Экспозиция по истории швейцарского флота ставит неудобные вопросы


Один из кадров, отснятых моряками швейцарского сухогруза «MS Basilea», которые порой становились свидетелями исторических моментов, таких как визит императора Эфиопии Хаиле Селассие I на советский военный корабль в порту Массауа, в сегодняшней Эритрее. Советский ВМФ помогал Эфиопии в ее войне против независимости Эритреи. Johann Jacobs Museum

Торговый флот у страны, не имеющей выхода к морю? Тем не менее, Швейцария не только такой флот имеет, но и по праву гордится им. В Цюрихе была подготовлена спорная экспозиция на основе любительских кинокадров, снятых на ручную камеру матросами швейцарского торгового флота в 1960-е годы. Авторы экспозиции используют личные архивные материалы с целью по-новому поставить вопросы истории и развития морского торгового судоходства, также роли Швейцарии в складывании системы европейского колониализма. 

Эдуардо Симантоб (Эдуардо Симантоб), Карло Пизани (Карло Пизани), русскоязычная версия: Игорь Петров

Морские просторы обещали Эрнсту Кристингеру (Ernst Christinger) ту самую желанную свободу, к которой тот стремился, едва достигнув совершеннолетия. В конце 1950-х годов он решил покинуть швейцарскую деревню Азмус что в кантоне Санкт-Галлен на востоке страны, с тем чтобы воплотить свою мечту и стать моряком.

В течение последующих 15-ти лет он путешествовал по всему миру на борту сухогруза «MS Basilea», одного из самых известных торговых судов под швейцарским флагом. Эрнст и его товарищи по команде не просто работали, но еще и документировали свою жизнь в море с помощью пленочных кинокамер формата Super 8, которые они задешево купили себе во время одного из заходов в Гонконг. 

Много лет спустя, уже после смерти Эрнста, его сын Дамиан нашел все эти пленки, а также множество других исторических документов из архива отца. Решив перевести их в цифровой формат, он руководствовался не только чувством сентиментальной привязанности к семейной истории, но еще и откровенным любопытством. Ведь тот факт, что у не имеющей выхода к морю Швейцарии есть торговый флот, может на первый взгляд показаться парадоксом. 

Проект в хороших руках

Анализируя доставшиеся ему в наследство материалы, Дамиан сумел стать уникальным специалистом по мало кому известному сюжету из истории Швейцарии. Одновременно он понял, что эти материалы должны обязательно стать доступными широкой общественности. 

Скооперировавшись с Роджером Бюргелем (Roger Buergel) директором «Музея Иоганна Якобса» («Johann Jacobs Museum») в Цюрихе, а также с историком-искусствоведом Беттиной Шулер (Bettina Schuler), он начал работать над идеей экспозиции, которая в итоге была реализована в формате выставки «Корабль не придет» («A ship will not come»). Их сотрудничество стало еще и вкладом в общее размышление над некоторыми из наиболее актуальных вопросов истории современного морского судоходства. Надо сказать, что проект попал в очень хорошие руки. 

Ведь это именно Роджер Бюргель реконструировал старый «Музей кофе» в Цюрихе, превратив его в выставочный центр имени того самого «Иоганна Якобса» и сделав его не просто музеем, но своего рода лабораторией, занимающейся изучением истории торговых путей и проблем глобальных мирохозяйственных связей с опорой на методы междисциплинарного подхода на стыке искусствоведения, а также исторической и социальной наук.

Швейцария — колониальная держава: модный нарратив?

«Образ матроса торгового флота в сознании таких молодых людей, как Эрнст, ассоциировался с возможностью вырваться за пределы узкого швейцарского мирка, обеспечить себе перспективы карьерного роста и продвижения по службе, далеко выходящие за рамки жестко регламентированной жизни поколения их родителей, ни разу в жизни не покидавших своих родных городов и долин. 

Альтернативой была свободная жизнь в море. И Эрнст выбрал свободу», — рассказывает нам Дамиан. Эта выставка рассказывает его историю, историю человека, который отправился в большой мир, но эта экспозиция — не просто историческая ретроспектива. Это еще и попытка деконструировать сложившиеся в Швейцарии исторические нарративы. 

Оригинальные кинокадры, дополненные тщательно и «идеологически правильно» отобранными художественными инсталляциями современных художников, таких как Аднан Софтик (Adnan Softic) и швейцарско-бразильский дуэт Dias & Riedweg, претендуют на конструирование взамен старых нарративов, сброшенных с «корабля современности», нового модного нарратива откровенно левого характера, в центре которого должен в итоге стоять образ Швейцарии как морской и, как незаметно дают нам понять авторы экспозиции, колониальной державы. 

В самом деле, раз у Швейцарии есть флот, значит она должна иметь колониальную историю. Один парадокс ловко дополняется другим.  Историкам предстоит еще сказать, насколько методологически допустимо перекидывать такие «мостики», даже в рамках частной экспозиции. Как утверждают создатели выставки, «американская работорговля была деятельностью, в которой швейцарские компании, финансисты и торговцы участвовали от всего сердца. 

Несмотря на политический нейтралитет Швейцарии, некоторые ее предприниматели извлекали огромную выгоду из заокеанской активности колониальных держав, накапливая капитал, который до сих пор дает маленькой альпийской нации находиться в списке ведущих игроков в мировой экономике». Утверждение по меньшей мере спорное и нуждающееся в дальнейшей историко-научной проработке. 

«Неопределенный катастрофический исход»

Дамиан Кристингер рассказывает, что за всю свою жизнь он только однажды видел своего отца в слезах. Это произошло на пляже в Греции. После долгого времени, проведенного вдали от моря, Эрнст вновь увидел его необъятные просторы и не смог сдержать эмоций. Однако Роджер Бюргель, кстати, бывший художественный руководитель престижной выставки современного искусства «Документа XII» (2007 год) в Касселе (Германия), превратил кинокадры, обнаруженные Д. Кристинером, в инструмент для изучения более широких вопросов. 

Идеологическая цель кураторов состоит в том, чтобы противопоставить «романтическую морскую ностальгию» опыту миллионов людей, в судьбе которых море играет или играло совсем иную роль, будь то, например, мигранты, пытающиеся через Средиземное море попасть в Европу, будь то рабочие на верфях в индийских и пакистанских портах, разбирающие старые суда на металлолом. Само название экспозиции — «Корабль не придет» — призвано порвать с образом судна как носителя алых парусов. 

Вместо этого Р. Бюргель заявляет, что «выставка посвящена образу морского путешествия с неопределенным, то есть катастрофическим, исходом. Потому что неопределенный исход обязательно должен быть только катастрофическим». Параллельно с выставкой в музее планировалась серия общественных дискуссий и подиумных дебатов. В их центре должна была стоять тема человеческого воображения, связанного с морем, начиная с разного рода легенд и образов, и завершая вопросами разработки нового международного морского кодекса и глубоководной добычи полезных ископаемых. 

Увы, из-за коронавирусного кризиса выставка и запланированные дебаты были отменены и перенесены на неопределенное время. Организаторы говорят, что музей сможет продлить выставку на время и после её запланированного закрытия в мае 2020 года и что сейчас все желающие могут в духе времени просто заглянуть на сайт цюрихского «Музея Иоганна Якобса», потому что это и сам по себе очень интересный, но незаслуженно малоизвестный за пределами Швейцарии музей европейского уровня.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей