«У Ходорковского есть внутренняя решимость»

Швейцарский режиссер-документалист Эрик Бергкраут: «Очень бы хотелось проинтервьюировать господина Путина». Keystone

Так сложилось, что самые важные его фильмы посвящены правам человека и судьбам политической оппозиции в России. Поэтому для своих соотечественников режиссер Эрик Бергкраут — инстанция, к которой они обращаются с прямолинейными вопросами: «Кто убил Анну Политковскую?» и «Будет ли Ходорковский заниматься политикой в России?»

Этот контент был опубликован 12 июля 2016 года - 11:00
Людмила Клот, г. Цюрих

Мы встретились с ним в Цюрихе и поговорили о том, как режиссер снимает свои фильмы, использует ли он скрытую камеру, что он думает о российском телевидении и о многом другом. 

swissinfo.ch: Господин Бергкраут, на тему России Вы сняли уже три фильма: «Кока — голубь из Чечни», «Письмо к Анне» и «Гражданин Ходорковский». Почему Вы интересуетесь именно Россией, а не какой-то другой страной?

Эрик Бергкраут: Это началось как случайность, но потом, когда погружаешься в тему, начинает разматываться целый клубок историй. Благодаря моей сестре, которая преподает в гимназии в городе Аргау, в 2003 году я познакомился с детьми беженцев из Чечни. Слушал их и поражался тому, что они рассказывали.

Во французском языке есть выражение «Молчание, которое убивает» («La silence qui tue»), и я видел, что тоже самое происходит и с ними. О них никто не говорил, поэтому я и взял на себя обязанность рассказать правду.

По-русски я говорю, но плохо. К счастью, у меня много помощников и переводчиков. В фильмах же важен человеческий контакт, а с русскими людьми вступаешь в контакт легче, чем с другими (смеется). Я познакомился с чеченской правозащитницей Зайнап Гашаевой, позже с ее подругой Анной Политковской. Об Анне после ее убийства я снял фильм.

Эрик Бергкраут

Родился в Париже в 1957 году. Живет сейчас в Швейцарии, в г. Цюрих.

Получил театральное образование. С 1991 года снимает документальные фильмы.

В качестве режиссера-документалиста сотрудничает с национальной общественной швейцарской телерадиокомпанией SRG SSR, подразделением которой является и портал swissinfo.ch.

End of insertion

Работая над фильмом «Голубь из Чечни» мы с Зайнап обсуждали мельчайшие шаги, и она дала мне разрешение использовать все съемки, но на мне лежала большая ответственность, нужно было сделать все, чтобы ее «не подставить». Анна же верила, что ее известность — в том числе и на Западе — защитит ее. Это оказалось не так. Мы частно недооцениваем грозящую нам опасность. Я восхищаюсь такими смелыми людьми, но мне, конечно, бесконечно жаль ее.

swissinfo.ch: Каковы главные темы Вашего творчества?

Э.Б.: Это вопросы идентичности: кто есть человек, какой он. Тонкие материи, вопросы, направленные внутрь, интересуют меня в той же и даже в большей степени, чем общественные и политические темы. Например, мне интересно, как ведет себя человек в условиях политического или военного конфликта, или в тюрьме.

Мне близка тема иммиграции, тема беженцев — не в последнюю очередь из-за моего отца, он бежал из Вены в 1938 году и очень страдал от этого. И еще для меня всегда были важны «маленькие люди». Михаил Ходорковский стал первым, можно сказать, столь масштабным и влиятельным персонажем, о котором я снимал фильм.

swissinfo.ch: Сколько раз Вы были в России? Кажется, будто Вас там постоянная виза и абонемент на самолет.

Э.Б.: Множество раз, но все время по обычной визе. Теперь вот не знаю, получу ли ее еще (смеется). Я многократно старался встретиться с официальными лицами в России. Очень бы хотелось проинтервьюировать господина Путина. Я предпринял для этого определенные шаги: передал через один мой контакт, близкий к президенту — у них общие футбольные увлечения — письмо с такой просьбой.

swissinfo.ch: Кого из российских политиков Вы знаете?

Э.Б.: О, я встречался с немалым их числом... Борис Березовский рассказывал мне свою версию того, как он по поручению Ельцина обращался к Путину, все это есть в моем архиве съемок. Для телекомпании SRF я делал репортаж о Михаиле Горбачеве в 1996 году, ездил на его родину, в село Привольное Ставропольского края.

Дважды встречался и снимал Рамзана Кадырова. И его отца снимал: в Женеве, на заседании Комиссии ООН по вопросам прав человека, где обсуждали Россию. Тогда в Женеву прибыла целая делегация во главе с российским министром юстиции, им был в то время Юрий Чайка, сегодняшний генпрокурор. Он и привез с собой Ахмата Кадырова, как бы для знакомства с международной общественностью.

С нынешним главой Чечни я говорил о чеченцах, пропавших без вести, просил разыскать их. Узнав, что люди пропали на территории Ингушетии, он только рассмеялся. Не хотел бы я иметь господина Кадырова в числе моих противников.

swissinfo.ch: Мне знакомо немало людей, в том числе и в Швейцарии, которые утверждают, что «Россия большая страна, поэтому в ней невозможна демократия, ей нужен твердый лидер».

Э.Б.: Да, так нередко говорят. Я же уверен, что подобная ограниченная демократия, как говорят ее идеологи, большая историческая ошибка. Поскольку она не учитывает прав людей. Известно, что права людей в России часто проходят в категории «soft issue», как нечто не особенно важное. Вроде как утверждение: «Свобода прессы не имеет большого значения, зато у нас так выросло производство». Весь мой жизненный опыт говорит, что это совершенно неверный подход.

Множество вопросов, которые стоят сейчас перед Россией, решаются и в мире. Например, Путин говорит, что патриотизм — это единственная ценность. Но и в Западной Европе идет тот же процесс, немало людей разделяет это мнение, как видно и по результатам референдумов в Швейцарии, в которой по итогам последних парламентских выборов укрепились именно консервативные партии.

swissinfo.ch: Документальные фильмы активно используются сейчас российским телевидением в политических целях. Например, для дискредитации оппозиции. Недавний пример — Михаил Касьянов. Кстати, как Вам российское телевидение в целом?

Э.Б.: Телевидение в России — это просто ужасно. В нем столько пропаганды! Впрочем, знаете, фонд Ходорковского «Открытая Россия» тоже снял фильм о Рамзане Кадырове «Семья», который по сути и форме своей был столь же пропагандистским, как и продукция российского ТВ, просто с другим содержанием. И он тоже использовал архивы без разрешения.

Это крайне разочаровало меня. Не уверен, понял ли он в конце концов из нашей совместной работы, что я как раз пропагандой никогда не занимался и не буду, а смотреть на его личность под критическим углом — это лучшее, что с ним может случиться. Все же полагаю, что да!

Я не верю в систему, которая прибегает к нечестным методам с благими целями и предлагает на минутку забыть о правах человека. И в фильмы и книги, где используются такие методы, не верю.

swissinfo.ch: Вас никогда не видно в Ваших фильмах, но в каждом есть закадровый голос автора, который становится дополнительным персонажем: объясняет предысторию событий, задает неожиданные вопросы, открыто говорит о своих чувствах.

Э.Б.: Работа над документальным фильмом — это непрекращающийся поиск баланса между близостью и дистанцией. Вот стою я, маленький человек, напротив великой российской Истории. Где мое место? Как сохранить объективный взгляд, не преувеличивая себя и не принижая?

Телевидение в России — это просто ужасно. В нем столько пропаганды! Эрик Бергкраут

End of insertion

Я считаю себя посредником. Как актер становится посредником между произведением и публикой, так и я в качестве рассказчика связываю два мира — зрителей и то, что происходит на экране. Это непросто. Важно понимать других людей, но при этом открыто выражать собственную позицию.

swissinfo.ch: А вот когда я услышала с экрана голос Ходорковского, зачитывающего свои письма, то вначале просто не поверила ушам: как Вам удалось сделать так, чтобы олигарх в студии лично занимался озвучкой?

Э.Б.: Приступая к съемкам в 2008 году, я даже и подумать не мог, что несколько лет спустя мы познакомимся лично, что он приедет в Швейцарию и станет практически моим соседом — моя студия находится неподалеку от общины Рапперсвиль-Йона, где Ходорковский тогда поселился. Вначале я писал ему письма, а он отвечал. Мы договорились, что он прочтет эти тексты перед камерой. Он очень умный человек и сразу понял, что эту роль актер сыграть не сможет. В итоге он сказал, что мой «фильм сделан с душой и от души».

К сожалению, мне ужасно трудно далась работа над второй частью фильма, много раз приходило желание просто все бросить. Мне хотелось большей открытости со стороны главного героя. Я привык, что перед моей камерой человек рано или поздно выворачивает свою душу.

Но он вел себя как политик, стратег с очень сильным механизмом внутреннего контроля. Будь я его советником, я бы сказал ему, что он должен открыто говорить о том, что происходило в 1990-е годы в России. Ведь если он хочет быть человеком будущего в России, то ему стоит говорить и о прошлом. Он только выиграл бы, если бы он был более открыт.

swissinfo.ch: Когда Ходорковский получил вид на жительство в Швейцарии, в русскоязычной диаспоре ходила шутка, что эта страна вновь становится колыбелью российской революции.

Э.Б.: Да, он приехал сюда ровно через сто лет после Ленина. Но такие шутки его не смешили, он говорил, что после этого Ленин слишком быстро умер. После премьеры в Цюрихе было включение с ним из Лондона, он выглядел энергичным и свежим: думаю, лондонский воздух ему на пользу.

Внешний контент

swissinfo.ch: Как Вам удалось удержаться от искушения выпустить фильм — в том состоянии, в котором он тогда был — в конце 2013 года, когда Михаил Ходорковский вышел из тюрьмы, и на несколько недель информация о нем заполонила все эфиры?

Э.Б.: С тех пор, как я начал работать над фильмом, время то играло на моей стороне, то против меня. Кто выиграл — мы узнаем лет через пять. Мне же хотелось рассказать всю историю, полностью, а не «снимать сливки» на каких-то отдельных эпизодах. Если бы Ходорковский после своего освобождения решил разводить цветочки в своем саду, то фильм, вероятно, и вовсе не увидел бы свет. В этом смысле мне все-таки повезло, что он стал и дальше заниматься общественной деятельностью. Впрочем, я всегда чувствовал в нем эту внутреннюю решимость.

swissinfo.ch: Недавно в Швейцарии проходил референдум, на котором стоял вопрос о роли общественного телевидения SRG SSR и о том, какова роль такого понятия, как общественное благо (service public) в обеспечении общества информацией.

Э.Б.: К понятию service public я всегда относится очень серьезно. Например, финансирование телевидения при помощи специального сбора — это хорошая идея, поскольку тогда общественные СМИ работают не на себя, а на благо общества. У них есть миссия, и она не в том, чтобы нравится публике, а в том, чтобы качественно выполнять свою работу. Нравиться зрителям — этого недостаточно. Нужно быть хроникерами, документировать свое время, критически смотреть на него. Я надеюсь, мои фильмы именно таковы.

swissinfo.ch: Какие у Вас проекты на будущее?

Э.Б.: Я уже сказал Вам о желании проинтервьюировать господина Путина. Как знать, может и получится? Полагаю, что президент Путин представляет себе мир полярным, он уверен, что в нем до сих пор продолжается война между могущественными силами. И если исходить из этого принципа, то все, что он делает, вполне логично и оправдано. Да вот только само это представление в корне неверно!

Поэтому следует оказывать этому принципу мягкое, неагрессивное, но постоянное сопротивление. Конечно, Путин прав в том, что политика США в Афганистане или Ираке была не слишком умной. Но это вовсе не означает, что он сам хорош. На самом деле это просто ужасно, с каким успехом ему удается сейчас проводить подобную политику.

Его правление не бесконечно. Как долго он сможет оставаться президентом? История ведь не на стороне Путина. Если мне доведется встретить его, я скажу ему об этом. Скажу: «Патриотизм — это не решение, полярный мир — тоже. Это „fin de régne“, конец эпохи, которая, впрочем, продлится еще какое-то время». А, как говорится, ночь перед рассветом самая темная.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей