Швейцария и вопрос независимости судейского корпуса

Швейцарские федеральные судьи наблюдают в качестве зрителей, как парламент переутверждает их кандидатуры. Keystone / Peter Klaunzer

Накануне переизбрания судей Федерального суда в Лозанне (намечено на 23 сентября) Швейцарская народная партия (SVP) отказалась поддерживать одного из «своих» судей. Мы разъясняем, почему это важно и просто интересно.

Этот контент был опубликован 15 сентября 2020 года - 07:00
Бруно Кауфман (Bruno Kaufmann, текст для швейцарской публики), оригинальная русскоязычная версия: Игорь Петров

Швейцарская судебная система имеет несколько очень интересных особенностей, отличающих ее от судебных систем остальных стран. Конечно, в Конфедерации гарантировано наличие независимой судебной власти, и в реальности каждый гражданин страны может рассчитывать на квалифицированный и непредвзятый суд, хотя порой судебные разбирательства и бывают очень дороги, а порой просто разорительны для истцов.

Но так или иначе, швейцарская федеральная конституция гарантирует независимость судей (Bundesverfassung, Ст. 191c). С другой стороны, в стране есть и свои особенности. Прокуроры здесь имеют право фактически играть роль судей и присуждать правонарушителей к штрафам и наказаниям при помощи ускоренной судебной процедуры на основе так называемого «прокурорского определения» (Strafbefehl).

Это настолько необычная процессуальная норма, что многие читатели и пользователи пишут нам, мол, опять, вы, журналисты, чего-то там напутали, такого не бывает, потому что такого не бывает никогда. Да нет, бывает! В Швейцарии бывает еще и не то, например, здесь каждый судья должен непременно быть членом какой-то партии, и в ходе дальнейшей деятельности его партийная принадлежность не скрывается, более того, в бюджет «своей» партии он перечисляет даже часть своей зарплаты.

Меньшее зло

То есть судья откровенно идет судить не с опорой на единое для всех право, а ориентируясь на партийную идеологию? Да, так и получается. Например, если мигрант, отстаивая в суде свое желание остаться в Швейцарии, натолкнется на судью от консервативной Швейцарской народной партии, то шансов получить положительный вердикт у него будет куда меньше, чем если бы ему «попался» судья от социал-демократов. Но ведь это неправомерно? 

Нет, говорят в Швейцарии, такая практика как раз является вкладом в повышение прозрачности работы судейского аппарата. Пресса и участники процесса изначально знают, от какой партии данный судья, и сам судья тоже знает, что его партийная принадлежность секретом не является. Такой подход является в Швейцарии выбором «меньшего зла». 

Куда хуже было бы, если бы партийная принадлежность судьи была тайной — а значит, объектом спекуляций и теорий заговора. Такая практика действует в стране с 1943 года. Каждый член Федерального верховного суда в Лозанне должен, кроме того, регулярно, раз в шесть лет, выдвигать свою кандидатуру на переизбрание. Очередные такие выборы должны пройти 23 сентября 2020 года.

С этим своеобразным подходом согласны не все. В 2018 году Антикоррупционная комиссия Совета Европы GRECO опубликовала отчет, в котором процедура выборов судей Федерального суда Швейцарии была охарактеризована в качестве «несовместимой с принципами современной демократии». Особенно же «сомнительным», по мнению Совета Европы, является тот факт, что избранные судьи должны ежегодно перечислять часть своей зарплаты в бюджет «своей партии». 

А судьи кто?

В Швейцарии судьи избираются депутатами обеих палат парламента на их совместном заседании по представлению партийных фракций. В Германии конституционных судей назначает правительство, в Италии это делает комиссия, избранная самой гильдией судей. В России судьи Конституционного суда назначаются на должность в индивидуальном порядке тайным голосованием депутатов Совета Федерации. 

После известного «голосования по обнулению» у СФ появилась с 16 марта 2020 года возможность по представлению президента отрешать от должности судей Конституционного и Верховного суда, тогда как раньше инициировать прекращение полномочий судей мог только суд. 

Как говорят в России и бывшие судьи, и эксперты, такая практика идет вразрез с представлениями о независимости судебной власти, да и с европейской практикой. Есть и другое мнение: такая процедура является-де абсолютно демократической, поскольку итоговое решение все равно остается за Советом Федерации, который формируется по результатам региональных выборов.

Так или иначе, Швейцарская народная партия поддерживать своего же судью не желает. «Мы рекомендуем отрешить от должности судью Ива Донзалла (Yves Donzallaz)», — заявил на прошлой неделе Томас Эши (Thomas Aeschi), лидер парламентской фракции «народников». 

Тем самым в Швейцарии взорвалась политическая бомба, на которую никто за рубежом внимания не обратил. Но в Швейцарии она стала темой номер один. «Такой подход ставит под сомнение сам принцип разделения властей», — заявил один из действующих федеральных судей. А что вообще произошло? 

Дело в том, что Ив Донзалла, выдвинутый на судейскую должность в свое время самим «крестным отцом» и «суперстратегом» SVP Кристофом Блохером, в последние годы неоднократно поддерживал или принимал вердикты, политически направленные против «своей» партии SVP, например в том, что касается режима свободного перемещения между ЕС и Швейцарией, вопрос, который уже скоро, 27 сентября, станет предметом общенародного референдума

«Догматически интерпретируемый принцип»

«Судья от SVP и его палач. Сначала была любовь, теперь есть только ненависть», — так комментирует столичная «Бернер Цайтунг» с отсылкой на классический детективный роман Фр. Дюрренматта, в то время как Neue Zürcher Zeitung отмечает, что «это решение напоминает скорее положение в авторитарных государствах, таких как Турция, Венгрия или Польша». 

И в самом деле, как говорит Лоренц Лангер (Lorenz Langer), доцент кафедры публичного права Цюрихского университета, попытка политической партии снять с должности «своего» члена Верховного суда вполне вписывается в рамки известного тезиса: «не было такого никогда, и вот опять».

Спору нет, реформирование механизма назначения судей в Швейцарии давно уже обсуждается в обществе, в политических кругах и в экспертном сообществе. Запущенная недавно народная законодательная «Юридическая инициатива» (Justiz-Initiative) предлагает перейти от нынешних выборов судей парламентом к процедуре жребия. В обоснование своей позиции авторы инициативы как раз и приводят все вышеупомянутые критические пункты. 

«Но это тоже было бы не лучшее решение», — говорит Лоренц Лангер, который в настоящее время как раз пишет докторскую на тему выборов швейцарских судей. «Практика выборов судей в её нынешнем виде может быть и не во всех отношениях соответствуют догматически интерпретируемому принципу независимости судебной власти. Но зато она способствует укреплению ее общественной репутации и тем самым защищает ее независимость на практике», — написал он недавно в своей полемической колонке в газете Neue Zürcher Zeitung.

В Швейцарии нет конституционного суда

Реальный механизм разделения властей, равно и как наличие (или отсутствие) в стране прямой демократии, является конкретно-историческим отражением процесса формирования и функционирования властных отношений в данном государстве. К этому же перечню относится и факт существования (или отсутствия) в стране Конституционного суда. 

В таких странах, как Германия или Россия, то есть в государствах с тоталитарным прошлым, конституционный суд играет (должен играть) важную надзорную роль. Государства без таких авторитарных эпизодов в истории редко когда имеют конституционный суд. К таким странам относится Швейцария, а также Нидерланды и Швеция. 

Тем не менее возникает вопрос: почему швейцарская партия, имеющая наибольшее количество голосов избирателей, только что начала политически мотивированную атаку на Федеральный суд - единственную высшую судебную инстанцию в стране, берущую на себя в какой-то степени и функции Конституционного суда тоже? 

«Я в недоумении, потому что тем самым Швейцарская народная партия скорее добьется обратного, а именно ослабления связей между федеральными судьями и партиями», — отмечает докторант Лоренц Лангер, добавляя, что «эта акция усиливает еще и позиции законодательной „Юридической инициативы“, и это в ситуации, когда Федеральный совет (кабинет министров) рекомендует отвергнуть ее, не формулируя никакого встречного контрпредложения».

Корпоративная солидарность

Интересно обратить еще внимание и вот на что. Выборы судей Лозаннского суда проходят всего за четыре дня до важного референдума 27-го сентября, на котором швейцарцы, среди прочего, должны вынести свой вердикт по так называемой «Ограничительной инициативе», запущенной как раз SVP. 

Попытку сместить своего собственного «судью-отступника», который относится к режиму свободы перемещения между Швейцарией и ЕС не так, как это делает «его» партия, можно рассматривать как попытку партии дополнительно мобилизовать своих избирателей и мотивировать их принять участие в голосовании 27 сентября

Интересно, однако, что такие предвыборные манёвры, с одной стороны, свою задачу вполне даже выполняют, но в то же вреям в данном случае они, скорее всего, усилят, а не ослабят осведомленность общественности о том, как в Швейцарии на практике выглядят принципы разделения властей и верховенства права. 

Даже близкий к SVP швейцарский журнал «Вельтвохе» раскритиковал «народников», указав, что в такой ситуации судейский корпус обычно демонстрирует корпоративную солидарность и перестает вспоминать, кому судьи «откатывают» часть своего заработка.

Сам же Федеральный суд уже отреагировал, не привлекая к себе лишнего внимания, как это вообще очень часто делается в Швейцарии: несколько дней назад с сайта суда, на котором вывешены имена всех судей, исчезла информация о партийной принадлежности каждого из них. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей