Tax Compliance Act»), а также «Директивы ЕС о налоге на доход от сбережений» («EUSD») уже сейчас дают возможность понять, в какую сторону дует ветер. Даже Великобритания, которая считается страной, собственно изобретшей такую форму ведения финансового бизнеса, как траст, требует от своих «куриц, несущих золотые яйца», разбросанных по миру от о. Джерси до Виргинских островов, большей финансовой прозрачности.

«Новые положения регулятора идут верным путем», - указывает Джон Кристенсен (John Christensen), директор НКО «Tax Justice Networks». И, тем не менее, даже они сегодня только скребут по поверхности проблемы. «Все эти ужесточения сродни лоскутному, а, кроме того, довольно-таки дырявому, одеялу», - говорит он в интервью порталу swissinfo.ch.

По его мнению, сейчас совершенно еще не понятно, сможет ли тот же закон FATCA решить проблему бегства от налогов, с учетом того, что все законодательные акты такого рода всегда подвергаются бесконечным поправкам, и в рамках разных правоприменительных практик они имеют разную степень действенности и эффективности.

«Оценивая нынешнюю обстановку, я бы посоветовал клиентам, желающим не попадаться лишний раз на глаза своим налоговым органам, выбрать для размещения своих активов какой-нибудь оффшорный траст», - говорит он.

Бенефициар – покажи личико!

Маркус Майнцер считает необходимым создание общественного реестра, в котором бы содержались все персональные данные всех бенефициаров таких трастов. Только при этом условии все запланированные нормативные и регулятивные ужесточения будут действительно эффективными мерами по борьбе с уклонением от уплаты налогов. «Без таких реестров мы рискуем получить в руки изящный пакет новейших постановлений и указаний, цена которых не превышала бы цены бумаги, на которой они были бы написаны», - убежден М. Майнцер.

Как он, так и Д. Кристенсен подчеркивают, что новые правила ЕС по взиманию налогов с процентов на вклады и депозиты, известные с 2008 года, но еще не вступившие в законную силу, смогут привести к выравниванию позиций и шансов между частными банками и трастами, а все потому, что финансовые структуры, ранее предпочитавшие жить в тени, будут вынуждены повысить степень прозрачности своего бизнеса.

Что же касается Швейцарии, то, вместо того, чтобы указывать на организованные на основе англосаксонского права трасты как на причину собственных проблем, она должна была бы согласиться с переходом к расширенному обмену информацией в налоговой сфере. В этом оба эксперта убеждены безусловно. Тем самым Швейцария внесла бы свой заметный вклад в предпринимаемые повсюду усилия с целью отмыть глобальный финансовый сектор – если уж не до бела, то хотя бы до приличного состояния.

Однако сейчас, как кажется, Швейцария практически не готова к тому, чтобы сделать здесь первый шаг. Она требует введения международных минимальных стандартов прозрачности банковского сектора, в том числе и в первую очередь в области обмена финансовой информацией и личными данными клиентов. Так, например, недавно министр финансов Швейцарии Эвелинн Видмер-Шлумпф (Eveline Widmer-Schlumpf) во всеуслышание призвала ввести по всему миру более жесткие регулятивы именно для трастов, «фирм-пустышек», «шелл-компаний» и прочих скромных и незаметных финансовых структур.

Принимая участие в саммите «G20» в Вашингтоне в апреле этого года, министр подкрепила такую швейцарскую позицию ссылками на двойные стандарты, существующие, де, в области регулирования деятельности оффшорных структур, основанных на англосаксонском праве.

«Многие страны еще должны значительно улучшить у себя шансы и возможности идентификации бенефициаров таких финансовых институтов», - потребовала швейцарская министр. Обнародование в апреле этого года серьезного массива данных по таким бенефициарам (так называемый «Offshore Leaks») в какой-то степени внес ясность не только в то, как функционируют трасты и фирмы-пустышки, но и в то, как они дружно сотрудничают с банками, управляющими компаниями, юристами, аудиторскими фирмами и т.д.

PLACEHOLDER

Организовать и возглавить…

Нередки были во всех этих публикациях и упоминания случаев уклонения или ухода от налогов, напрямую связанные с персонами из Швейцарии, переправившими свои активы за океан в какие-нибудь оффшорные компании, поручив им управлять этими состояниями и преумножать их.

Александр фон Хеерен (Alexandre von Heeren), президент «Швейцарской ассоциации трастовых компаний» («Swiss Association of Trust Companies» — «SATC»), считает, что именно недостаточно эффективные предписания швейцарского регулятора ведут к тому, что небольшое количество «паршивых овец» имеет возможность вести себя нечестно по отношению к обществу и вообще неэтично.

«К сожалению сложилось так, что «трасты» однозначно воспринимаются сейчас в сознании людей в качестве структур, специально созданных для того, чтобы иметь возможность укрывать свои состояния от налогов», - указывает он. «А ведь на самом-то деле трасты по сути своей не имеют никакого отношения ко всем этим играм в финансовые прятки».

Вместо того, чтобы критиковать трасты, так сказать, с позиции судьи у боковой линии, Швейцария должна была бы принять этот сегмент мировой финансовой индустрии с распростертыми объятиями. Именно за это и агитируют сейчас в швейцарском парламенте демохристиане и другие представители бюргерского политического лагеря. Они требуют принять в Швейцарии закон, который позволял бы трастам в полной мере работать на территории Конфедерации.

Правительство страны, Федеральный совет, отклонило это требование, указывая на то, что такого рода закон мог бы бросить дополнительный негативный свет на весь швейцарский финансовый сектор. «Правительство не желает заниматься этим вопросом, считая его слишком для себя «жгучим», - говорит А. фон Хеерен. «Оно надеется, что все само собой как-то решится. Однако этого не случится и трасты никуда не исчезнут».

В итоге, по состоянию на конец ноября 2014 года, только в Германии добровольно заявили на себя в налоговые органы примерно 35 тыс. граждан. Эти данные были приведены недавно в немецкой газете «Welt am Sonntag». Для сравнения, в 2013 году в Германии к такому методу прибегли только 24 тыс. человек.

ФАТКА, наброшенная на швейцарские банки

В отношениях же с США Швейцария уже окончательно и полностью отказалась от принципа банковской тайны. Произошло это, если быть точным, 1 июля 2014 года, когда в Швейцарии вошли в силу положения американского «Закона о налогообложении иностранных счетов» (FATCA). Этот закон предполагает переход на полностью автоматический режим обмена банковской информацией по счетам нерезидентов, граждан США, в банках Швейцарии.

Это означает, что после того, как такой гражданин открывает в швейцарском банке счет, данный банк обязан, не дожидаясь каких-либо запросов или ходатайств из-за океана, по собственной инициативе сообщить налоговым властям США всю информацию по данному счету. Напомним, однако, что эпоха налоговых споров и разногласий между США и Швейцарией пока еще не завершена окончательно.

На межгосударственном уровне, с вхождением в Конфедерации в силу положений FATCA, все вроде бы пришло в норму. Однако в области частного банковского дела решены далеко еще не все вопросы. Так, в частности, власти США продолжают официально подозревать примерно 40 швейцарских банков в том, что они оказывали гражданам США помощь в уклонении от уплаты налогов.

В связи с этим американские налоговики продолжают где менее, а где и более грубо, выкручивать этим банкам руки и требовать от них предоставления всей необходимой информации по возможным американским налоговым «уклонистам». Предполагается, что завершения этого процесса и принятия решения о суммах штрафов, которые эти банки будут обязаны выплатить в казну США, следует ожидать не ранее весны 2015 года.

Прочь из Швейцарии?

Далек от разрешения вопрос незадекларированных денег на счетах в швейцарских банках в отношениях с Италией. В ноябре 2014 года итальянский парламент принял решение запустить, предположительно в первых числах января нового 2015 года, схожую с немецкой программу «налоговой амнистии».

После начала работы этой программы Швейцария будет иметь 60 дней для того, чтобы заключить, наконец, с Римом новый договор об избежании двойного налогообложения, в котором предусматривалась бы возможность оказания Швейцарией Италии правовой помощи по налоговым и иным схожим деликтам, причем в полном соответствии с новыми стандартами ОЭСР.

Переговоры по данному документу между Римом и Берном идут уже два с половиной года, и швейцарская сторона очень рассчитывает на то, что в 2015 году этот переговорный марафон наконец-то вырулит на финишную прямую. Сколько же всего в Швейцарии в настоящее время спрятано «черных» капиталов, принадлежащих иностранцам? Какой-либо обобщающей статистики по данному вопросу, как легко можно понять, не существует в природе.

Эксперты исходят сейчас из того, что, сколь бы высока ни была эта сумма, большая часть ее уже либо прошла процедуру легализации, либо же была выведена из Швейцарии и депонирована на территории иных юрисдикций, пока еще предоставляющих иностранным клиентам режим полноценной банковской тайны.


Перевод с немецкого языка и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта