Региональному банку Zürcher Kantonalbank исполняется ровно 150 лет!

Банк — это не только злобный капиталист, но еще и борец за демократию. В середине 19 века Кантональный банк Цюриха сыграл огромную роль в укреплении местного самоуправления в Швейцарии. sda-ats

Кантональному банку Цюриха (Zürcher Kantonalbank) исполняется 150 лет. Сегодня мало кому известно, что четвертый по величине банк в финансовой системе Швейцарии обязан своим основанием народной борьбе за демократию в середине 19-го века. 

Аня Цингг (Anja Zingg) и Лука Фрёлихер (Luca Froelicher), SRF News. Русскоязычная версия: Игорь Петров

В 1860-е годы кантон Цюрих переживал период политических и социальных волнений и конфликтов. В рамках так называемого «Демократического движения» (см. подробнее в конце статьи) народ требовал качественного расширения своих политических и гражданских прав. Помимо требований о введении референдума и «народной законодательной инициативы», отмены смертной казни и прямых выборов кантонального правительства, оппозиция также требовала проведения глубоких социально-экономических реформ, среди которых центральное место должно было занимать учреждение независимого кантонального банка.

Историк экономики и архивариус Маттиас Висманн (Matthias Wiesmann) говорит, что в тот период кантон переживал настоящий кредитный кризис. Взять денег на развитие местного производства было негде, да и в целом кантон переживал цикл высоких процентных ставок, то есть деньги стоили очень дорого. «Локальные бизнес и сельское хозяйство задыхались в отсутствие ликвидных средств для инвестиций: вместо этого весь капитал уходил в федеральные железнодорожные и промышленные акции, которые обещали гораздо более высокую доходность».

Что и понятно — за ними стояли новые федеральные элиты и бизнес, переживавший эпоху стремительного взлета после создания в 1848 году единой Швейцарии и демонтажа всех внутренних барьеров. Центр начинал буквально лишать регионы всех соков. Выходом мог бы стать только государственный, то есть кантональный независимый банк, в задачу которого должен был бы входить перезапуск всей системы кредитования местного бизнеса, но уже «по разумным процентным ставкам». Мирная революция в кантоне Цюрих смогла расчистить дорогу такого рода планам.

В 1869 году в кантоне начала действовать новая демократическая конституция, а 15 февраля 1870 г. в Цюрихе было открыто первое отделение вновь созданного «Кантонального банка», который действует до сих пор, имея на все вклады полную государственную (кантональную) гарантию. Это означает, что в случае банкротства нести ответственность за банк будет бюджет кантона, то есть все налогоплательщики.

Рост, стабильность – кризис!

В последующие годы Zürcher Kantonalbank показывал рекордные темпы роста. Он быстро зарекомендовал себя в качестве локального универсального банка, он хорошо вписался в экономическую систему Цюриха, стремительно превращавшегося в деловую и финансовую столицу Швейцарии. Банк до сих пор остаётся кредитным институтом, ориентированным прежде всего на нужды кантона.

Примеру Цюриха последовали и другие кантоны, так что в итоге в стране сложилась целая система регионально ориентированных и независимых «внутренних кантональных банков», которые смогли сохранить свою стабильность даже во время Великой депрессии 1930-х годов, когда все крупные международные швейцарские банки попали из-за своих иностранных инвестиционных проектов в серьезный кризис.

Ко второй половине 20-го века Цюрихский кантональный банк был одним из банков, отличавшихся особенно высокими темпами роста. Значительную долю своей прибыли банк и сейчас перечисляет в доход бюджета кантона: в свою очередь, кантон предоставляет банку значительную предпринимательскую свободу. Поэтому к концу 20-го века Цюрихский кантональный банк уже активно занимался проектами за рубежами страны, заметно активизировав свою деятельность в области финансирования торговли и бизнеса.

Такой успех, говорит историк М. Висманн, был связан, прежде всего, с правильными выводами, которые банк сделал по итогам швейцарского кризиса в области недвижимости, разразившегося в 1990-х годах. Банк понял, что его портфолио должно быть как можно более диверсифицированным. И тем не менее, быстрый рост стал причиной неизбежного кризиса, попал в который и Цюрихский кантональный банк.

Напомним, в частности, что в 2007 году банк тайно помогал группе компаний российского олигарха Виктора Вексельберга взять под свой контроль большую часть технологической корпорации Sulzer. Этот сюжет вызвал возмущение общественности, с учетом того, что сам Цюрихский кантональный банк был одновременно «домашним банком» этой компании из города Винтертур.

В кантональном парламенте этот инцидент привел к целому ряду порой радикальных депутатских предложений по реформированию деятельности этого финансового института. Позже выяснится, что к тому моменту уже бывший глава концерна «Зульцер» Ханс Фёгели (Hans Vögeli) сам активно торговал опционами своей же фирмы. Еще один кризис банк пережил в 2008 году, когда Цюрихский кантональный банк «приютил» у себя скрывающихся от налогов клиентов банка UBS, из-за чего три года спустя он стал мишенью американского правосудия. Мировое соглашение с ним банк достиг лишь в 2018 году, уплатив около 100 миллионов швейцарских франков.

Спустя 150 лет после открытия своего первого филиала банк Zürcher Kantonalbank стал четвертым по величине банком Швейцарии по размеру совокупных активов. Будучи созданным в качестве средства борьбы с чрезмерными процентными ставками и с дефицитом кредитов, сегодня он уже находится в совершенно иной ситуации: процентные ставки — на рекордно низком уровне, а учитывая избыток ликвидности кредитный кризис, вряд ли является сегодня для Швейцарии особой проблемой.

«Демократическое движение» («Demokratische Bewegung»)

В швейцарской историографии этим термином обозначают кантональное либеральное народное движение 1860-х годов в пользу реформы государственного устройства Швейцарии, против доминирования над обществом олигархии, возникшей после образования в 1848 году современной федеративной Швейцарии на стыке новой федеральной элиты и бизнес-кругов. Символом этого слияния стал «швейцарский олигарх» Альфред Эшер.

Главное требование «движения» — введение прямых прав народоправства и запуск инструментов прямой демократии в формате референдума по всем законам, принимаемым парламентами кантонов и федеральным парламентом. Референдум в Швейцарии был введен в 1874 году, а в 1891 году к нему добавилась «народная законодательная инициатива». Вместе эти два инструмента прямой демократии и поставили крест на «системе Эшера». Подробнее в материале ниже.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей