Navigation

Оказывает ли Билл Гейтс слишком большое влияние на ВОЗ?

«Фонд Билла и Мелинды Гейтс» стал вторым по величине донором Всемирной организации здравоохранения. Не оказывает ли основатель Microsoft слишком большое влияние на ВОЗ? Keystone / Gian Ehrenzeller

Фонд Билла и Мелинды Гейтс стал вторым по величине донором Всемирной организации здравоохранения. Не оказывает ли основатель Microsoft слишком большое влияние на ВОЗ. 

Этот контент был опубликован 07 мая 2021 года - 09:00

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров.

На предстоящей Ассамблее ВОЗ, которая начнется 24 мая 2021 года в Женеве, наверняка будут звучать призывы к реформам, особенно в свете пандемии. Одним из вопросов, уже сейчас находящихся в центре внимания, является порядок финансирования ВОЗ и роль частного бизнеса, прежде всего Фонда Билла и Мелинды Гейтс, который в настоящее время является вторым по величине донором ВОЗ.

Вообще-то первую скрипку во Всемирной организации здравоохранения ООН играют ее государства-члены, которые, собственно, и выделяют средства в ее бюджет, но при этом она в значительной степени вынужденно полагается и на частных доноров. Одним из них является Фонд Билла и Мелинды Гейтс, который на сегодняшний день является крупнейшим частным плательщиком взносов в доход ВОЗ. На его долю приходится сейчас около 10% ее бюджета. Больше платит только правительство США, и если бы США вышли из организации, как когда-то угрожала администрация Дональда Трампа, то тогда бы ВОЗ оказалась в беспрецедентном положении, когда частный Фонд Гейтса был бы ее основным и главным донором.

«Без его ресурсов многие глобальные цели в области здравоохранения оказались бы под угрозой, например искоренение полиомиелита», — говорит Лоуренс Гостин (Lawrence Gostin), декан Института национального и глобального права в области здравоохранения имени О’Нила при Джорджтаунском университете в США (Faculty Director of the O’Neill Institute for National and Global Health Law at Georgetown University), а также директор Центра-партнёра ВОЗ по Национальному и глобальному законодательству в области здравоохранения (WHO’s Collaborating Centre on National and Global Health Law). В целом он позитивно оценивает «щедрость и изобретательность» таких благотворительных организаций, как Фонд Гейтса. 

При этом он все равно выражает определенную обеспокоенность по поводу «чрезмерной зависимости ВОЗ от частных пожертвований. Большая часть финансирования, предоставляемого Гейтсом в распоряжении ВОЗ, привязана к конкретным планам его же собственного Фонда. А это означает, что ВОЗ фактически сама не может уже определять приоритеты в области глобального здравоохранения и что она находится в зависимости от произвола частного бизнес-субъекта. Ведь понятно, что, в отличие от национальных государств, Фонд Гейтса никем не избирался и ни о какой демократической подотчетности тут речи быть не может», — подчеркивает Лоуренс Гостин.

Слишком большое влияние?

Крис Элиас (Chris Elias), руководитель Отдела глобального развития Фонда Гейтса (Gates Foundation’s Global Development Division), признает, что вот уже на протяжении многих лет в мире «возникают опасения и критика, связанные с нашим влиянием в ВОЗ. Но, я думаю, тут важно понимать, что у ВОЗ есть глобальная программа деятельности, формируют которую и принимают государства-члены Организации. У нас как Фонда есть своя стратегия, которая разрабатывается и контролируется нашим Советом директоров. Мы поддерживаем те области глобальной деятельности ВОЗ, которые соответствуют нашей стратегии. И только потому мы в результате и стали вторым крупнейшим спонсором Всемирной организации здравоохранения».

Он согласен с тем, что в итоге могут возникать диспропорции, когда «некоторые подразделения ВОЗ поддерживаются финансами лучше, чем другие. И это очевидная уязвимость, на которую руководящим органам ВОЗ необходимо с целью ее устранения обратить особое внимание. Мы же сами не можем иметь сравнимую глобальную программу работы по примеру ВОЗ». Очевидно, что при этом многие приоритеты действительно пересекаются, например, когда речь идет об искоренении полиомиелита или о проблемах иммунизации. Но при этом такие долговременные цели, как укрепление систем здравоохранения в развивающихся странах, то есть цели, скорость и степень реализации которых вполне можно точно измерить и оценить, страдают от недофинансирования. 

«Эта обеспокоенность подтверждается документально», — говорит Линси МакГой (Linsey McGoey), профессор социологии Эссекского университета в Великобритании, написавшая книгу No Such Thing as a Free Gift: The Gates Foundation and the Price of Philanthropy («Бесплатный сыр: Фонд Гейтса и цена филантропии», неофициальный перевод наш, — прим. ред. рус. ). Она считает, что Билл Гейтс идеологически заинтересован в получении измеримых результатов в самые короткие сроки, чтобы наглядно показать, что «филантропия миллиардеров» работает на общую пользу. «Я думаю, что он лично заинтересован в быстрых результатах, потому что это помогает укрепить его собственную репутацию», — говорит Линси МакГой.

Некоторые международные чиновники сферы здравоохранения не согласны с приоритетами Гейтса, но критиковать его они не хотят, опасаясь потерять его поддержку. Такого рода самоцензура стала настолько распространенной, что уже ее даже с легкой руки New York Times окрестили «холодом Билла» (Bill Chill, заметна отсылка к названию известного фильма К. Тарантино «Убить Билла», — прим. ред. рус.). Тем не менее новаторская роль Фонда Гейтса в решении задачи по достижению «глобального равенства в области здравоохранения» широко признана во всем мире, Фонд стал ключевым игроком в противодействии пандемии Covid-19, сыграв важную роль в создании альянса COVAX (Глобальный доступ к вакцинам от COVID-19), который призван гарантировать, что ни одна страна не останется в стороне от иммунизации против коронавируса. 

Фонд также финансирует Gavi (Вакцинационный Альянс) и Коалицию в поддержку инноваций в области готовности к эпидемиям (Coalition for Epidemic Preparedness Innovations CEPI), которые Билл Гейтс помог основать, а COVAX он возглавляет совместно с ВОЗ. По данным New York TimesВнешняя ссылка, ВОЗ хотела взять на себя более активную роль в COVAX, но ее Фонд Гейтса мягко оттеснил в сторону. «Да, я слышал об этом», — говорит Лоуренс Гостин. — И если это правда, то это было бы очень печально, поскольку именно ВОЗ должна играть ведущую роль в мире в области борьбы с пандемией». Но он говорит, что «важно признать, что такие фонды, как Фонд Гейтса, предоставляют не только деньги, но также и креативное ноу хау. В общем зачете Фонд является мощной силой на стороне добра».

Защита патентов?

Линси МакГой не согласна. Она приводит в пример факт активной защиты Биллом Гейтсом патентов на передовые препараты и указывает на его упорное сопротивление предложению отказаться от ряда защищенных патентов на вакцины от Covid-19. В настоящее время во Всемирной торговой организации ВТО рассматривается предложение, внесенное Южной Африкой и Индией, о полном снятии патентной защиты на вакцины от коронавируса, что могло бы «способствовать увеличению объемов глобального производства вакцин и облегчить их трансфер в бедные страны». Но глобальный бизнес, а также некоторые страны, включая Швейцарию и США, не согласны с такой перспективой.

«Конечно, сам глава ВОЗ высказался в поддержку отказа от патентов. Но ему не удалось убедить в этом г-на Гейтса. Так к кому же в итоге прислушивается мистер Гейтс? Наверное, не к главе ВОЗ или ВТО, а к себе самому и к своему собственному авторитету — и это вовсе не то, на что мы надеемся как мировое сообщество. С другой стороны, его заинтересованность в целом в защите патентной системы как таковой не удивительна, ведь на ней было построено его собственное состояние». Как убеждена Линси МакГой, стратегия Билла Гейтса продиктована не столько даже деньгами, сколько его верой в то, что рынок лучше знает, как должны строиться и функционировать взаимоотношения между производителями лекарственных препаратов, коммерческими компаниями и различными поставщиками медицинских услуг. 

«Он просто полностью убежден, что бизнес-сообщество — это наилучший партнер, когда речь идет о достижении конкретной цели. Часто бизнес действительно добивается многого, но это имеет в том числе и негативные последствия, когда речь идет о доступности лекарств, о ценообразовании, а иногда речь идет даже о проектах, которые реально рискуют здоровьем людей, особенно если эти проекты обещают дать экономическую выгоду. Поэтому, как я уже неоднократно утверждала, Билл Гейтс просто не понимает, что на свете существует конфликт между частным коммерческим интересом и интересами общественного здравоохранения, и он намерен и дальше действовать так, как будто этого конфликта в природе не существует».

Линси МакГой считает, что все это уже было очевидно в случае с антиретровирусными препаратами для лечения ВИЧ/СПИД, однако тематика, связанная с препаратами от Covid-19 как бы «искупила» в глазах общественности все его прошлые грехи. Однако данный конфликт существует и сейчас. «Его можно проиллюстрировать на примере того, как фармацевтические компании, обладающие эксклюзивными правами на производство вакцин, упорно отказываются снимать патентную защиту на свою продукцию. Если бы такого конфликта не было, то компании могли бы просто смягчить условия приобретения патентов. Но они не делают даже этого».

Финансовые перспективы 

Но почему вообще ВОЗ так зависит от денег Билла Гейтса? «У нее нет другого выбора, кроме как полагаться на финансирование из кармана таких, как он. Обязательные взносы государств в бюджет ВОЗ не повышались уже в течение многих лет, и сегодня эти взносы совершенно несопоставимы с глобальным масштабом задач, стоящих перед ВОЗ в соответствии с ее мандатом», — говорит Л. Гостин. ВОЗ признает эту проблему и говорит, что пытается что-то с ней делать. «С точки зрения финансирования самой большой проблемой, с которой сталкивается ВОЗ, является отсутствие источников достаточного устойчивого финансирования, — говорится в письменном ответе ВОЗ на запрос портала SWI Swissinfo. — Это ставит ВОЗ в положение чрезмерной зависимости от основных доноров — причем доноров всех типов — а как раз отсутствия гибкости в части финансирования и мешает ВОЗ выполнять свой мандат надлежащим образом». 

Признавая эту системную проблему, государства-члены ВОЗ создали Рабочую группуВнешняя ссылка для рассмотрения все этих и иных жизненно важных вопросов и для подготовки рекомендаций Исполнительному совету ВОЗ, сессия которого намечена на начало 2022 года. «Тот факт, что Всемирная организация здравоохранения от своих государств-членов получает только около 23% своего бюджета и поэтому просто вынуждена остальные три четверти формировать за счет добровольных взносов, является огромной уязвимостью. Каждый год государства-члены нагружают ВОЗ все большим количеством работы, притом что в течение последних 20 лет бюджет ВОЗ фактически остается неизменным. 

Внешний контент

На это обращал внимания даже представитель самого Фонда Гейтса Крис Элиас во время прошедшего недавно в Женеве вебинараВнешняя ссылка, организованного авторитетным женевским Graduate Institute. «В идеале государства-члены должны сами полностью финансировать ВОЗ, и тогда ей в теории не нужны были бы ресурсы таких доноров, как Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Лоуренс Гостин говорит, что хотел бы увидеть по итогам очередной годовой Ассамблеи ВОЗ две вещи: значительное увеличение обязательных взносов государств в бюджет ВОЗ, а также план работы, по итогам которой частные фонды были бы обязаны увеличить долю своих средств, идущих не на целевые проекты, но прямо в бюджет ВОЗ с тем, чтобы Организация потом сама использовала эти средства по своему усмотрению. 

Представитель Фонда Гейтса на упомянутом вебинаре более реалистичен: он понимает, что государства «не смогут в одночасье увеличить свои взносы, но я думаю, что им необходимо будет продумать путь к более надежному финансированию ВОЗ, в том числе в формате постепенного, со временем, увеличения своих платежей». Линси МакГой говорит, что у государств-членов есть деньги, и они должны сделать свой шаг. «У них действительно есть деньги, которые можно было бы направить в бюджет ВОЗ, за счет чего они сами могли бы сократить статью расходов своих собственных национальных бюджетов, идущих в том числе на ликвидацию последствий пандемии. В будущем нас ждут новые пандемии, они никуда не исчезнут. Поэтому в интересах стран увеличить финансирование ВОЗ, этой далеко не идеальной, но, безусловно, необходимой сегодня организации».

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.