Navigation

Блокчейн и устойчивая цепочка поставок: хайп или спасение?

Компании начинают интегрировать блокчейн-технологии в цепочки поставок с высоким уровнем риска, такие как поставки пальмового масла. Keystone / Dedi Sinuhaji

Эксперимент по использованию блокчейн-технологии в рамках производства пальмового масла стал еще одной попыткой швейцарского гиганта Nestlé обеспечить контроль за своей системой поставок. 

Этот контент был опубликован 09 декабря 2020 года - 07:00

На референдуме 29 ноября 2020 года народ Швейцарии отверг так называемую законодательную инициативу «О корпоративной ответственности глобального бизнеса», причем впервые в этом веке такой результат был получен из-за позиции кантонов (субъектов федерации). Они посчитали, что таскать швейцарские ТНК в суд по каждому пустяку, имевшему место у «поставщика поставщика поставщика», не имеет смысла. Тем не менее это не значит, что вопрос чистоты работы сбытовых и поставочных цепочек потерял свое значение.

Компании и сами уже давно поняли, что дешевле инвестировать в новые мониторинговые системы, чем платить по решениям судов. В этом смысле обращает на себя внимание эксперимент по использованию блокчейн-технологии в рамках производства пальмового масла, проводимый сейчас швейцарским пищевым гигантом Nestlé. Стремление обеспечить полный контроль за своей системой поставок давно уже стоит у него на повестке дня.

В теории в будущем, если вы захотите узнать, где были получены ингредиенты вашего любимого продукта, то всю информацию можно будет получить, просто отсканировав телефоном QR код на упаковке. Но путь к реализации такого рода мониторингового формата простым отнюдь не будет. 

А пока перенесемся за океан. Грузовик останавливается рядом с мексиканской плантацией, чтобы забрать свежие грозди плодов масличной пальмы и доставить их потом на маслобойный завод в 20 км от плантации. Это пальмовое масло будет затем использовано в продуктах питания, производимых и продаваемых Nestlé. В каждую гроздь плодов встроена своя особая RFID-метка. Бортовой датчик регистрирует гроздь после её погрузки на машину и отслеживает весь путь от плантации до перерабатывающего завода, используя спутниковую технологию. 

Все данные, полученные на каждом этапе пути, направляются в штаб-квартиру Nestlé через блокчейн-платформу OpenSC. «Эта технология не позволит грузовику остановиться по пути и забрать плоды с какой-то другой фермы. Она гарантирует поступление на завод плодов только с указанной плантации», — говорит Бенджамен Дюбуа (Benjamin Dubois), ответственный за внедрение блокчейн-технологии в компании Nestlé.

Ставка на технологии

На протяжении последнего десятилетия компания Nestlé активно пытается разрушить связь между ее пальмовым маслом и вырубкой тропического леса, столь сильно и активно критикуемого сетевыми экоактивистами. В наше время «новой этики» нужно быть вдвойне осторожным: Фейсбук и Твиттер способны в момент уничтожить вашу репутацию без суда и следствия. Поди потом докажи, что ты не виноват. 

Внешний контент

Поэтому данная швейцарская транснациональная корпорация давно уже начала закупать экологически чистое сырье, сертифицированную по критериям «Круглого стола по устойчивому производству пальмового масла» (RSPO), начав также контролировать своих поставщиков, используя спутниковый мониторинг.

В свое время Nestlé пообещала свести до нуля корреляцию своего пальмового масла с процессом вырубки тропических лесов уже к 2020 году, но пока, на данный момент, доля пальмового масла, поступающего в распоряжение компании в соответствии с нормативами RSPO, достигает только 70%, при этом на 62% путь пальмового масла можно отследить уже от плантации, а 93% − от завода по переработке до стола потребителя. Эксперимент по использованию блокчейн-технологии при производстве пальмового масла в Мексике стал очередной попыткой Nestlé обеспечить полный контроль над всей своей цепочкой поставок. Впервые компания интерес к технологии блокчейн проявила в 2017 году, став участником цифровой сети поставок IBM Food Trust. 

В 2019 году компания уже использовала блокчейн-технологию для учета и отслеживания цепочек поставок сырья для картофельного пюре Mousline и детской смеси Guigoz во Франции, а год спустя — для дистрибуции кофе бренда Zoégas в Швеции. Теперь с помощью смартфона потребители этих продуктов могут получить доступ к полной информации о фермерских хозяйствах, поставляющих сырье, о времени сбора урожая, об условиях хранения сырья на складах или о маршрутах поставки сырья и продукции. 

В настоящее время Nestlé расширяет сферу применения данной технологии для работы с более сложными видами сырья, таким как пальмовое масло, пользуясь открытыми блокчейн-системами образца платформы OpenSC, созданной австралийским подразделением «Всемирного фонда дикой природы» (WWF) и инвестиционным подразделением компании Boston Consulting Group. 

Платформа OpenSC обеспечивает возможность организации автоматизированного отслеживания путей поставок сырья или готовой продукции, используя средства радиочастотной идентификации (RFID-метки), QR-коды и температурные датчики. Тем самым эта компания уже сейчас на практике реализует концепцию «интернета вещей» — сети физических предметов («вещей»), оснащённых встроенными технологиями для удаленного взаимодействия через интернет друг с другом или с внешней средой. 

С помощью таких технологий информация о продукте станет доступна любому пользователю. В настоящее время Nestlé тестирует блокчейн-платформу OpenSC для пальмового масла из Северной и Южной Америки и для произведенного в Новой Зеландии молока. «Новая платформа пока не получила такого развития, как IBM Food Trust. Она, к тому же, намного сложнее и требует создания новых источников данных», — говорит Бенджамен Дюбуа из компании Nestlé. 

Насколько она защищена?

Кристоф Шмидт (Christoph Schmidt), специалист в области логистики Швейцарской высшей технической школы Цюриха ETHZ, выступает за использование открытых блокчейн-систем, таких как OpenSC, даже несмотря на то, что их внедрение потребует от компаний гораздо больших усилий и затрат. Но при этом он ставит под вопрос степень их защищенности.

«Я думаю, что использование OpenSC — это шаг в правильном направлении, поскольку такая платформа является децентрализованной системой, она не управляется только ограниченным числом компаний. Тем не менее, с точки зрения защиты данных это блокчейн-решение все еще является источником риска для компаний», — говорит он. 

«Самая серьезная проблема использования блокчейн-технологии в системах поставок заключается во взаимодействии с реальной физической средой. В цепочке поставок всегда есть самые разные точки ввода данных, что является слабым звеном блокчейн-решения». Качество информации в рамках такой системы, как OpenSC, зависит от точности введенных данных. Кристоф Шмидт говорит, что в сложных цепочках поставок ввод данных оказывается серьезной проблемой. 

Чем больше точек ввода данных, тем больше риск ошибок, особенно когда этим в спешке занимаются слабо обученные, а то и вообще неграмотные фермеры или сельскохозяйственные рабочие. Процесс ввода данных можно отчасти автоматизировать за счет использования RFID-меток, но при каждом взаимодействии блокчейн-технологии с реальным миром все равно присутствует вероятность совершения ошибки или даже злоупотреблений.

По оценке К. Шмидта, риск таких махинаций и подделок данных возрастает в «бедных странах, где люди отчаянно пытаются зарабатывать деньги. Одним из решений является привлечение для проверки достоверности информации, введенной в систему, независимых нормативно-сертифицирующих органов, таких как Fair Trade или Rainforest Alliance». 

Дисбаланс сил

Использование блокчейн-технологий также создает опасность изоляции поставщиков, пока еще к ней не присоединившихся. А тот, кто уже стал ее участником, может оказаться в зависимости от одной-единственной компании. «Мелких поставщиков часто вынуждают внедрять у себя ИТ-системы, которые они никогда бы не использовали в обычной жизни. Им приходится становиться участниками самых разных блокчейн-систем, что заметно усложняет им жизнь», — говорит К. Шмидт.

Но даже когда поставщики присоединяются к блокчейн-системе, крупные компании-получатели все равно оставляют за собой право решать, какими им данными делиться с общественностью, а какие лучше придержать. Это особенно касается закрытых сетей, таких как IBM Food Trust, которая обеспечивает компаниям больший контроль за тем, кто и что может видеть. 

«Различные режимы доступа, определяющие набор доступных данных и тех, кто, собственно, имеет право с ними ознакомиться, устанавливаются исключительно владельцем данных. А данные, введенные сторонними организациями, часто являются собственностью изначального владельца». Так указано в разделе «Часто задаваемых вопросов» на сайте сети IBM Food Trust. В нашем случае «изначальным владельцем» будет компания Nestlé, которая и оплачивает услуги этой сети.

Кристоф Шмидт считает, что такое положение противоречит самой идее блокчейн-технологии, призванной, в теории, обеспечивать полную информационную прозрачность и свободный обмен данными и информацией между всеми участниками системы. «А пока блокчейн используется тут вовсе не так, как это было задумано», — утверждает эксперт. 

Единые правила для всех?

Специалист в области цифровых стратегий из Цюриха Камалес Ларди (Kamales Lardi), чья компания BloomBloc занималась разработкой блокчейн-решений для мониторинга цепочек поставок пальмового масла из Малайзии, высказывает в этой связи еще одну мысль. Она считает, что задачу разработки и внедрения блокчейн-технологий в конкретных секторах должны взять на себя регулирующие органы, а вовсе не частные компании. 

«Это должно быть решением, доступным для всех, а не только для ограниченного круга избранных компаний», — говорит она. В партнерстве с Малазийским советом производителей пальмового масла (MPOC) Камалес Ларди разработала пилотный проект, который позволяет производителям пальмового масла любого уровня легко перейти на использование блокчейн-технологий. По ее словам, это особенно важно, так как от 30% до 40% производителей пальмового масла в Малайзии являются мелкими собственниками, большинство из которых даже не имеет смартфона. 

Все они рискуют оказаться исключенными из разрабатываемых компаниями блокчейн-решений, в то время как крупные производители пальмового масла будут извлекать для себя дополнительную выгоду за счет более эффективного использования инфраструктуры и ресурсов. «Одни ведь плантации пальмового масла используют сейчас БПЛА (дроны) для мониторинга сбора урожая, а на других нет даже мобильной связи поколения 2G. Вот почему мы сосредоточили свое внимание на работе с регулирующими органами», — говорит К. Ларди. 

По мнению К. Шмидта, такой подход и в самом деле создает потенциал для более широкого внедрения блокчейн-технологий в цепочки поставок стратегических видов сырья. «Я думаю, что для отраслевых регулирующих органов — это шаг в правильном направлении. С его помощью также можно решить проблему привлечения к таким сетям большего числа компаний и поставщиков, поскольку управление блокчейн-системой не будет находиться в руках одной компании», — говорит он. 

Все, включая корпорацию Nestlé, разделяют мнение насчет того, что блокчейн-технология сама по себе не может гарантировать создания устойчивых схем и цепочек поставок. Необходимо сочетать все, что можно: и различные технологии, и работу сертифицирующих органов, и готовность к обеспечению прозрачности цепей поставок самих компаний и производителей. 

А когда речь заходит о необходимости гарантировать потребителю спокойную совесть за счет предоставления ему доказательств того, что производство данного продукта не сопровождалось, например, уничтожением лесов, то непреходящее значение по-прежнему имеют хорошие взаимоотношения с конкретными людьми. По словам К. Шмидта, блокчейн-технология обеспечивает достоверность информации, предоставленной поставщиками, а вот доверие к самим поставщикам с точки зрения честности введенной информации необходимо выстраивать в аналоговом, а не цифровом, мире.

Поделиться этой историей