Navigation

Швейцария, частный бизнес и помощь беднейшим странам

Крестьянки на плантации какао-бобов в Индонезии. Эту программу финансирует швейцарское государство совместно с крупными частными фирмами. Scpp-swisscontact

Швейцария стремится более тесно вовлечь бизнес в государственные программы сотрудничества в целях развития. Как это работает на практике?

Этот контент был опубликован 09 октября 2020 года - 07:00

Русскоязычную версию материала подготовили Юлия Немченко и Игорь Петров.

Швейцария меняет свои подходы к помощи развитию беднейших стран мира. В рамках своей новой стратегии международного сотрудничества она стремится к более тесному вовлечению частного бизнеса в государственные программы кооперации в целях развития. Тем самым Швейцария идет по пути, по которому движутся сейчас все промышленно развитые страны. Как это работает на практике?

Начиная с 2010 года Швейцария оказывает в Индонезии поддержку мелкому крестьянству, занимающемуся экологичным производством какао-бобов. Ее цель — поднять доходы крестьян на 75% и на 30% уменьшить выбросы парниковых газов. Особенность этой программы состоит в том, что финансируется она не только из государственного (федерального) бюджета, но и такими крупными частными фирмами, как Mars, Mondelēz International и Nestlé. 

Речь идет в данном случае о так называемом «государственно-частном партнерстве» (ГЧП / РРР), то есть партнерстве между частными фирмами и государством, в рамках которого все основные функции и порядок финансирования распределены и закреплены на договорной основе. Самюэль Бон (Samuel Bon) работает в SwisscontactВнешняя ссылка, неправительственной организации, оказывающей экономическую и финансовую помощь развивающимся странам. Проект в Индонезии — дело рук именно этой структуры. 

Внешний контент

«Привлечение общественных средств позволило включить в программу профессиональной переподготовки крестьян такие темы, как детский труд и вопросы гендерного равенства, а это как раз вопросы, на которые частные фирмы зачастую внимания на обращают», — говорит он. В свою очередь, частный сектор способен внести ценный вклад в разработку таких прикладных вопросов, как повышение производительности труда и международная сертификация конечной продукции. 

Самюэль Бон убежден при этом, что помощь развитию, организованная за счет налогоплательщиков, не должна стать подспорьем для крупных концернов в плане их продвижения на новые рынки. «Данная модель является успешной только потому, что ее координацию взяла на себя наша структура, нейтральная и не ориентированная в первую очередь на прибыль. Но в конечном итоге в той или иной мере выиграют все: производители, посредники, крупные фирмы и, надеюсь, также и конечный потребитель, который со спокойной совестью сможет съесть плитку шоколада».

Больше частных фирм

Общие положения новой стратегии Швейцарии в области помощи развитию закреплены в Программе международного сотрудничества, рассчитанной на период с 2021 по 2024 годы (Strategie zur internationalen Zusammenarbeit IZAВнешняя ссылка). Предполагается, что доля проектов, реализуемых на основе ГЧП, возрастет в ее рамках с теперешних 5% до 10%. И теперь все дело заключается в поиске дополнительных средств, ведь с ростом числа намеченных в рамках IZA целей (их стало 17) растет и потребность в финансировании. 

«Речь идет, прежде всего, о рабочих местах», — говорит Георг Фараго (Georg Farago), официальный представитель Департамента / Министерства иностранных дел Швейцарии (EDA). «В развивающихся странах 9 из 10 рабочих мест создаются частным сектором. А без регулярного дохода и без работы шансов выбраться из нужды просто нет. Поэтому-то частный сектор и играет в нашем новом подходе к международному сотрудничеству такую важную, можно сказать, ключевую роль». 

По мнению Патрисии Данци (Patricia Danzi), нового шефа Дирекции развития и сотрудничества (Deza, автономное подразделение МИД Швейцарии), участие частного сектора экономики в государственных программах по оказанию технической помощи развивающимся странам соответствует потребностям самих стран третьего мира, не желающих быть вечно зависимыми от иностранной помощи.

Георг Фараго поясняет: «Если привлечь частный сектор, то проблемы будут решаться и по завершении государственных программ помощи в режиме устойчивого самоподдерживающегося развития».

Какие существуют модели финансирования?

Привлечение частного сектора экономики к государственной помощи развивающимся странам — сейчас это глобальная тенденция. Специалисты и эксперты из различных областей знания уже давно думают над тем, как уйти от старых образцов и создать что-либо более эффективное и ориентированное на будущее. 

Один из таких экспертов — Фриц Бруггер (Fritz Brugger), представитель «Центра изучения проблем сотрудничества и развития» (NADEL) при Высшей Технической школе Цюриха (ETH). «Форматы привлечения частных средств можно в общих чертах разделить на три категории», — говорит Ф. Бруггер. 

Среди них он выделяет: 

прямые инвестиции в формате займов или участия в собственном капитале коммерческих фирм;

гарантии и страхование;

перечисление средств в зависимости от полученных результатов.

End of insertion

По словам Георга Фараго, наряду с классическими моделями, в рамках которых Deza реализует и софинансирует какой-либо проект совместно с частными партнерами, существуют еще и проекты на основе концепции «смешанных финансов» («Blended Finance»). 

Здесь речь идет о стратегическом задействовании средств налогоплательщиков с целью стимулировать инвестиции из частного сектора экономики, по принципу «раз туда идут бюджетные деньги, значит, можно рискнуть и частными средствами». 

«Основной принцип „Blended Finance“ состоит в том, чтобы поддерживать те инвестиционные проекты, которые вполне эффективно работают, но сами по себе не привлекли бы ни одного спонсора», — уточняет Г. Фараго. 

Международный Комитет Красного Креста (МККК)

Международный Комитет Красного Креста давно уже использует государственно-частное партнерство в рамках программы Humanitarian Impact BondВнешняя ссылка. В частности, с помощью приватных инвесторов МККК получил возможность содержать и развивать реабилитационные центры для раненых и для лиц, пострадавших от вооруженных конфликтов. «Мы не можем сделать это в одиночку. Мы нуждаемся в помощи частного сектора и в новых партнерах», — говорится в одном из агитационных видео МККК.

Работает это следующим образом. При помощи частных средств создаются объекты инфраструктуры. Их эффективность оценивается независимыми экспертами. Через пять лет так называемые Outcome Funder (спонсоры / кредиторы, выделяющие деньги в зависимости от результатов) помогают Красному Кресту в возвращении денег инвесторам, в зависимости от того, насколько успешно Красный Крест сумел помочь конкретным людям. Инвесторам такой проект может принести прибыль — или же стать убыточным. 

А вот Outcome Funder просто перечисляют деньги в формате пожертвования, причем одним таким «кредитором» является федеральный бюджет Швейцарии, выделяющий на данные цели из средств налогоплательщиков 10 млн франков в год. «Мне такая идея кажется слишком уж революционной», — говорит профессор Раймонд Занер (Raymond Saner), бывший делегат МККК и один из основателей Центра изучения проблем социально-экономического развития (Centre for Socio-Eco-Nomic Development CSEND) в Женеве. 

«Я ни разу еще не слышал о том, чтобы частный инвестор интересовался чем-либо подобным: скорее он будет интересоваться этим только как жертвователь, но ни в коем случае не как инвестор, например в рамках проекта по строительству клиник. Ситуация изменится только в том случае, если, скажем, тот же МККК за счет государственных средств обеспечит частным фирмам определенный Return of Investment, то есть гарантирует возврат некоторой доли вложенных средств в обмен за риск участия в смелом гуманитарном проекте.

Да и зачем вообще нужно частное финансирование гуманитарных проектов с гарантированным возвратом доли инвестированного капитала? Почему бы не делать это как раньше, а именно в формате пожертвований стран-кредиторов? Или доверие к Красному Кресту упало уже настолько, что без контроля и давления со стороны Outcome Funder ему уже просто опасаются доверять какие-либо проекты?»

Банки развития 

Другим форматом привлечения государствами частных средств являются межгосударственные Банки развития - своего рода кооперативные банки, основанные рядом государств и предоставляющие кредиты развивающимся странам, чего «нормальные» банки никогда не стали бы делать, учитывая степень риска таких инвестиций.

С целью рефинансирования своих займов банки развития — которые благодаря богатым государствам-основателям этих банков показывают высокие рейтинги доверия на финансовых рынках — мобилизуют средства на международных рынках капитала. Таким образом, и здесь благодаря государственному финансированию за счет средств налогоплательщиков удается привлекать и частные средства. Швейцария представлена в целом ряде Банках развития и ее авторитет в этих структурах ее достаточно высок.

Но на этом Швейцария не намерена останавливаться. Ее новая стратегия международного сотрудничества предусматривает выработку и тестирование новых финансовых инструментов и форм кооперации с частным сектором экономики, например в форме дополнительных капиталовложений на базе концессий или же в виде инвестирования средств под гарантии госбюджета. 

«Насколько мне известно, это прежде всего варианты, тесно увязанные с доходностью тех или иных проектов, в рамках которых Deza уже сейчас экспериментирует с новыми моделями финансирования», — говорит Ф. Бруггер и приводит пример из Мексики, где благодаря этому формату финансирования одна из местных клиник способна предоставлять пациентам, больным диабетом, более качественное медицинское обслуживание. «Наряду с этим мы используем и другие формы сотрудничества с частным сектором экономики», — добавляет он.

Георг Фараго подтверждает, что инновационные модели финансирования в этой сфере, как правило, основаны на принципе «смешанных финансов» («Blended Finance»). В качестве примера он приводит механизм под названием «Поощрение социального воздействия» (Social Impact Incentive SIINC), который был успешно разработан Deza вместе со своими партнерами. В рамках этого механизма социальные и благотворительные учреждения, имеющие доказанный социальный эффект, имеют право претендовать на своего рода «премии по итогам работы», но при соблюдении двух условий. 

Ребенок в Папуа-Новой Гвинее вакцинируется от полиомиелита. Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации GAVI является государственно-частным партнерством между Всемирным банком, ВОЗ, ЮНИСЕФ, Фондом Билла и Мелинды Гейтс, странами-донорами, развивающимися странами, а также частными компаниями и научно-исследовательскими учреждениями. Keystone / Gavi/brendan Esposito

Первое — данная структура должна иметь в своем активе осязаемые результаты и второе — она должна быть в состоянии эффективно привлекать дополнительные капиталовложения и инвестиции. «В конечном итоге предоставленные Deza дополнительные средства дают социальным и благотворительным / гуманитарным предприятиям возможность повышать степень своей рентабельности. Таким образом они получают возможность привлекать частные инвестиции на вполне рыночных условиях, а это инвестиции, которые они ранее не могли бы получить, а если бы и получили, то не в таком объеме», — говорит Г. Фараго.

А хочет ли этого частный бизнес?

Остается открытым важный вопрос: а насколько вообще велик интерес частного бизнеса к участию в помощи развивающимся странам? «Deza отмечает растущий интерес частного сектора к государственно-частному партнерству с целью преодоления вызовов, проблем и угроз, с которыми сталкиваются развивающиеся страны», — говорит Георг Фараго. Возрастающее общественное осознание значения социальных и экологически ответственных деловых практик воспринимается все большим числом фирм не как проблема, но как шанс. 

Таким образом, в эпоху глобальных климатических перемен, миграционных потоков и усиливающейся конкуренции за природные ресурсы коммерческие компании проявляют себя настоящими поборниками лучшего мира. И они знают, чего хотят их клиенты. Однако дело здесь не только в имидже, здесь «светят» еще и новые рынки. «Частные фирмы принципиально ориентированы на прибыль. Исходя из этого они и организуют и свою работу», — говорит Ф. Бруггер. 

«И это обстоятельство следует учитывать и не сбрасывать со счетов во время любых дискуссий на тему участия частного сектора в помощи развитию. Как показал недавний анализ, проведенный Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD / ОЭСР), частный бизнес больше интересуется инвестициями в странах со средним доходом, в то время как страны с низкими доходами и с высокой долей неимущих граждан получают от частного сектора пренебрежимо минимальные инвестиции». 

К улучшению имиджа, что очень важно в эпоху всевластия анонимных социальных сетей, способных во внесудебном порядке мгновенно и совершенно произвольно уничтожить репутацию любого глобального концерна, и к новым рынкам добавляется еще и третий мотив. Оказав помощь, мы запускаем потребительскую цепочку — и новые заказы. Вот так банально! «Швейцарские фирмы, участвуя на условиях ГЧП в строительстве объектов инфраструктуры, обеспечивают себе регулярное получение заказов», — говорит Раймонд Занер (Raymond Saner), эксперт в области оказания помощи развивающимся странам из Женевы.

Внешний контент

Федеральное ведомство Швейцарии по делам экономики Seco (подразделение Минэкономики страны), по его словам, «активно помогает фирмам-партнерам получать выгодные заказы в этой области, что, впрочем, делают для своих фирм и другие страны». По данным Seco, однако, в Швейцарии пока еще только единичные компании могут рассматриваться в качестве генеральных подрядчиков в рамках реализации крупных инфраструктурных проектов в развивающихся странах на основе принципов ГЧП, среди них Poyry Switzerland Ltd, Lombardi Engineering Limited, Stucky Ltd. и Transitec Consulting Engineers Ltd.

«Люди в первую очередь» 

Привлечение частных компаний к сотрудничеству по оказанию помощи странам третьего мира является, разумеется, спорной практикой, потому что ставит под сомнение роль традиционных неправительственных организаций и активистских инициатив, как правило, крайне левого толка. И они, разумеется, пытаются плодить панику и сеять сомнение. Тем не менее некоторый опыт тут уже накоплен, и он не всегда негативен. 

«Поначалу в рамках ГЧП речь шла в первую очередь о «профите в обмен на инвестиции», — отмечает Раймонд Занер. Порой это и в самом деле приводило к коррупции или просто к инфраструктурным проектам без ясной цели, ну, что-то вроде бесконечной переукладки плитки в Москве. Поэтому очень скоро все участвующим партнерам пришлось задуматься о новых формах такого партнерства. 

Европейская экономическая комиссия ООН (ЕЭК ООН, региональная организация Экономического и Социального совета ООН / ЭКОСОС) разработала недавно концепцию People First Public Private Partnership («Люди как приоритет любого общественно-частного партнерства»). В соответствии с этой концепцией ГЧП должно быть встроено в глобальную социальную повестку дня, став формой инвестирования в социальные и экологические проекты.

Р. Занер, который сам является членом Бюро ЕЭК ООН, поясняет. «Раньше государственно-частное финансирование было заинтересовано в первую очередь в получении „прибыли в обмен на инвестиции“: инвесторы хотели прежде всего извлечь личную выгоду. Сейчас же всем ясно, что кроме прибыли мы должны иметь еще и некую „добавленную стоимость в смысле общественного блага“, то есть, например, инфраструктурные проекты должны приносить не только прибыль, но и пользу обществу и окружающей среде».

Швейцария уже учла эти новые тренды. Её помощь теперь обязана основываться на потребностях населения. Правительство страны активно содействует тому, чтобы, в частности, работа Банков развития велась также именно в этом направлении. Представитель Swisscontact С. Бон говорит, что, с его точки зрения, «этот подход очень удачен». Но как сделать так, чтобы первыми пользу от помощи развитию прежде всего получали именно люди? «Путем „эвалюации“, или экспертной оценки результативности полевой деятельности на основе получения и анализа эмпирических данных», — говорит Р. Занер. 

Оценку эффективности финансируемых Швейцарией проектов производят независимые эксперты согласно строгим международным критериямВнешняя ссылка Организации экономического сотрудничества и развития, а правительство Швейцарии информирует затем парламент. «Пока я видел не слишком уж много такого рода оценок. А мне бы очень хотелось посмотреть оценку инфраструктурных проектов Всемирного банка и других Банков развития, проектов, деньги в которые вкладывает и Швейцария. 

Неясны и критерии отбора проектов для такой „эвалюации“. Не существует обязанности информировать общественность. А без систематической экспертной оценки нельзя понять, в чем проблемы и какие уроки нам следует извлечь из итогов реализации крупных проектов, особенно тех, что финансируются Швейцарией», — резюмирует Р. Занер.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.