Швейцарская юстиция готовится к цифровой революции

Система швейцарского правосудия начнет скоро функционировать в цифровом формате, больше не будет ни гор досье, ни моря бумаг. На фото: дело о контрабанде сигарет в Федеральном уголовном суде Швейцарии, г. Беллинцона, 2009 г. Keystone / Karl Mathis

Швейцария приступила к реализации гигантского проекта: она оцифровывает всю свою систему правосудия. При этом она опирается на известный рецепт: умные люди учатся на своих ошибках, а мудрые — на чужих! И что удивительно: проект перевода юстиции страны на электронные рельсы практически никто не критикует.

Этот контент был опубликован 06 марта 2020 года - 11:00
Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

Это и в самом деле грандиозный проект, ведь вся швейцарская судебная система должна быть оцифрована и переведена на новый формат уже к 2026 году. Реформа затронет все федеральные и кантональные суды, кантональные прокуратуры и Федеральную прокуратуру, а также сферу исполнения наказаний. В дальнейшем вся юридическая переписка и все соответствующие контакты будут осуществляться только в электронном виде централизованно через единый портал государственных услуг в области юриспруденции по адресу www.justitia.swiss.

Оцифрованы будут и контакты сторон судебных процессов, включая всю коммуникацию между судьями, адвокатами, прокурорами и правоохранительными органами. Вся она в обязательном порядке будет осуществляться только в электронном виде. Под реформу готовится и соответствующая правовая база.

Швейцария медленно запрягает

В других странах похожие процессы начались раньше и проходили быстрее. В Бразилии, например, еще в 2005 году был принят законодательный акт, в рамках которого стало возможным все судебно-юридические процессы перевести на цифру. Европейские страны, прежде всего Дания, Германия и Австрия, также в оцифровке системы правосудия продвинулись уже довольно далеко вперед.

«В Швейцарии мы двигаемся медленнее, потому что тут нельзя ничего спустить сверху и всем приказать: необходимо иметь согласие всех задействованных сторон, включая федеральный центр и субъекты федерации», — объясняет профессор права из Цюрихского университета Андреас Глазер (Andreas Glaser). И тот факт, что все органы власти и суды всех кантонов и федерального правительства смогли-таки собраться и выработать единую позицию в области цифрового правосудия, уже может считаться по швейцарским меркам настоящим чудом, потому что достаточно одному кантону сказать «нет» — и весь проект можно будет отправлять в мусорную корзину.

Йенс Писберген (Jens Piesbergen), курирующий руководитель проекта Justitia 4.0, также признает, что Швейцария, при всех скидках на федерализм, отстала и теперь должна наверстывать упущенное. «Может быть, все это происходит из-за швейцарского менталитета. Мы не всегда и не везде бываем самыми первыми и самыми быстрыми». Но у этого обстоятельства есть и одно решающее преимущество. «Мы смогли на практике увидеть, как идут дела в других странах, например в Германии, Австрии, Дании, в странах Балтии, в Шотландии, Франции, Испании, Италии и Лихтенштейне. Мы учимся на чужих ошибках и сами стараемся их избегать. Хотя не исключено, что мы наделаем своих собственных ошибок», — говорит Й. Писберген.

Электронное правосудие возражений не вызывает

Удивительно, но в отличие от электронного голосования, которое было похоронено по соображениям безопасности, планы перевода национальной юстиции на электронные рельсы особой критики ни у кого не вызывают. Депутат парламента Швейцарии Франц Грютер (Franz Grüter), который вместе с другими своими соратниками запускал в свое время народную инициативу с предложением ввести мораторий в области проектов электронного голосования, идею электронного правосудия поддерживает целиком и полностью. Почему, собственно?

«Электронное голосование и электронное правосудие — это два совершенно разных проекта с совершенно разными исходными ситуациями, — указал он в разговоре с порталом swissinfo.ch. — В случае с электронным голосованием речь идет о том, можем ли мы доверять тем, кто осуществляет подсчет голосов. Отсутствие гарантии честных выборов наносит удар по всему обществу, по его базовым основам», — объясняет Франц Грютер. Само собой разумеется, что требования к безопасности процессов в рамках «электронной юстиции» так же должны быть установлены на очень высоком уровне. «Однако проблемы в этой области нельзя даже и сравнивать с негативными последствиями, к которым может привести сфальсифицированная система электронного голосования».

Профессор Андреас Глазер согласен. «Электронное голосование непосредственно влияет на самую широкую общественность, ведь нет ничего хуже для демократии и ее репутации, чем фальсификация итогов голосований или выборов. Электронное же правосудие касается прежде всего индивидуальной сферы. Конечно, утечка конфиденциальной судебной информации — это всегда драматично. Но случись это, и затронутыми окажутся только отдельные лица, которым всегда можно выплатить компенсацию за ущерб. Точно такой же логике следовали и цифровые реформы в области банковского дела и в сфере подачи налоговых деклараций. В Швейцарии все эти процессы давно оцифрованы и пока особых проблем тут нет».

«Разумеется, электронное правосудие также отчасти вызывает споры, особенно в экспертных и научных кругах, — говорит Йенс Писберген. — И может быть критика еще появится и в обществе, с учетом того, что мы все еще находимся на стадии разработки концепции и пока еще пресса об этом широко не рассказывала, в отличие от проекта электронного голосования. Так что не исключено, что все еще впереди. В какой-то момент вопрос электронного правосудия также по-настоящему выйдет в публичное пространство, самое позднее в момент, когда соответствующее законодательство поступит на обсуждение в парламент». Уточним, что Федеральный совет — правительство Швейцарии — планирует начать процесс общественного обсуждения и межведомственного согласования данного законопроекта уже в середине 2020 года.

Возможны и кибератаки, и шантаж

Другое отличие электронной юстиции от электронного голосования заключается в том, что при электронном правосудии каждая сторона процесса известна, тут нет никаких анонимных отправителей или получателей информации. И это облегчает решение вопроса об обеспечении системной безопасности. «Тем не менее остаточные риски есть всегда», — подчеркивает Й. Писберген. Отключение электропитания, повреждение файлов, кибератаки, манипуляция данных, кража личных данных и многое другое — перечень рисков можно продолжать.

Есть и примеры: хакерам удавалось в свое время взламывать даже серверы германского парламента. Или вот самый свежий пример: неизвестным злоумышленникам удалось получить доступ к базам данных берлинского суда. «Вымогательство — это довольно частое явление. Преступники, например, блокируют доступ к данным и требуют биткойны за их разблокировку, — говорит Й. Писберген. — Но все эти вызовы и угрозы учитываются еще на стадии проектирования дизайна системы. Соответственно заранее разрабатываются и стратегии защиты. Риски должны быть сведены к минимуму и управляемы таким образом, чтобы доверию к швейцарской системе правосудия ни в коем случае не был бы нанесён невосполнимый ущерб».

Многие вопросы еще открыты

А какова цена вопроса? Йенс Писберген цифры называть не хочет, хотя он и не скрывает, что речь идет о десятках миллионов, и это в течение восьми лет, включая текущие эксплуатационные и организационные расходы. На сопоставимые проекты в Австрии и Германии было потрачено около 100 миллионов. В Швейцарии расходы будут поровну распределены по всем кантонам и судам. Журналисты оцифровку системы правосудия приветствуют, потому что с ее помощью они получат более легкий и быстрый доступ к судебным досье. 

«Им больше не нужно будет каждый месяц ходить в прокуратуру, чтобы посмотреть список текущих уголовных дел», — говорит Й. Писберген. Эти списки можно будет публиковать на интернет-портале. Технически это очень просто. «Но как все это будет выглядеть на самом деле — этот вопрос остается пока открытым. Всё зависит от позиции отдельных ответственных лиц. Но в любом случае принципы защиты персональных данных и охраны частной жизни должны будут соблюдаться и в сфере электронной юстиции». А в материале ниже речь также идет об инновациях в области правосудия, только характер они, эти инновации, носят совсем иной. 

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей